Марш-бросок до мнемозины

Размер шрифта: - +

Рассыпанные кубики

Глава 2: Рассыпанные кубики

Падение было болезненным. Хорошо, что успел выставить перед собой руки, иначе бы разбил лицо в кровь. Сухая, колючая пыль забила нос и рот, к тому же она оказалась очень горькой.

Снаружи настоящее пекло. Яркий свет режет глаза, сухой прожаренный воздух жжет кожу и легкие. Осторожно встаю на четвереньки. Руки утопают в рыхлом грунте, будь он тверже, я бы простыми ссадинами не отделался, наверняка бы сломал что-нибудь.

Пришлось долго откашливаться и отплевываться, стряхивая липкий порошок с лица и волос. Хорошо, хоть глаза успел зажмурить. Закончив, осторожно оглядываюсь по сторонам.

Вокруг раскинулась бурая пустыня. Прямо передо мной земляной вал, за ним склон длинного холма или бархана, усыпанный комьями слоистого грунта. На вершине красные деревья, похожие на связку сосулек. В зеленом безоблачном небе голубое… нечто. Два ослепительных мазка, две параллельные ленты слепящего пламени.

Возникло навязчивое чувство, что это неверно, неправильно. Светило должно быть иным.

«Каким?»

Поднимаюсь на ноги. Оборачиваюсь.

Надо мной нависла стальная стена, расчерченная ребрами шпангоутов. Местами серое покрытие содрано и свисает лохмотьями, в свежих царапинах блестит металл. Люк, из которого я выпал, на два метра выше грунта. Створки распахнуты, в глубине шлюза тускло вспыхивает алый фонарь. Справа и слева громоздятся другие угловатые коробки.

«Из канавы ничего не понять, нужно подняться выше».

Трехметровый вал грунта плывет под ногами, засасывая  почти до колен. Пришлось помогать себе руками. Наконец, съезжаю вместе с кучей песка на другую сторону гребня. Серая форма превратилась в бурую. Поднимаюсь на ноги, и с меня сыпется целый водопад пыли. Наскоро отряхнувшись, карабкаюсь вверх по склону.

На самом деле холм довольно высок. Маняще близкие деревья отодвигаются все дальше, непривычная для глаз картина исказила перспективу. Из грунта торчат красные глянцевые острия-ростки, с виду напоминая цветное стекло. Потрогать их я не решился.

«Наверно, хватит, высоко забрался. Дышать трудно. Может быть, воздух слишком сухой, или… Нужно узнать состав атмосферы. Если я на одной из…где?»

Мысли уткнулись в глухую стену. Огненные острия обрадовано выскочили из темных углов, впиваясь в нервные узлы. Мир распался на тонкие шелестящие пластины.

«Не нужно, не сейчас!»

В глазах прояснилось. Я снова стою на четвереньках. В лицо смотрит красный стеклянный клык.

«Отлично, чуть сам себя не убил!»

Встав, уже третий раз отряхиваюсь.

У подножия холма в исполинской борозде - россыпь многометровых кубиков. Справа огромный металлический конус, смятый, рваный, все еще дымится. Это он вспахал борозду, взрезав сразу несколько холмов.

«Головной метеоритный щит. Судя по… стоп! Не думать! Потом».

Слева, далеко за холмом со срезанной вершиной поднимается в небо густой столб жирного сизого дыма.

«Горит. Все верно, там же реакторный отсек и ускорители. Это опасно… чем?»

На этот раз удалось погасить мысли, прежде чем они коснулись границы забвения. Но тревога по поводу дымного столба и двигательной установки продолжала ворочаться на дне сознания.

«Значит, в ту сторону пока ходить не стоит».

Серые и коричневые коробки отсеков, сорванные с центральной балки, сгрудились на дне рва, утонув в рыхлой пыли. Ободранный хребет корабля изогнулся дугой, поднявшись над обломками причудливой аркой. С ребер свисают лохмотья коммуникаций и обшивки. Там что-то брызжет, искрится и дымится, но не так угрожающе, как за холмом.

Часть отсеков смята, углы и ребра шпангоутов прошли сквозь обшивку, превратив стены в рваные тряпки. Видны выпавшие контейнеры, механизмы и темные влажные пятна на грунте.

Модуль, из которого тянется цепочка моих следов, практически цел и лежит недалеко от зонтика метеоритного щита. Сверху виден желтый круг на крыше с большой цифрой три.

«Третий отсек. Офицерский, автономный с… чем? Не думать!»

Стена пустоты за пределами недавней памяти упорно не желала исчезать.

Сколько я ни вглядывался, ничего живого поблизости найти не удалось.

«В других отсеках не было людей? Или никто не выжил?»

Солнце жгло голову, шею и кисти рук. Я поднял воротник куртки, прикоснулся к волосам. Они были горячими.

«Нужно прикрыть голову!»

В боковом кармане несколько пакетов. Вытащил все и сразу нашел нужный по изображению на упаковке. Вскрыл, развернул, плоская и невесомая тряпочка вспухла и превратилась в солидный головной убор. Серый форменный берет прикрыл макушку.

«Так намного лучше. Интересно, там за холмом то же самое? Потом узнаю, сначала найдем людей. Две капсулы были пусты, значит, еще кто-то я выжил. Только куда они ушли? Должны остаться следы!

Точно, нужно искать следы! Почему не подумал раньше!»

Вскочив, бросаюсь вниз, к недавно покинутому отсеку. Мышцы уже почти не болят, но слабость отступать не желает. И дышать трудно.

«Недостаток кислорода! Грудь жмет, и пульс… нужно узнать, какой здесь состав…»

Я снова влез на запрещенную территорию, и мгновенный укол боли напомнил о границе дозволенного.

Перелезть через земляной вал со стороны холма было несравнимо легче. Я скатился вниз в облаке пыли, закашлялся, чихнул и принялся отряхиваться. Пришлось ждать, пока рассеются бурые клубы. Воздух был практически неподвижен.

«А ведь после падения такой громады были тучи пыли. Раз их не мог унести ветер, значит, они давно осели. Сколько же времени прошло?»

Под люком виднелся отпечаток моего тела во весь рост, рядом еще один, смазанный. Видимо, тот, кто выпал из люка до меня, сжался в комок. Дальше оттиски босых ног. В пыли вокруг них шарики, внутри голубое желе.



Игорь Свиньин

Отредактировано: 01.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги