Красные волки

Размер шрифта: - +

Глава 11

Метель покинул станцию Лотос, продолжив путь к Зеде. После принятия спасительного обезболивающего голова перестала казаться Марку чугунной болванкой, но обилие невеселых мыслей давило на виски и распирало изнутри, создавая угрозу взрыва мозга. Если Вундермахер прав, то он просто олух, а если ошибается… тоже ничего хорошего…

Писк комма тонким сверлом вонзился в мозг. Коммодор. Требует его к себе с докладом о задании. Надо идти, но не хочется. Вернее, очень хочется ее видеть, но невозможно представить, как себя вести с ней. Из-за погруженности в себя, даже не заметил, как оказался перед ее каютой.

Кларк посторонилась, освобождая проход, и он вошел. Карен сидела в кресле спокойная и невозмутимая. Будто и не было ничего никогда, будто она действительно забыла о случившемся, будто она Елена, а не Карен. Будто все, что их вдруг связало с того самого сидения в темноте таинственно испарилось.

Он козырнул и вытянулся по стойке «смирно». Карен безразлично кивнула. Она не предложила ему сесть и не дала команду «вольно» и он остался стоять, проглотив досаду.

– Я прочла доклад о выполнении вашего задания, – голос ее звучал сухо и официально. – Такое впечатление, что отчеты ваше призвание – коротко, емко, последовательно и понятно – хоть бери за образец. Но я хочу знать о том, что в него не вошло.

– Заказчик не хотел, чтобы мы знали о характере груза, и я опустил это в отчете. Но это не осталось от меня в секрете. Груз – четыре криоконтейнера с людьми. Среди них я узнал генерала Жебровски, остальные мне не знакомы.

Карен удивленно хмыкнула, и некоторое время молчала, обдумывая услышанное. Марк старался не смотреть на нее, но все равно украдкой, будто вор, выхватывал то наклон головы, то непослушную прядку на лбу, то закушенную в раздумьях губу. И в памяти была только она – быстрые движения, гладкая кожа, ожог пощечины… Голос Карен вернул его в реальность:

— Это объясняет, почему похитители груза амалькарцы. Жебровски возглавлял их армию в борьбе против сил Альянса. Любой на их месте постарался бы спасти своего главнокомандующего. – Голос Карен смягчился. Она жестом указала ему на кресло напротив себя и Марк подчинился. – Не очень приятное задание вам пришлось выполнять.

Марку пришлось приложить усилия, чтобы вникнуть в суть сказанного.

— А зачем Альянсу так нужна Амалькара? – ему вдруг стало действительно интересно. Он раньше думал, это ему не повезло с родиной, но оказалось, есть те, кому не повезло гораздо больше. И он столкнулся с этими людьми лоб в лоб. И они его удивили. Своим отчаянием и силой духа.

— Ну привет! – Карен удивленно дернула головой, будто не веря в серьезность его вопроса. – Они одни добывают треть всего лирия в нашем секторе. А без него мы будем заперты в своих системах, да и экономика у всех все больше начинает зависеть от него.

— Если у Амалькары столько лирия, почему же они не диктуют всем свои условия? – не понимал он, но очень хотел понять. Карен растерянно посмотрела на Марка и вдруг вспылила:

– Вы отвратительно ориентируетесь в политической обстановке своей родной солнечной системы! Вы жили на Лотосе, Амалькара совсем рядом!

— Когда нет родителей, хочется есть и нужно оплачивать счета, думаешь преимущественно о том, где найти работу, а не о том, кто где кому сопротивляется, – немного резко ответил он и тут же об этом пожалел. Лишнее напоминание себе о том, что он никто и не может быть интересен такой как она.

Карен вдруг печально отвернулась:

— Простите, я забыла, что у всех свои трудности и никому нет дела  до чужих проблем. Вы можете быть свободны.

Марк мысленно себя отругал за невнимательность и за то, что все время выскальзывает из реальности в грезы наяву. Еще никогда с ним такого не случалось. Может, это побочный эффект обезболивающего? Он сильно потер лицо, как будто только что проснулся, чтобы взять себя в руки:

– Но я хочу понять. Иначе не спрашивал бы!

Карен странно на него посмотрела и, кажется, не поверила, но продолжила:

– Официальный рынок лирия в секторе контролируется Альянсом и Амалькаре туда путь закрыт! А черным рынком пользуются в основном пираты, Зеда, наемники – им выгоден дешевый лирий. Одним – чтобы перепродать и заработать на этом, другим – пользоваться им в больших количествах. К тому же Амалькара – это славяне. Слышал: «русские не сдаются»? Вот это про них. Сейчас они сами решают, как могут, конечно, как и куда развиваться. А если они сдадутся, быстро превратятся в сырьевой придаток и решать за них будет Альянс. Который к тому же станет монополистом по добыче лирия в секторе и под его контролем будут практически все межсистемные перемещения.

— Но ведь хейдаганцы и хасканцы тоже много лирия добывают.

— Да, но они в соседнем секторе, и лирий оттуда еще надо довезти, а для этого нужен тот же лирий.

— Я понял,  Амалькара больше теряет от вступления в Альянс, чем приобретает. Но почему они тогда не возьмут в союзники хейдаганцев или хасканцев?

Карен скептически хмыкнула:

– А ни те, ни другие им его не предлагают. А зря! Если бы они взяли Амалькару под свое крылышко, у них был бы союзник в нашем секторе, больше лирия и появилась бы наконец-то хоть какая-то альтернатива Альянсу, но они заняты своими проблемами. Ладно, хватит о политике!  Я так поняла, задание не показалось вам сложным.

— Ну, в общем-то, из-за неопытности амалькарцев мне действительно было легко. Но если бы это были хейдаганцы или зедианцы, я, боюсь, не справился бы.

– В штабе Альянса далеко не дураки сидят. Они прекрасно знают, кто на что способен. Мне вот «везет» – Марк отчетливо услышал кавычки, – на задания сложные скорее в плане морального выбора. Ваше незнание отношений Альянса и Амалькары помогло вам. Мне было бы труднее, у меня не получилось бы отстраниться. Но я дочь своего отца и делаю то, что должна, даже если отчетливо понимаю, что это неправильно, несправедливо или не честно. От меня требуют результата, и никто не спрашивает моего мнения. Ненавижу, когда нужно выбирать между долгом и совестью!



Ирина Швецова

Отредактировано: 27.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги