Любимая воина и источник силы

Размер шрифта: - +

Онихэктомия. Часть1. Глава 26

 Глава 26

Льяра

Очнулась я на большой широкой кровати, понимая, что это точно не лазарет. Приподнявшись на локтях, огляделась. Комната общежития, похожая на нашу судя по расположению зашторенного окна, подле которого разместился маленький стол. Кровать – одна штука. Такой же шкаф. Что-то выбивалось из интерьера, привлекая внимание своей чужеродностью. А именно торчащая из этого шкафа задница. Задница, почувствовала моё движение и выпрямилась. Точнее, выпрямился её владелец.

Соображалось, к слову, мне не очень. Да и вообще состояние было странное, все в каком-то тумане. Но, к счастью, в голове прояснялось быстро, и я осознала, что бесстыдно разглядываю прежнюю картинку.

Ну как прежнюю? Та же фигура, вид сзади. Знакомая татуировка на шее, коротко стриженные тёмные волосы. Разворот могучих плеч, спина, и снова задница… Остановившись на упругих даже на вид ягодицах, я шумно вдохнула воздух. Оказывается, забыла, что дышать тоже надо. Понимание всей пикантности ситуации стало для меня ещё одним ударом.

Великая Мать! Это же я в комнате у Верда Аллакири!

А передо мной во всей красе, собственно, хозяин помещения. Спокойно без суеты он протянул руку и взял со спинки стула знакомые мне уже штаны от пижамы, надел, и только тогда повернулся. Сразу стало как-то полегче, хотя я всё равно залилась краской. Ещё не до конца забылся тот жуткий вечер, когда он, обезумев, попытался мной овладеть в коридоре, да и штаны эти треклятые, с тех пор засели в памяти...

Поспешно вскочив с кровати, поторопилась убраться, и вскрикнула, когда копчик отозвался болью. Вмиг вернулись, оттеснённые было замешательством и удивлением, разочарование и обида. Я злилась за испорченное настроение и неоправдавшиеся ожидания.

– Что с тобой? – участливо бросился ко мне, наконец, разморозившись, этот болван.

– Ничего, придурок! – рявкнула. – От тебя одни неприятности! Не хочу тебя видеть!

Довольно лицемерное утверждение, после того, как я имела возможность все отлично рассмотреть, но… Боль и необходимость показаться доктору лишили меня всякого такта. Злые слова сами сорвались с языка. На побитом лице Верда отразилось такое искреннее чувство вины и досада, что на мгновение стало неловко, но выяснять отношения прямо сейчас совершенно не хотелось.

– Льяра, прости...

Проигнорировав его раскаяние, постаралась гордо прошествовать к двери, насколько это было возможно сделать с откляченной задницей – держать осанку, увы, не получалось. Однако выйти за дверь не удалось.

На плечи мягко, но уверенно опустились тёплые руки, и я замерла, невольно зажмурившись от их прикосновения.

– Пусти! – постаралась сказать твёрдо, но, видимо, на сегодня чудесная способность управлять людьми была исчерпана. Никто не послушался.

– Льяра, был не прав. Не знаю, что на меня нашло...

– Мне не интересно, – я упорно сверлила взглядом дверь, стараясь не увидеть нависшее над плечом лицо, не обращать внимания на опаляющее шею дыхание, страшась расклеиться совсем. Не хватало ещё разреветься перед ним тут от избытка эмоций. – Пусти!

– Хорошо, но… Оэльрио, не стоит давать лишних поводов для сплетен.

Я не успела обидеться ещё и на этот дурацкий официальный тон, как Верд развернул меня и, притянув ближе, обнял. Я не смогла его оттолкнуть, да и не старалась, испытав новое странное чувство, когда все внезапно показалось неважным. Готовая забыть все обиды, лишь бы стоять вот так, прижавшись к тёплому телу, вдыхая будоражащий запах, от которого голова приятно шла кругом, а собственное тело, предавая, покрывалось мурашками. Чувствовать его дыхание, обжигающее макушку, обнажённую грудь под щекой и ладоням. Сейчас на нём не было брони, а тонкие пижамные штаны не являлись преградой, позволяя сполна ощутить степень его желания.

Я почувствовала, как он поднял голову, его губы больше не касались моих волос. Тяжёлый, почти горестный, вздох вырвался из могучей груди, и у меня, как обычно бывает при переходе тенями, закружилась голова. А в следующий момент Верд отстранился.

Мы находились в моей комнате.

Раздался звон разбитой чашки, её выронила от неожиданности Кэс, застывшая с так и не донесённым до рта пирожным. Тилья, лила из чайника кипяток мимо чашки, и её рука медленно смещалась, грозя обварить ей же ноги. Верд, сделав шаг, аккуратно забрал чайник и поставил рядом на стол.

– Леди, – вежливо кивнул, на прощанье, и его фигура, мгновенно окутавшись чёрной марью, исчезла.

– Что это было? – ошеломленно выдохнула Кэс.

Ругательство, которое выдала Тилья, увидев творение рук своих, никак не вязалось с романтичным образом утончённой леди, но именно оно привело меня в чувство. Охнув, опустилась на ближайшую кровать.

– Льяра, это Верд Аллакири?

– Что случилось? Что вы делали вместе?

– Да ещё в таком виде! Почему он голый!

– Он тебя обидел?



Любовь Черникова

Отредактировано: 14.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги