Ледяные трущобы

Размер шрифта: - +

7 глава

Глава 7

Шанс на свободу

 

В свои четырнадцать лет Никита Бочкин, или попросту Боча, уже плотно сидел на героине. Крестным отцом, приведшим мальчика в жизнь наркомана, стал старший брат, всю свою сознательную жизнь мотавшийся по тюрьмам. Родителям было не до него, они пили и скончались, когда Никите исполнилось шестнадцать. Сгорели в собственной квартире. В то время как старший брат Александр Бочкин отбывал свой очередной срок.

Никита остался один. Смерть родных его не волновала. В сожженную дотла квартиру он больше не вернулся. А родителей похоронили власти. К тому времени он уже научился выживать сам, и не просто выживать, а находить деньги на очередную дозу. Однако образ жизни, который он вел, не мог продолжаться вечно. Скоро за ним пришли. Разбойное нападение, нанесение тяжких увечий, порча чужого имущества – самое безобидное, что смог доказать суд, упрятав его за решетку на шесть лет.

– Ну и зачем мне все это? – лениво поинтересовался Сивый, не предотвращая попытки ослабить веревку, связавшую руки. – Ты думаешь, выслушав твою биографию, я проникнусь к тебе добрыми чувствами? Твоя плаксивая история не более трагична, чем моя собственная. Зачем тебе еда, которая тебя жалеет?

– Я думал, тебе будет интересно, как я таким стал? – Боча облизнул острые зубы.

– Пока еще не вижу ничего общего между твоим детством и твоей нынешней внешностью.

– А ты не спеши, а то успеешь! – оскалился мутант и, обернувшись назад, рявкнул. – Сява, мать твою, ты долго будешь испытывать мое терпение!

– Бегу, бегу! – ответил услужливый скрипучий голосок.

Из-за нагромождения старых шкафов, каких-то столов, заваленных упаковками лекарственных средств, вынырнул еще один представитель падальщиков. Худая, сутулая фигура, одежды на мутанте почти не было, несмотря на холод. Большую часть тощего тела покрывала чешуя, на остатках человеческой кожи кровоточили язвы и гнойники. В руке Сявы был шприц.

– Вкалывай, – несколько смягчив тон, произнес Боча, подставив шею для укола.

Сява, постоянно получавший нагоняй от босса, больше не медлил. Было удивительно, как ему удалось ввести препарат практически в неосвещенном помещении, отыскав на чешуйчатой шее вену.

– А мне? А нам? – почти жалостливо заголосили братья Черепановы, все это время крутившиеся рядом, ненадолго отлучаясь по каким-то делам.

После того как каждый из наркоманов, осчастливленный дозой, успокоился, Боча снова принялся за рассказ.

Наркотик дезоморфин, в простонародье называемый «крокодилом», стал новой ступенькой вниз в жизни Никиты Бочкина, когда он освободился. Дешевый, доступный и невероятно смертоносный. Наркоман со стажем, Боча быстро попал в его сети. Но как выяснилось позже, за легко добытое удовольствие пришлось-таки платить – платить тем, чего у него так мало осталось – здоровьем.

Когда началась война, достать нужные компоненты для изготовления препарата стало еще проще.

В творившемся в стране хаосе люди убивали друг друга, громили магазины и продовольственные склады. Аптеки также оставались в приоритете и сразу же стали объектом первой необходимости не только добропорядочных граждан, но и наркоманов, изготавливающих наркотик кустарным способом из определенных лекарственных средств.

– «Крокодил» жрал меня с каждым днем, – рассказывал чешуйчатый мутант Боча. – Многие из моих корешей по притону подохли на моих глазах, буквально сгнив заживо. Кому-то повезло больше, и они обрели вторую жизнь после смерти, стали зомбоками…

– Да уж, повезло так повезло, – искренне изумился Сивый и, превозмогая боль, высвободил из неумелых пут правую руку. – Это ж какую надо жизнь прожить, чтобы радоваться перспективе стать живым мертвецом?

– Тебе не понять, – спокойно отрезал жирный монстр. – Ты не был на дне, где мне удалось побывать…

– Да уж куда нам понять! А кто ж тебя на это дно загнал, не ты ли сам, Боча?

Сивый тянул время, вступив с захватчиком в легкую словесную перепалку.

– Да, я был там, но теперь все изменилось, паря, ты зря петушишься, у тебя нет шансов! А у меня… у нас он появился! И благодаря кому или чему, спросишь ты?

– Уволь меня от своих загадок, – сгримасничал бандит. – Как видишь, я не в том положении и расположении духа, чтобы разгадывать твои стремные ребусы!

Руки свободны. Но что делать дальше? Он слишком слаб для конкретных действий. Голова кружится, и его постоянно тошнит. А дальнейший рассказ Бочи только усиливал его мучения.

– Короче, начавшаяся зима в конец доконала нас. Запасы лекарств иссякли, а делать вылазки на поиски не было сил и возможности. Мы пухли от голода и корежились в ломках, скрываясь в подвале – притоне, который существовал еще до войны. Не знаю, сколько бы мы еще протянули, если бы не одна маленькая, но пронырливая тварь. Это был детеныш, крохотный такой по сравнению с взрослой особью, длинной, не больше сорока сантиметров. Змееныш, покрытый густой белой шерстью. Ему удалось проникнуть в подвал, и эта тварь сразу же начала действовать! – мутант увлекся своей историей, его же товарищи и, судя по всему, подчиненные, предпочитали не вмешиваться. – Он набросился на Джона, бедолага совсем не ходил, был парализован и доживал свои дни. Тут-то мы его и услышали. Змея шипела и извивалась, высунувшись из рваной раны на животе своей жертвы, белая шерсть на ней окрасилась в красное. Увидев все это, я впервые за много лет ощутил желание жить!

От того, что Боча поведал дальше, мучившегося от тошноты Сивого замутило с еще большей силой. Забитого обрезками железных труб инопланетного мутанта решено было съесть. Столь гениальная мысль, озвученная устами голодного Никиты Бочкина, пришлась по вкусу не всем. Однако это его не остановило. Наспех освежевав покрытую шерстью змею, не особо заморачиваясь с приготовлением из сего какого-либо блюда, наркоман принялся за трапезу.



Дмитрий Королевский

Отредактировано: 16.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги