Ледяная княжна

Размер шрифта: - +

восьмая

Глава семнадцатая

Героями не рождаются...

 

Небо. Огромное, нереально близкое. Оно бережно обнимало наш самолетик, и мы летели такие крохотные в бесконечной голубизне. Только мы и небо. Небо и мы.

Восторг захлестывал душу. Хотелось вскочить с места, запрыгать от радости и закричать:

- Я лечу-у-у-у!!!

Земля все удалялась, сливаясь в плоские цветные картинки, а облака приближались, распуша над нами свои объемные тела. Холодный ветер дул из щелей, пробираясь под одежду, но я не чувствовала холода. Мне было хорошо.

Сдерживаться больше не было сил, и я повернулась к Хасару:

- Здорово, правда!?

Наемник сидел неестественно прямо, глядя перед собой в одну точку. На темной коже проступила бледность, придавая ей болезненный желтушный вид. Плотно сжатые губы побелели. Руки вцепились в сумку с гранатами, обнимая её, словно она была последней надеждой вернуться на землю, ну, или парашютом.

Хотя парашютов в салоне как раз и не было. Как пояснил Кабасов, нежно поглаживая по крылу самолета, его Ласточка настолько умна и послушна, что сядет даже на пятачок и даже при неработающем двигателе. И в парашютах нет нужды. Я не поверила, но требовать парашют не стала, постеснялась. Да и неприлично было столь откровенно демонстрировать свой страх.

- Здорово, да?! - повторила вопрос, не дождавшись ответа от наемника.

Хасар едва заметно моргнул. Мне стало ясно, что большего от него добиться невозможно, а душе требовалась поддержка, чтобы излить обуревающие её эмоции.

Я отстегнула ремни и, удивляясь собственной наглости, полезла на переднее сидение.

- Красота!- прокричала в ответ на вопросительно-изумленный взгляд летчика и кивнула на приближающееся облако. Летчик понимающе улыбнулся.

- Это еще что! - Крикнул он. - Сейчас нырнем.

И мы нырнули. Яркий свет померк, сменившись тягучей серостью, струйки воды побежали по лобовому стеклу, самолет мелко затрясло. Кажется, сзади послышался стон, но я была в этом не уверена.

- Это облако?

- Оно самое, - довольно улыбнулся Кабасов, радуясь моему изумлению.

То самое белое, воздушное и пушистое имело внутри отвратительно серую и мокрую начинку.

Яркий свет резанул по глазам. Мы вынырнули из серости, оставив позади парящую слякоть.

- Жаль, грозы нет! - наклонившись ко мне, прокричал северянин. - Я бы вам тогда показал настоящую красоту.

Я представила угрожающую мглу клубящихся туч, молнии, вспарывающие темноту, и поняла, что моего смелого восторга на такую красоту точно не хватит. Я не самоубийца.

- Снижаемся, - известил Кабасов через некоторое время.

И точно! Наш самолетик плавно заскользил вниз, почти незаметно, но земля с каждой минутой разбухала в размерах, а облака, наоборот, съеживались. Вот уже можно было различить не только пятна крыш домов, но и сами домики. Мы проскользнули над деревней, наклонившись на крыло, зашли на разворот. Самолет вдруг резко провалился на пару метров вниз, отчего мой желудок так же резко устремился вверх.

Фраза летчика "Воздушная яма, бояться нечего" и мучительный стон Хасара слились воедино. Я пожала плечами. Яма так яма. Не страшнее, чем на качелях.

Скоро под крылом показалось широкое поле, замелькали смешные в своей крохотности человеческие фигурки. Почему-то они махали руками и подбрасывали вверх каски. Неужели так радуются нашему прилету или гранатам, которые мы везем?

Самолет снизился настолько, что оказался вровень с верхушками деревьев. Качнул для порядка крыльями, а затем шасси плавно опустились на землю, и мы запрыгали по полю. Взревел мотор, гася скорость, Ласточка лихо развернулась у кромки леса, прокатилась еще немного и замерла.

Я сидела, привыкая к приземлению. Странное чувство. Вот ты летишь, ощущая пустоту под ногами, и вот ты на земле, а в глазах еще стоит вид разноцветного одеяла далеко внизу.

Хлопнула задняя дверь, а затем послышались не совсем приличные для слуха благородной княжны звуки.

- Укачало вашего друга-то, - посетовал Кабасов, - у нас так: либо веришь небу, либо своему страху. А вы, молодец! - похвалил он, и румянец смущения обжег мои щеки. - Из вас вышел отличный бы летчик, будь вы мужчиной.

Сказал и сам покраснел от собственной смелости.

Мою дверцу рванули, и настоящий гигант в форме пехоты южан восторженно прокричал:

- Ледяная, родненькая вы наша, наконец-то!

От этой фразы, а еще от фанатичного восторга в глазах солдата мне стало не по себе, захотелось забиться куда-нибудь подальше, хоть под сидение.

- Рядовой Пичугин! - послышалось из-за широкой спины. - Отставить самоуправство!

Пичугин мучительно покраснел и сконфуженно пробормотал:

- Так ведь, оно самое-то...



Ekatery Bo

Отредактировано: 13.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги