Любимая воина и источник силы

Размер шрифта: - +

Онихэктомия. Часть1. Глава 10

Глава 10

Верд

Я увесистыми ментальными пинками загнал волка в маленькую конуру, и это причиняло боль нам обоим, но я обязан его наказать. Его или себя? Неважно. По сути это одно и то же, тем более, что мы оба заслужили хорошей трёпки. Опустив мощный засов на маленькой дверце, развернулся, возвращаясь в реальность. По виску противно щекоча стекала капелька пота.

– Порядок, – выдохнул я и устало опустился на кровать понурив раскалывающуюся голову.

Ханимус Торринс Каррэ, ректор Академии Великой Матери приподнял пальцем мой подбородок, тревожно всматриваясь мне в глаза, силясь понять, кто сейчас у руля.

– Что теперь прикажешь мне делать? – он, мягко говоря, был недоволен.

Я чувствовал, что ректор едва сдерживается, чтобы не обрушить на меня добрую ментальную оплеуху, и даже втайне мечтал о ней, может тогда немного утихнет это чувство вины? Удостоился же лишь ледяного тона.

– Лорд Яррант нынешним утром устроил мне выволочку, будто студенту не выучившему уроки. А после того, что ты сейчас вытворил, чую, меня публично казнят. Что насчёт тебя? Подозреваю, тут даже родовое имя не поможет, когда Сатему станет обо всём известно. Я тебе за все благодарен и, конечно, попытаюсь убедить Оэльрио быть помягче в выражениях, когда она станет говорить с отцом, хотя лично мне претит подобная мысль. Возможно, Сатем ограничит твоё наказание изгнанием, но я бы сильно на это не надеялся.

– Эта девушка дочь советника Ярранта? Теневого мага? – сказать, что я был удивлён, это ничего не сказать: «Н-да, если Верду Аллакири не везёт, то по-крупному...»

– Именно! Та самая легендарная Оэльрио, о которой время от времени бродили разные слухи. Сатем сам не свой, когда дело касается дочери. А она – невинное дитя, между прочим. Сегодня я имел возможность многое о ней узнать, пока снимал наложенный Пицелиусом блок. Пришлось прибегнуть к единению сознаний. – ректор опустился рядом и устало отёр руками разом постаревшее лицо. – В её жизни до вчерашнего дня не было страшнее потрясения, чем поход к женскому хм... доктору. А тут за сутки её едва не убили, а потом подвергли насилию.

– Великая мать! Так это все на самом деле, мне не приснилось? Это не извращённые желания моего зверя? – кажется только сейчас до меня стало доходить.

Ректор вздохнул и покачал головой.

– Нет, Верд. Я, как никто другой, хотел бы, чтобы так все и было. Но нет. Ты делал это на самом деле. – Ханимус с усилием поднялся и двинулся выходу, казалось на его плечи давит неподъемный груз. У дверей ректор остановился и обернулся, взявшись за ручку: – Верд, прими, наконец, своего зверя. Пока ты не можешь этого сделать, ты опасен. Мне жаль, но я должен в первую очередь думать о студентах...

– Я все понимаю. Простите, – безропотно согласился я, поднимаясь на ноги. – Завтра же подам рапорт, в котором отражу все что сделал, и попрошу прислать замену.

– Не у меня тебе надо просить прощения… Эй!

Я его уже не слышал, быстро шагая по коридору к выходу из ветви. Я должен извиниться и все объяснить. Надеюсь, эта девушка… Оэльрио… Какое мелодичное у неё имя, такие одно время были в моде. Так вот, надеюсь, она сможет простить...

Так хреново мне давно не бывало. Пожалуй, последний раз во время той памятной ссоры с отцом. Вот и сейчас мой зверь выбрал момент, когда я особенно уязвим и перехватил контроль, да ещё так, что я этого даже не заметил.

Оэльрио…

Перед глазами встало испуганное личико из видения. Все к одному, теперь понимаю, что именно она мне приснилась. Её я спас вчера. Каждая чёрточка лица будто врезалась в память. Белая кожа, оттенённая каштановыми прядями волос. Огромные бирюзовые глаза, в которых плещется страх. Но во сне зверь не желал её напугать, отчего же наяву он об этом совсем не заботился?

Он никогда так ни с кем не поступал.

Я никогда так ни с кем не поступал…

Сознание короткими вспышками услужливо подсовывало каждое мгновение, каждое ощущение, каждый звук...

Куда она пошла, для меня не стало загадкой. Я шёл по запаху, который теперь никогда не забуду, и оказался этажом ниже, в ветви расположенной как раз под моей – немудрено перепутать. Здесь также разливало лучи вечернее солнце. Как и раньше, повсюду земляника, запах которой успешно перебивал все остальные. Я усмехнулся – на меня эти девичьи уловки давно не действуют. Отчего-то запах этой круглогодично плодоносящей усилиями друидок ягоды сбивает с толку обоняние оборотников. Не угадаешь за какой дверью твоя избранница: «Тьфу! О чём я? Верд Аллакири, да у тебя ностальгия не вовремя проснулась?».

Я безошибочно остановился под дверью в середине коридора. Какое совпадение, прямо под моей комнатой…

Изнутри повеяло страхом и, если поднапрячься, то несложно было бы расслышать, о чём идёт речь. Внезапно я осознал, что стою здесь в неподобающем виде. Да уж! Пришёл извиниться… Надо было хоть рубашку какую накинуть. Девочка подумает, что я её преследую. Да и где гарантии, что зверь снова меня не обманет?



Любовь Черникова

Отредактировано: 14.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги