Ледяной Дракон. Нерушимые узы

Размер шрифта: - +

13 (от 11.05)

*** 
К себе возвращалась с опаской, постоянно оглядываясь через плечо, прислушиваясь к засыпающему замку. На небе давно забрезжил рассвет, а я только-только отделалась от Эрика и его компании охотников. Пообещав специальную вечеринку, горе вербовщик не соврал. Он действительно организовал её и привёл меня в башню, подняться в которую можно было поднявшись по крутой винтовой лестнице. Как здесь водится, даже без намёка на перила. 

На низком столике, в вазах, были расставлены фрукты, в бокалах в бликах свеч, искрилось шампанское, а на двенадцати креслах, полукругом, сидели местные сердцееды. Стоило нам войти, как меня тут же ощупали взглядами на предмет пригодности к должности здешней феи а по совместительству девушки Эрика. Даже Рэн позволил себе похабную улыбочку. А дальше... мне отдавали распоряжения. Ловеласы составили целый список требований в котором чётко указывались на какие мероприятия я могу их звать, а куда можно даже не заикаться. К примеру, на скорой межфакультетской поездке на природу, я должна была не только обеспечить заигравшихся господ лучшими местами на пляже, но и парочке из них представить новых девушек (опять же список требований к новым избранницам — прилагался).

Естественно, подыгрывать обнаглевшим охотникам я не собиралась. Особенно после того как я воочию увидела, как из милых парней на публике, они за закрытыми дверями превратились в избалованных потребителей женских сердец.

Благополучно миновав большую часть коридора, я не успела обрадоваться своей двери, как в груди поселилось чувство страха. Эмоции были приглушёнными, словно по невероятной причине я улавливала чужое настроение, но чёткий отпечаток страха, заставил мой сердце колотиться, а дыхание — стать тяжёлым. Я, осмотрелась и никого не увидев, быстро двинулась вперёд. Что-то происходило. Что-то странное.

Захлопнув за собой дверь, я прислонилась к ней спиной и, прижав руку к груди стала медленно дышать приводя дыхание в норму. 
Вдох-выдох, — сердечный ритм начал замедляться. 
Вдох, — появилась уверенность, что сею секунду мне нужно куда-то бежать. Кто-то ждёт меня.

Выдох, — закрываю глаза. Смутная догадка, что всему виной моя дракониха заставляет злиться.

Вдох. Медленный. Со свистом сквозь зубы. Я давлю в себе желание сорваться с места и через мгновение, меня отпускает. Словно невидимая нить, натянутая струной, рвётся разрывая связь. А потом перед глазами всё начинает плыть. Движения заторможены словно я под водой и ко всему прочему свинцовая усталость разливается по телу.

У меня даже не хватает сил испугаться, когда падая, я едва не цепляю головой угол стола.

***

Освежающая прохлада раннего утра и щебет птиц раздражал Къера, но следуя указаниям ректора, он обходил периметр котлована в поисках пробитых «сеток», оставленных не в меру ретивыми студентами. На прошедшей вечеринке некоторым подвыпившим ученикам показалось забавным пробить защиту. Разумеется, снести щит им не удалось, а вот подпортить его — вполне. Ничего серьёзного, но разве защита не должна быть идеальной? Набросив очередную «заплатку», Къер наблюдая как она растворяется, становясь единым целым со щитом, устало потёр переносицу.

Встреча с Рианой закончилась совсем не так, как он на то рассчитывал. Когда она зашла в кабинет, он сразу подметил неладное, а стоило девочке затрястись от одного его присутствия и вовсе растерялся. Дарлай мог бы списать её реакцию на страх, что учитывая их первую встречу резонно; упёртое желание сдержать себя, свою природу, вот только настоящая злоба в глазах Рианы, которую он кожей почувствовал, рушила все предположения дракона.

Его пара не принимала его. А что может быть хуже для того, кого прежде бесстыдно обманули? Дважды ощутить пьянящее чувство близости родного человека и жестоко обмануться.

Слова Рианы — «я ненавижу тебя, Къер», — прочно засели в голове дракона. В глупую отместку не понимая что творит, с губ Дарлайта сорвались слова о которых он успел пожалеть тысячу раз. Я не жду от тебя прощенья. Глупец!

Несколько месяцев назад, когда Риана неуловимым призраком появлялась в тёмной, бередя его чувства и быстро исчезала, стоило ему появиться на горизонте, Къер воспринял поступок Рианы призывом к действию. Даже мольбой о помощи. Зная о расписке и связи с Палачом, он искренне полагал, что таким образом, Риана просила поймать её. Возможно, у девочки не было шанса в открытую поговорить с ним, вот она и играла в кошки мышки. Дарлайт принял правила.

Дважды он пытался схватить Риану, а в последний, третий раз послал ей цветы. Тюльпаны — олицетворяющее признание вины и желание получить прощение, а также просьбу поверить. Когда Къер узнал, что Риана приняла букет, он был счастлив, ведь впереди появилась надежда — Риана разгадала послание, вот только праздновать победу было рано. 

Позже из подслушанного разговора Дарлайт понял, из-за него Риана лишилась магии. Будь в этом виновен кто-то другой, Къер без раздумий растерзал бы виновника... Вот только судьба и на этот раз посмеялась над ним. Он сам послужил тому причиной. Его девочка лишилась способности магичить. Лишилась, но всё же смогла её вернуть. Храбрая, сильная, но озлобленная девочка, не понимающая, что отпустить её выше сил Къера.



Катерина Зиборова

Отредактировано: 13.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги