Кукловод судьбы

Размер шрифта: - +

Глава VI

 

Этим вечером принцесса ушла на кулачные бои, а Серену предоставила самой себе. Когда девочка впервые сопровождала госпожу на жестокие увеселения, ее вырвало. Гретана отколошматила ее до крови – победителю того боя было чему поучиться! – но таскать с собой перестала. Получив передышку от работы, Серена собралась повидать кое-кого из старых знакомцев – "друзей детства",  как иронично выражался мастер Иштри. После смерти мэтра Алеаса – прежнего управляющего принцессы – старый повар единственный среди дворцовой прислуги знал, что Серена росла в общине нищих, шлюх и воров.

Она выбралась из дворца через одну из многочисленных задних дверей – служебных выходов. На разгрузочных площадках весь день толклись повозки несметных поставщиков двора: мясников, зеленщиков, рыбников, кондитеров, бакалейщиков. Еще гончаров и стекольщиков. На нескончаемых дворцовых пирушках билось множество посуды тончайшей работы. Столичные мастера не сидели без дела и без прибылей. Грузчики сновали туда-сюда с тяжелыми ящиками и мешками.

Серена скользила от повозки к повозке, озираясь, нет ли поблизости кого из принцевой своры. Мелкими, стремительными перебежками она добралась до дворцовой ограды, приветливо кивнула стражнику в воротах. Парень кивнул в ответ, сразу узнав ее. Серена не так часто покидала дворец через задний ход, но в дворцовую стражу вербовали людей с абсолютной зрительной памятью. Стражники с первого взгляда запоминали имя и лицо каждого из тысяч обитателей замка.

Попав за ограду дворца, Серена слилась с городской толпой. Рабочий день только что закончился. Мастеровые из цехов, писари, клерки, приходящая прислуга разбредались по домам. То и дело попадались шумные хмельные ватаги, скандирующие короткие рифмованные лозунги. Самым частым был: «Широкоморд и твердолоб, Кулак Гроба загонит в гроб!» Из нехитрой речевки Серена поняла, что сегодняшних бойцов зовут Гроб и Кулак, и ставки на Кулака явно выше. Кровопролитные бои пользовались популярностью и у принцев, и у простолюдин. 

Прислушиваясь к горлопанам, Серена зазевалась и не заметила, как азарт в глазах разгоряченных мужиков сменился испугом. Разудалые болельщики прянули к обочине, вжались в заборы, будто желали срастись с каменными стенами. А Серена промешкала, разбирая слова речевки. Ее хлестнуло незримой волной, швырнуло на обочину, больно стукнуло о каменную мостовую.

- Посторонись! – запоздало выкрикнул кто-то от забора.

Мимо пронеслась черная карета, запряженная тройкой вороных. Карета с пустыми козлами без возницы. Сверкнуло огненное пятно на дверце – герб владельца, голова с зияющим провалом вместо лица. Снизу вверх, от подбородка ко лбу, огненный меч пересекал жуткое зияние. От колдовских чар он пылал самым настоящим пламенем, сияя в сумерках ярче любого сигнального фонаря. То был личный герб Придворного Мага Кэрдана.

Сам временщик никогда не разъезжал в каретах. Поговаривали, он вырастал во дворце из-под земли в клубах серного дыма из преисподней. А жуткие повозки были в служебном ведении Магической Канцелярии. Они курсировали между дворцом, зданием Магической Академии в черте столицы и замком Распет – загородной резиденцией Академии. В Распете  творились лютые зверства. Невинных людей там заживо пытали черным колдучеством в угоду Придворному Магу и его приспешникам. Так поговаривали слуги на кухне, лихорадочным шепотом, когда точно знали, что Кэрдана нет во дворце. Вот этих приспешников, преподавателей Академии да чиновников Магической Канцелярии, и катали черные кареты с огненнолицым гербом

Серене почудилось, что сквозь затемненное стекло ее пронизывает неподвижный ледяной взгляд. Взгляд Черного Человека из кошмарных снов – того, что имел хищное лицо Придворного Мага. Она окаменела, не в силах пошевелиться. Карета промчалась мимо, огненное пятно растворилось в сумерках. Один из болельщиков подбежал к Серене.

- Ушиблась, девонька? Куды ж ты, неторопная, лезла, разве ж не видела повозку магиков?

Серена выдавила невнятное мычание. Дар речи отказал ей.

- Э, да это дуреха! Таких господа магики частенько сшибают на обочину. Бедолажкам мозгов не хватает самим убраться с дороги. Ну иди, дурешка. Не боись, не обидим! На, держи!

Сердобольный мужик кинул ей под ноги пару медяков. Она подобрала их и метнулась прочь, пока болельщики не передумали и не затеяли какую-нибудь позабаву с "дурехой". Пробежав несколько кварталов, она юркнула в нужный проулок.

С виду улица ничем не отличалась от других, разве что подворотен многовато. Из каждой выглядывала девка, размалеванная, голоногая, с выбеленными волосами. У продажных женщин столицы издавна сложилась традиция обесцвечивать волосы. Этакий цеховой обряд. Другие женщины в королевстве никогда не меняли цвета волос, чтобы соседи не подумали, будто они ступили на ту же стезю. Серена скоренько пробегала мимо девок, выглядывая свою знакомую. Шлюхи тоже вперивались в нее взглядом: а вдруг незваная конкурентка?

- Луша! – наконец окликнула она одну из девок.

Та обернулась, рефлекторно втянув голову в плечи. Настороженно присмотрелась и расплылась в улыбке, признав Серену.

- Серенчик! Коими ветрами занесло, малыш?

- Привет, Луша! Вот, хозяева ушли на бои, я и улучила минутку, с тобой повидаться.

- Бои – это здо-о-рово, - протянула проститутка. –  Кулак – вот парень так парень! Он этого Гроба с полпинка сделает. Знать бы, что он меня помнит, пошла бы, примазалась на халяву, чем торчать тут. Все равно сейчас никого не будет.  Карасики, что позажиточнее, давно на боях. А я тут, с этими, - она презрительно дернула плечом. В подворотню напротив завалился задрипаного вида мужичишка. По физиономии Лушиной коллеги было ясно, что "карасик" пытается торговаться. – На мели я, понимаешь. Мне сейчас и такой лучше никакого.  Вернусь, и пожрать не на что. Горт давеча просадил мою заначку на тараканьих бегах. Я ему фонарь под зенкой поставила, а толку-то. Приду вот сейчас без монет, он мне в обратку пару лохмарей выдерет.



Светлана Волкова

Отредактировано: 14.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги