Лето химер

Размер шрифта: - +

III. Мир дня и ночи

 Я шел по узкому канату, куда-то вперед и боясь оступиться. Не видно было начала и конца моего пути, только крепкая, хорошо натянутая веревка, стала мне опорой. Все, что я помню, это лишь то, что было темно, но небольшое сияние, словно от старого проектора, освещало немного, мое путешествие в неизвестное. Я шел аккуратно, разведя руки в стороны, стараясь удержать равновесие. Это было похоже, на какое-то цирковое представление, слышно как кто-то аплодировал глубоко внизу, хлопая громко в ладоши.

 Идя по канату, я не смотрел никуда, кроме как вперед. Я с детства боялся высоты и старался не думать о том, что могу в любой момент, сорваться и упасть.

 Я услышал, как кто-то, начал смеяться и этот смех, стал перерастать в злобный хохот, с громкостью в сотни голосов. Это сбивало меня и мешало сконцентрироваться. Шум заложил мои уши, я сделал шаг и оступился, веревка задрожала и тут же затряслась. Упав вниз, я долго летел, опять в ту же пустоту, куда и шел.

 И вдруг, перед моими глазами, оказался странный портал, с черно-белыми кольцами, заполнявшими его и переливающимися из одного в другое. Я, зажмурив глаза, закрыл их руками.

 

 - Саша, проснись. – сказал кто-то, осторожно тряся меня за плечо.

 Открыв глаза, я увидел, что это была моя мать. Видимо они вернулись раньше, чем написано было в заметке на холодильнике.

 - Да. Что такое мам? – спросил я ее. – Почему вы приехали раньше?

 Мать отошла от моей кровати и сказала, что так получилось. Я попробовал снова уснуть, но не вышло. У меня так всегда, если уже проснусь один раз, то потом, мне очень трудно бывает заснуть. Иногда наступает бессонница, когда паршивое настроение и я убиваю его, а точнее добиваю, грустным-прегрустным фильмом.

 Родители приехали в десять утра и начали шуметь, перебирая какие-то вещи из шкафа в гостиной. Я вышел из своей комнаты и увидел, что они достали коробки, перевязанные изолентой. Это были вещи отца.

 - Что случилось? – спросил я, смотря на эти коробки.

 Мать с печальным лицом села на стул, стоящий возле шифоньера.

 - Что вы делаете? – продолжил я расспрашивать их.

 - Я уезжаю Саш. – сказал отец достав пустую коробку и начиная складывать свою одежду из тумбочки.

 - А что произошло? – удивился я.

 Он, сложив вещи, начал молча расставлять коробки. Мать ушла на кухню. Я подошел к отцу и спросил:

 – Ты надолго?

 - Я не знаю когда приеду и поэтому ты здесь за старшего, можно сказать, теперь глава семьи. – ответил чуть радостно отец и взяв одну коробку, понес ее в подъезд.

 У него был очень безразличный вид и он даже не посмотрел на меня.

 Я прошел на кухню к матери и увидел, что она сидела и тихо плакала, а заметив меня, вытерла слезы рукавом.

 - Вы разводитесь? – спросил намеренно я у нее. – Я уже не маленький и все прекрасно понимаю. Хотя бы объясни из-за чего, а то отец, наверное не скажет.

 

 Вот она, любовь и семья. Я никогда не понимал, почему люди постоянно твердят друг другу, что будут вместе всегда, что их никогда, ни чем не разлучить. Любовь спонтанна и найти ее в чистом виде невозможно. Меня раздражает, как люди могут кидаться словами о любви. Они используют ее в своих целях и не знают ее значения. Лучше быть одному и любить только себя, потому что себя, я никогда не разлюблю и не предам, это точно.

 А настоящей любви одного человека к другому, в природе нет, есть период страсти, спутанной с влечением.

 

 - Не знаю Саша. – ответила мать. – У нас просто небольшие разногласия с твоим отцом и сейчас, нам лучше пожить с ним раздельно, какое-то время.

 Зря я видимо думал, что у меня в семье все хорошо. Родители такие лицемеры, но хотя, я наверное ничем не лучше, ведь я почти не говорю им, что серьезно думаю об их мнении.

 - …Понятно. – ответил я и посмотрел в прихожую, услышав, как отец открыл дверь.

 Он прошел и так же, не заметив меня, выносил остальные коробки, одну за другой. От него излучалась подавленность и безразличие.

 Это было очень неожиданно, но все когда-нибудь кончается. Я не был уверен, что это временно и они помирятся, решат свои проблемы в их взаимоотношениях.

 Отец, вынеся все коробки и положив их в свою машину, попрощался со мной, обещая мне иногда, в свободное время звонить.

 В детстве, мне он казался, намного ответственнее и заботливее, чем сейчас, я не знаю почему он себя так ведет, хотя наверное, это все из-за того дня, скорее всего, причина в этом.

 Отец ушел, я закрыл за ним дверь. Вот и все, теперь неизвестно, когда он вернется и вернется ли вообще.

 Мне стало еще более одиноко, чем прежде. Я опять что-то потерял, но это не зависело от моего решения. Все будто становилось хуже и хуже, катилось одной, сплошной черной полосой. Словно кто-то, отрезает мне палец за пальцем, пока не оставит меня совершенно беспомощным, не способным сделать что-либо.

 Полное дерьмо, я в бочке с ним и вылезти не получается. Может мне просто не хватает сил, или я хочу и дальше, плавать в ней, по собственному желанию. Качусь по вертикали, потом по горизонтали, то вверх, то вниз. Небо сверху, земля внизу, все стандартно, только я посередине.

 

 - Будешь кушать Саш? – спросила меня мать, поставив кастрюлю на плиту.

 Я сидел за кухонным столом, упершись спиной к стене. В квартире стало как-то пусто, хотя отца в принципе, часто не было дома, но сейчас, все превратилось в одинокое, печальное помещение.

 - Да. – ответил я ей. – Ладно, скажешь мне, как будет все готово. Я к себе в комнату. Ко мне не заходить.



Кирилл Пожарский

Отредактировано: 23.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги
  • Подростковая проза Навсегда? Аннета Феникс
    Бесплатно