Ледяная княжна

Размер шрифта: - +

пятая

Глава двенадцатая.

 Южно-северное противостояние.

 Мы быстро свернули стоянку, и скоро меряли широкими шагами местные болотные мхи. Как объяснил Отшельник, до темноты нужно добраться до прохода через болота. Через трясину пойдем завтра, тропа сложная, и по темноте там ходить - только смерти искать.

 Я представила черную трясину, терпеливо ждущую свою добычу... Ненавижу болота с их влажным воздухом, хлюпающей жижей под ногами и скрюченными стволами деревьев. Ненавижу, но другого пути нет.

 Была и хорошая новость. Ночевать будем в настоящей землянке. Много лет она исправно служила охотникам, бьющим по осени уток на болотах, теперь послужит и нам.

 Перед тем, как выдвинуться, мы немного поспорили о том, кто за кем идет. Отшельник был категорически против моей беззащитной спины перед глазами южанина, а Хасар, ну, точно дети, требовал соблюдать правило: вассал охраняет своего сюзерена, а вот северян он охранять не нанимался и точка. С небольшим перевесом победили северяне. Первым шел Сойка, за ним Хасар, следом я, а замыкал наш походный порядок Отшельник.

 Я спиной ощущала его взгляд, и на душе было тепло от уверенности, что спину мне прикроют в любом случае.

 К землянке подошли в закатных сиреневых сумерках. Сойка пытался намекнуть на ужин, но Отшельник разрешил только вскипятить чай, да запечь грибы, которые набрали по пути.

 Я так устала, что мысль о сухпайке не казалось такой уж отвратительной. Ноги немилосердно гудели, спина налилась свинцом, хотелось вытянуться, лечь и отрубиться. Без снов, без мыслей, без страхов.

 Но в стылой землянке не оказалось ни дров, ни лапника. Я с тоской оглядела голые доски, закопчённое пятно очага и поплелась наверх за дровами.

 Сойка остался чистить грибы, а мы разбрелись по округе, пытаясь найти сушняк - бесполезное занятие на границе болот. Мне повезло напасть на малинник и набрать пригоршню сладких ягод, да наломать пахучих веток в чай.

 Вот, странное дело, я шла в другую от всех сторону, однако то Отшельник, то Хасар мелькали поблизости, словно и не удалялись никуда.

 - Айрин, нам надо поговорить, - Отшельник возник сбоку, как будто шагнул из пустоты. Я вздрогнула, рассыпала ягоды.

 - Прости, напугал, - северянин бросился собирать убежавшие ягоды. Я присела рядом, искоса взглянула на ледяного. Раньше его красивое лицо казалось мне слишком... слишком красивыми, слишком высокомерным, слишком отдаленным от дел простой княгини, а сейчас я видела перед собой обычного, ну, ладно, весьма симпатичного мужчину, с усталым от забот лицом. И внезапно захотелось дотронуться до его лба, разгладить собравшуюся там морщинку, прогнать печать забот, но я сдержалась. Будь реалисткой Айрин. Кто он, а кто я?

 - Вот, - протянул мне ягоды, и закатное солнце высветило смущенную улыбку на лице северянина. Подозреваю, мне досталось редкое зрелище.

 Где-то в глубине души постепенно зарождалось чувство радостного ожидания. И плевать оно хотело на здравый смысл, на войну и кучу сопутствующих обстоятельств. Ему хватило одного смущенного взгляда, чтобы вылиться в румянец на щеках.

 Мы стояли друг напротив друга, и никто не торопился прервать молчание. Где-то над головой выстукивал бодрую дробь дятел, вдалеке противно скрежетала сойка, недовольная нашим присутствием, лес жил своей жизнью, готовясь к наступлению ночи.

 Красные ягоды. Я взяла одну, рассеянно покатала в руке.

 - Ты о чем-то хотел поговорить?

 - Я беспокоюсь о тебе, Айрин. Ты мне небезразлична.

 Отшельник сделал шаг, превращая расстояние между нами в непозволительную малость. Сердце ускорилось, и мне стало жарко, только пальцы почему-то коченели от холода.

 Подозреваю, о чем бы ни начал говорить Отшельник, я все равно его не услышу. От мысли, что мы рядом, и его рука легко касается пряди волос, внутри все цепенело в сладостном предвкушении.

 - Айринушка, северная моя роза, - шепчет он, и я завороженно смотрю в его глаза. Они темнеют, становятся похожими на предгрозовое небо, и мне немного боязно, совсем чуть-чуть.

 Ягоды падают на землю, нам уже не до них.

 - Ты совсем замерзла, - он качает головой и берет мои ладони в свои. Медленно и нежно растирает каждый пальчик, дышит на них, согревая своим дыханием. А затем... Я смущенно отвожу взгляд. Его губы на моей коже - так неприлично и так волнующе.

 - Моя ледяная красавица, - Отшельник перестает покрывать поцелуями мои руки, наклоняется ко мне... И странным образом исчезает окружающий лес, стихает сойка, становится неважно все, кроме его взгляда, его губ, приближающихся к моим. Я чувствую тяжесть рук на своих плечах, теплоту его дыхания на щеке. От собственной смелости кружится голова.

 - Айри-и-ин, - мое имя стоном слетает с его уст, земля уходит из-под ног, и я задыхаюсь от нахлынувших чувств. Он читает разрешение в моих глазах, и взгляд Отшельника становится сумасшедшим.

 Его руки уже на моей спине и даже чуть ниже, а губы... Ледяной решает начать с волос, спускается, касаясь губами чувствительной кожи за ухом, а затем я вздрагиваю от жадного поцелуя в шею. И объятия становятся слишком настойчивыми, а одна ладонь уже забралась под плащ и сжимает ягодицу.



Ekatery Bo

Отредактировано: 13.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги