Марготта

Размер шрифта: - +

Глава 3. Мы не рабы, рабы – немы!

Утро для меня наступило где-то днём. Солнце упорно пыталось пробиться сквозь плотные шторы, птицы щебетали что-то радостное, постель оказалась неожиданно мягкой и чистой – а значит, всё было куда хуже, чем я могла себе предположить. Нет, я не пессимистка, я – реалистка. И никаких придирок к ситуации – просто здоровый человеческий скептицизм. Лично я никогда не подобрала бы на улице малолетку, убегающую от бандитов, не привезла бы её к себе домой и не уложила бы спать в отдельной комнате. Другое дело, если бы у меня была на это веская причина. Вот тут и возникает извечный вопрос: что же это за причина такая?

Поэтому больше всего мне в тот момент хотелось узнать, где я, и на кой чёрт совершенно незнакомый старикан так обо мне заботится. И какой идиот сказал, что утро вечера мудренее? Хуже нет, чем начинать думать спросонья, сразу такие глупости в голову лезут, что всем сценаристам бразильских сериалов впору стреляться или вешаться. За несколько минут я успела насочинить длиннющую историю о том, как старый Роледо узнал во мне давно потерянную правнучку, которая всю жизнь провела вдали от родного дома, ничего не зная о своём истинном происхождении, и только вездесущая судьба свела вместе два оторванных друг от друга сердца.

М-м-м… Главная задумка в том, чтобы произнести всё это предложение на одном дыхании, с должным пафосом, и при этом не расхохотаться. Вот уж действительно – вредно думать на голодный желудок.

И вот тут возникло очень характерное желание для проснувшейся меня – пожрать! Слопать всё, что дадут (если дадут, конечно). Вчерашний ужин, сегодняшний завтрак и что-нибудь ещё. Лучше с добавкой. А можно и с двумя.

Подгоняемая урчанием в изголодавшемся желудке, я встала с кровати и сделала пару шагов по комнате. Немного пошатывало (подозреваю, что из-за сотрясений), но в общем и целом я чувствовала себя вполне нормально. Рука почти не болела, особенно пока я не начала ей вертеть, голова тоже… На стене комнаты обнаружилось зеркало, и я уставилась в него голодными глазами, как на полный холодильник.

Но, как ни странно, ничего страшного я в своём отражении не углядела. Кажется, пока я спала, меня успели даже умыть и причесать. И перебинтовать голову. (Интересно, когда это я умудрилась её разбить? В смысле, ещё в моём мире или уже в этом? Подозреваю, что всё-таки в этом). Ещё я с удивлением обнаружила, что одета в длинную ночную рубашку. А где же тогда всё моё? И какая зараза посмела переодевать меня без моего же ведома? Может, я стесняюсь?!

«Всё моё» обнаружилось очень быстро – возле кровати стояли кроссовки, рядом на стуле лежали родные шорты и футболка, поверх них дурацкие носки в красно-жёлтую полоску, а ещё выше – мерно посапывающий крыс. Уже хорошо. Только вот чего этот грызун так ко мне привязался, что я ему сделала?!

За дверью раздались шаги и приглушённые голоса. Я быстро нырнула под одеяло и сделала вид, что всё ещё сплю. Ну да, вот такая я соня, господа неизвестные. Можете делать любые выводы, мне без разницы, лишь бы покормили.

Хлопнула дверь, шаги зазвучали громче, а голоса, напротив, тише. Видимо, меня боялись разбудить. Заботливые, чтоб их…

Потом неизвестные остановились возле кровати (тень упала на лицо) и замолчали. Кто-то легонько тронул за плечо. Я изобразила сдавленное мычание и приоткрыла один глаз. Надо мной склонились двое: старик Роледо и странный тип, с ног до головы укатанный в плотный серый плащ, да ещё с надвинутым по самый подбородок капюшоном. Учитывая, что было достаточно тепло, мне стало даже жалко таинственного незнакомца – он же, наверное, под плащом уже весь потом изошёл.

Некоторое время тип в плаще рассматривал просыпающуюся меня на расстоянии, потом подёргал за уши (там уже, наверное, синяк от этих дёрганий). Уши очередное испытание выдержали – не отвалились, чем незнакомец был вполне удовлетворён.

- Встань, девочка! - приказал он.

Сначала я вскочила (пусть думают, что покладистая), потом обрадовалась, что меня в кои-то веки назвали девочкой, а не мальчиком, и только в последнюю очередь сообразила, что я прекрасно разобрала его слова. Странно… Я ещё раз прокрутила в голове фразу «Встань, девочка!» и поняла, что я полная дура. Он ведь произнёс её на классическом эльфийском, а этот язык я хоть с горем пополам, но понимала. Дело в том, что добрая половина заклинаний была написана именно на нём. Заклинания я запоминала плохо, а вот язык в голове немного отложился.

- Добрый день, - произнесла я, решив быть вежливой до конца.

- И тебе тоже, - откликнулся незнакомец, продолжая разглядывать сквозь ночную рубашку мою костлявую фигурку, - Повернись спиной.

- Зачем? – поинтересовалась я, расторопно поворачиваясь.

- Надо, - отрезал он и поджал губы.

Вот и поговорили. Сначала мне показалось, что оба они – и Роледо, и незнакомец – рады, что мы нашли-таки общий язык, в самом прямом смысле этого слова. То есть беседы глухонемых идиотов больше не будет. Но сейчас вдруг возникло странное ощущение, как будто этот тип в плаще брезгует со мной разговаривать. И всё желание быть вежливой и покладистой сразу улетучилось.

- Подпрыгни, - велел незнакомец.

- А танец маленьких утят тебе не станцевать? Или, может, на руках походить? – огрызнулась я прежде, чем успела взять себя в руки.

- А можешь? – заинтересовался он.

- Нет, могу только… - я хотела сказать, что могу легко залепить ему фаерболом промеж рогов, но слишком поздно вспомнила, что в эльфийском нет слова «фаербол», а как будет «рога» я просто не помню. И вообще, лучше пока держать в тайне умение колдовать. Мало ли что…

- Так что ты можешь?

- А вам зачем?

- Надо!

Тут Роледо, который всё это время сидел с улыбкой до ушей, не выдержал и тронул незнакомца за локоть.



Екатерина Шашкова

Отредактировано: 09.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги