Летописец. Книга 1. Игра на эшафоте

Размер шрифта: - +

Глава 18. На развилке

Рик нетерпеливо оглядывался, ожидая погони. В ночной темноте он ничего не разглядел, но стук копыт ночью не спрячешь. После бешеной скачки лошади перешли на шаг, и в голову полезли воспоминания об отце с окровавленной головой. Жив он или нет? Правильно ли Рик поступил, когда сбежал, оставив его лежать там? Не лучше ли вернуться? Но тогда его самого арестуют, и отцу он не поможет. Алекс, вернувшись после заседания трибунала, рассказал об обвинениях и велел никуда не уходить, а утром сказал, что Рик должен уехать. Но Рик не мог уехать — он хотел увидеть королеву напоследок. Он пришёл на площадь, где издали заметил отца в знакомом старом синем плаще.

Отец! Рука стиснула рукоять меча, и Рик вынул его из ножен. Плавно сужающийся к острию широкий четырёхгранный клинок был чуть короче двух с половиной футов, но им можно и рубить, и колоть. У изогнутой крестовины отсутствовала защита для пальцев, а короткая рукоять не позволяла удерживать меч двумя руками, но Рик привык к нему и не хотел менять. Этот меч четыре года назад сделал Ратим, подмастерье тенгротского кузнеца-оружейника, на спор с учителем, который выставил на суд свой меч. Рик выступил судьёй спора, и Ратим пообещал отдать меч Рику, если тот присудит победу ему. Рик мечтал о мече, но отец держал его подальше от оружия, и вот у него появился такой шанс! Он будет тренироваться, станет воином! Ради такого можно присудить победу ученику, даже если меч учителя лучше. На виду у всей деревни Рик помахал обоими мечами под насмешки и ободряющие крики деревенских и с лёгким сердцем объявил победителем Ратима. Он ушёл домой с мечом в руке, а вечером в их усадьбу пришёл Ратим с синяком под глазом и сказал, что кузнец решил уйти из Тенгрота, а деревенские пригрозили выгнать Ратима, если это случится. Млад был на все руки мастер, его изделия расходились далеко за пределами Тенгрота, а заказы на оружие шли из Нортхеда. Парень плакал и просил вернуть меч, чтобы никто не доказал подкуп. Рик хотел отдать меч, но Ноэль велел Рику самому решить проблему, а не перекладывать на других. Рик проклинал себя за то, что ввязался в это дело, а отец взял Ратима за шкирку и выставил за дверь.

— Мне часто приходится судить споры, Райгард, — хмуро сказал Ноэль. — Как ты думаешь, я сужу по чести или за взятки?

— По чести, — Рик и мысли не допускал, что отец мог судить несправедливо.

— Рано или поздно тебе придётся занять моё место. Ответь мне, пожалуйста, захотят люди приходить со спорами к тебе, если будут знать, что твоё решение зависит от взятки? Или ты именно так собираешься управлять поместьем?

Рик смолчал.

— Как ты думаешь, тебе предложат ещё раз судить чей-то спор после сегодняшнего?

Рик облизал губы, но честно покачал головой, вспомнив глаза кузнеца. Родители когда-то прозвали его Младший, а попросту Млад, потому что он был самым младшим из восемнадцати детей. Взгляд огромного сорокалетнего силача с железными мышцами и без единого волоса на голове в тот день напоминал маленького ребёнка, у которого отобрали кусок сладкого пирога. Рик стиснул рукоять уже ненужного меча, едва сдерживая слёзы.

— Скажи мне, если Млад уйдёт, Ратима выгонят, кто будет работать в кузнице?

— Они не уйдут! — запротестовал Рик.

— Не уйдут, если у тебя хватит смелости сделать то, что необходимо.

— Что?

— Подумай, сынок. — Ноэль вернулся к счетам, делая вид, что изучает цифры, а Рик застыл посреди комнаты с мечом в руке.

— Я попрошу его не уходить, скажу, что ошибся, — Рик с надеждой посмотрел на отца. — Так правильно?

— Пожалуйста, не спрашивай меня об этом, иди и попроси.

Рик нехотя отправился в деревню. Млад и впрямь собирался в путь, шумно бросая пожитки на повозку. Его упрашивали и бабы, и мужики, и даже Ратим, но Млад упрямо нагружал повозку, не глядя по сторонам.

— Млад, не уходи! — Рик подошёл к нему и вдруг понял, что не может сказать то, что собирался. Он не ошибся, он соврал, и Млад это знает. Они все знают — он видел это по их лицам.

— Я... — слова застряли в горле, но когда Млад всё-таки посмотрел на него, Рик покраснел и выдавил: — Это я виноват. Прости, я не хотел тебя обидеть, я не подумал, накажи меня, но не уходи... — Он всё-таки разревелся.

— Я чай не судья, чтоб господ судить, — отрезал Млад.

— Ты простишь меня?

Млад перестал грузить вещи и посмотрел вдаль. Рик оглянулся и увидел Ноэля. Тот стоял без шляпы, держа руки за спиной и не пытаясь вмешаться.

— Вы судили меня перед всей деревней, так пущай люди решают, заслуживаете ли вы прощения.

Рик растерянно огляделся, заметив несколько сочувственных взглядов.

— Да ладно тебе, Млад, хватит придуриваться!

— Ну сдурил пацан, так ты ж взрослый, чего дуешься? Мы ж не виноваты? Нас-то пошто наказываешь?

Млад набычился:

— Поклянись, что никогда не будешь судить ради выгоды.

— Клянусь! — охотно сказал Рик, но подумал, что этого мало, и добавил: — Мой суд всегда будет по совести и чести, а не ради выгоды или мести. — Он воткнул меч в землю.

— Так тому и быть, — Млад улыбнулся. Рик облегчённо вздохнул, и тут отец подошёл, выдернул меч из земли и повертел в руках.

— Сколько ты за него хочешь? — спросил он у Ратима.

Тот замотал головой.

— Ничего! Моя работа принадлежит моему учителю! — Он умоляюще посмотрел на Млада.

— А ты сколько возьмёшь? — спросил кузнеца Ноэль.

— Да ну его. Я лучше свой продам, а этот в руки не возьму.

— Тогда возьми Райгарда, пусть он отработает его цену, а потом пусть носит его, если пожелает.



Юлия Ефимова

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги