Ледяные трущобы

Размер шрифта: - +

8 глава

Глава 8

Враги прошлого и настоящего

 

Жизнь не баловала его. Сначала детдом, потом малолетка, лихие девяностые, в которые он успел сколотить неплохой капитал и даже обзавестись семьей, и новый срок.

Отсидка изменила все. Жена Светлана предала его, уйдя к партнеру по бизнесу и лучшему другу, и двое маленьких детей не были тому преградой. Как выяснилось позже, именно друг Кирилл Белов, больше известный в криминальных кругах как Киря Белый, оказался причастен к его аресту. Он постарался упрятать Сивого как можно подальше и надольше.

Зона не сахар, и ему не раз пришлось отстаивать свою честь среди отъявленных воров и головорезов. Он выстоял, и вскоре ни одно серьезное дело блатной, тюремной жизни не обходилось без него.

Откинувшись, он решил мстить. Года, проведенные за решеткой, не прошли даром: Сивый спланировал все до самых мелочей. Но и бывший друг не был бы Кирей Белым – хитрым, изворотливым подонком, захоронившим не один десяток человек в ближайшей от города лесополосе, – не постарайся он не допустить его освобождения. Однако в то время у Сивого всюду были свои уши и глаза. Он освободился в точно отведенный срок, а исполнителя заказного убийства нашли в камере повешенным на собственном ремне.

Сентиментальность Белого к другу детства, с которым росли в одном детдоме, сыграла на руку Сивому. Возможно, Киря просто испугался убрать его сразу, поэтому упрятал в тюрьму. Опомнился, конечно, потом, но, как известно, поздно.

Сивый нашел их в загородном доме. Киря всегда любил роскошь, но здесь он переплюнул даже самого себя. Гуляя по роскошным и просторным апартаментам многоэтажного особняка, выполненного в стиле средневекового замка, можно было заблудиться. Окружала все это великолепие внушительная ограда, рва только, заполненного водой, тут не хватало. Ворота – под стать всему выше перечисленному, шлагбаум и будка охраны.

Боялся Киря за свою жизнь, врагов у него всегда хватало…

 

Говорят, пред смертью вся жизнь проносится перед глазами. Память прокручивалась как фотопленка, кадр за кадром. Только вот цветных, ярких и солнечных фрагментов не было – одна боль и страдания на черно-белом фоне.

«Неужели это конец? А мне и вспомнить-то нечего?» – мелькнула мысль в мозгу Сивого.

Автоматные пули веером простучали по бетону – и снова мимо цели. Падальщик просто не умел стрелять, и «Калашников» в его уродливых руках был не оружием, а опасной игрушкой.

Тьма и захламленность подвального помещения оставались единственными союзниками бандита. Но вечно прятаться за старой мебелью и убегать просто невозможно.

Встречный удар отбросил Сивого назад. Тот, в кого он врезался на полном ходу, также распластался на полу, звякнуло выбитое из рук оружие.

– Вот су… – Костя Череп, вознамерившийся оповестить всех о своей случайной встрече, получил в челюсть, не успев дотянуться до автомата.

Нога Сивого отправила падальщика в глубокий нокаут, а контрольный выстрел в лоб из приобретенного оружия поставил точку в жизни нелюдя.

На минуту все стихло. Одиночный выстрел Сивого прозвучал последним. Человек и мутанты затаились, прислушиваясь.

– Я буду жрать тебя живьем! – заорал Боча, перейдя к тактике запугивания. – Сантиметр за сантиметром! И уж поверь, боль, что ты испытывал раньше, покажется тебе щекоткой!

Голос Бочи разносился по подвалу, и было понятно, что мутант оставался на своем месте. В то самое время, как его шестерки, прикрываемые звуковым фоном, продолжали искать.

Опасаясь возможности вновь столкнутся лоб в лоб с крадущимся в темноте мутантом, бандит стал продвигаться в сторону разглагольствовавшего Бочкина. Сколько патронов осталось у него в магазине, можно только гадать. И все же само присутствие автомата в руках придавало уверенности. Стрелял Сивый неплохо, всевозможное оружие было частым его спутником еще до войны. Чего не скажешь о мутировавших наркоманах.

Стук сердца, отдающийся в ушах, почти заглушил гневные выкрики жирного монстра. По разбитому лицу струился пот, заливая глаза, мешая смотреть.

Находка за очередным нагромождением хлама едва не заставила Сивого надавить на курок. К счастью, он вовремя совладал с собой, поняв, что монстр мертв. Так вот кто издавал эти странные звуки! Но зачем падальщики держали тварей в клетках?

Животные повымирали в первые месяцы войны. Неизвестный мор (кто к этому причастен, сомнений теперь не возникало) быстро уничтожил домашних животных и птиц. Диких зверей наверняка постигла та же учесть.

Впрочем, находка Сивого могла опровергнуть сей факт. Перед ним лежало странное существо, назвать его собакой не поворачивался язык. Однако больше всего монстр напоминал именно американского стаффа, неестественно крупного, с черной чешуей вместо шерсти. Пасть гигантской псины была открыта, демонстрируя во всей красе гипертрофированные верхние клыки, как у саблезубой кошки.

Животные также подверглись мутации?

Сивый сгреб в охапку подвернувшийся камуфляжный бушлат и еще какие-то грязные тряпки. Оглядываясь по сторонам, быстро натянул на себя все, что смог. Боча как заведенный орал проклятия, успев рассказать несколько рецептов, по которым лично приготовит бандита на ужин. Наркотики затуманили мозг падальщиков. Действуй они на трезвую голову – и Сивому пришлось бы совсем туго. В отбитой же голове бандита пазлы памяти вперемешку с логическими, кусочек за кусочком, собирались в понятную картинку.

Боча был у самого выхода. Сквозняк, тянувший по бетонному полу, говорил о том же. Дверь в подвал прикрывалась плохо, и возле нее маячила грузная, уродливая фигура.

Только бы успеть! Сивый вертел головой на триста шестьдесят градусов, в любой момент ожидая, что его заметят. И не зря.



Дмитрий Королевский

Отредактировано: 16.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги