Летописец. Книга 1. Игра на эшафоте

Размер шрифта: - +

Глава 21. На пороге войны

— Что пишешь? — Вытирая пот с лица, усталый Рик подошёл к Мае, сидевшей за столом у окна. На ходу сняв потрёпанный камзол, он швырнул его в кресло, схватил кувшин холодной родниковой воды и с наслаждением выпил. С улицы под окном доносились крики и звон стали — тренировка ещё не окончилась.

Мая прикрыла рукой страницы дневника, но быстро расслабилась.

— Пишу о том, что вижу, о людях, о событиях... Пытаюсь разобраться.

— Можно посмотреть?

— Нет, это пустяки, — Мая скосила глаза на дневник, потом немного смущённо посмотрела на Рика. — Я просто стараюсь восстановить память.

— Разве она не вернулась? Ты говорила...

— Я многое вспомнила, но не всё. Иногда такое чувство, что я во тьме и надо пройти ещё чуть-чуть... Когда я пишу, это чуть-чуть уменьшается. Господин барон вернулся?

— Нет пока, — Георг уехал в своё поместье, где сейчас хозяйничал Гордей Иглсуд, пятнадцатилетний брат Михаэля. Айварих давно обещал Иглсудам немалые земли в придачу к баронскому титулу, и вот передал им поместья Георга после конфискации. Старый Проспер Иглсуд, отец Михаэля, остался в Нортхеде, и барон Ворнхолм решил, что самое время нанести визит новоявленному владельцу. С собой он прихватил людей Валера Мэйдингора в полном вооружении. Конечно, Георг не собирался захватывать земли, но он нуждался в людях. Не всё же у Валера просить. Барон был уверен, что на его землях хватит желающих вернуться на его службу.

Рика с собой он не взял, но пообещал отдать ему Рудокопов — как в шутку прозвали обученных и вооружённых Валером солдат, — если Рик обучит равное им количество оголодавших воров, разбойников, дезертиров, скоморохов, музыкантов, святых отцов-эктариан, алкашей, обнищавших зарианцев и многих других, кто искал хоть какого-то порядка, укрытия и еды накануне грядущей зимы.

С помощью трёх сотен Рудокопов, а также советов и проводников Валера, им удалось взять Вышетос — старый форпост горцев на реке Даугаса, отделявшей горные массивы от лесистых равнин. Узкими тропами они прошли по Серебряным горам на юг и ударили по сонному городку, обитатели которого не удосужились поставить надлежащую охрану у ворот. Собственно, крепость давно не действовала, и стена почти разрушилась. Горцы здесь не жили, жителей было мало, но удачно выстроенная в древности крепость позволяла отбивать атаки и при случае отойти в горы.

Горожане таращились на них, но вражды не проявляли. Они ещё не поняли, что в стране началась гражданская война. Георг выставил дозоры, поставил охрану у моста через реку и приказал начать работы по восстановлению крепости, снарядив для этой цели сотню горожан. Недовольным солдаты быстро заткнули рот, казнив троих, попытавшихся сбежать. Местный староста пообещал довести до горожан, что об охоте — ею жило почти всё население — пока придётся забыть. Георг надеялся сохранить лагерь в тайне хотя бы ненадолго.

Вокруг Вышетоса поселений не было: с севера и востока высились горы, а за рекой начинались леса, богатые пушным зверем, оленями и кабанами. Пушнину веками обрабатывали и продавали как местным аристократам, так и за границу. Поскольку город был невелик, новоприбывшие разместились в лагере за рекой, чуть ли не среди деревьев, оставив в городе постоянный гарнизон. По крайней мере, с дровами и едой проблем не возникало. Леса, уходящие на север до Иштирии, принадлежали казне, а в пятидесяти милях к югу находились родовые земли Ворнхолмов. Также в пятидесяти милях, но к западу, находился Соуборт — через него проходила прямая дорога, соединявшая север и юг страны и позволявшая перекрыть доступ товарам из Нугарда в Нортхед. Игер отправился выяснять, какова там обстановка — этот город был настоящей целью Георга.

Рику поручили обучать новобранцев искусству стрельбы из лука и боя на мечах. Дело шло из рук вон плохо, люди матерились, плевались, задирали друг друга и даже развлекались, но Рик, вытирая пот, и не думал стонать. Такую охоту у него напрочь отбил Игер Яйцо, руководивший небольшим отрядом бывших стражников. Как-то в очередной раз после того, как Рик заявил, что хочет настоящего дела, а не мышиной возни, Игер ухмыльнулся, свистнул так, что у всех заложило уши, и объявил:

— Его милость Райгард Сиверс хочет взять Соуборт с наскока. Идите с ним и добудьте ему победу! Прямо сейчас!

Все загоготали, а Рик набычился. С этими «солдатами» отправляться куда-либо было верным самоубийством. Так он и сказал Игеру, который уже не смеялся:

— Ещё недавно и я бы с тобой никуда не пошёл. Писка детского мне не хватало! Это в пелёнки какать да девку трахать само получается, а на войне всё по-другому. Хочешь жить — учись убивать или убьют тебя! Ты вот сразу этому обучился? Готов заложить второе яйцо, только после того, как тебя погоняли как следует да десять потов согнали. Всему свой срок, пацан. Иль думаешь, тебе Айварих армию подарит? — Смех усилился, и Рик покраснел. — Ну, может и подарит, чтобы закопать нас под сосенками, потому как супротив него мы не соперники, солдат у нас раз, два и обчёлся, — Игер мотнул головой в сторону бывших сослуживцев Рика. Рик посмотрел на них: эти люди умели воевать, а Яна Горна сам же Рик научил кое-каким приёмам. Он многих обучил в казарме, как раньше Дим обучил его самого. Рик задумался. Игер это заметил и прекратил издеваться, понизив голос:

— Никто не сделает для нас того, чего мы не готовы сделать сами! Барон с помощью грёбаной дипломатии затащит себе в постель змей, то бишь союзников, а твоё дело — дать ему армию, чтоб союзники не отравили его ядом, а уважили наши интересы и раскошелились как следует. Армия не падает с неба, её надо создавать. Даже из отребья, на которое в мирное время ты и не глянешь. Воры, убийцы, эктариане, зарианцы и прочие сукины дети пойдут за тобой, если ты научишь их, как отобрать у врагов деньги и баб. Им похрен, кто правит страной, лишь бы их не трогали да на пожрать хватало! Пока они на твоей стороне, используй это! Поделись с ними знаниями, и через пару месяцев они пойдут за тобой хоть к Селевруну. Тьфу ты, в ад.



Юлия Ефимова

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги