Март 2016: Женская литература

Размер шрифта: - +

"Женщина в русском эпосе" Мария Гинзбург, исследование. Часть 1

 

"Женщина в русском эпосе" Мария Гинзбург, исследование. Часть 1

 

БАБА-ЯГА ИЛИ ВАСИЛИСА ПРЕКРАСНАЯ

 

Предмет рассмотрения данной статьи — образ женщины в русском героическом эпосе и современных средствах мифотворчества. Результатом будет выявление архетипа национального характера и, что не менее важно, национальной судьбы русской женщины.  Поясню на примере. При слове «француженка» в голове сразу возникает образ кокетки, может и не очень симпатичной, но лукавой и мудрой, как и вся ее раса – усталая, мудрая, но бывшая когда-то шустрой и энергичной. При слове «итальянка» – глаза с поволокой, бешеный темперамент. Насчет русской тоже все понятно – «коня на скаку остановит», высокая крупная женщина с русыми волосами, работящая и добрая.

Целью же настоящего исследования является вскрыть истоки формирования подобного архетипа и проследить матрицу взаимоотношений между полами в русской культуре, а, значит, и жизни. Конечным итогом исследования должен стать ответ на вопросы «А счастлива ли она, русская женщина? Какая она?» Здесь не имеется в виду реальное счастье каждой отдельной личности, за которое нужно ух как побороться; здесь имеется в виду, предписано ли женщине традицией стать счастливой, что под этим подразумевается, а если НЕсчастливой, то почему?

В качестве метода будет использован сценарный анализ, созданный Эриком Берном. Большинство сказок имеют счастливый конец; как мудро заметил Берн, причина этого в том, что их рассказывают благожелательные взрослые своим детям. Эпос лишен этого стремления к хэппи-энду, по той причине, что эпос – это былины, которые взрослые люди пели взрослым людям. Данное положение не означает, что взрослые меньше детей надеются на то, что «все обойдется». Для того чтобы поверить в счастливый конец, и исполнители, и слушатели уже лишены девственности ума; опыт, сын ошибок трудных, подсказывал им ПРАВДУ, реальные ходы, которыми разрешилась та или иная ситуация, и певец, если хотел, чтобы его приглашали на пиры и дальше, должен был его, этот ожидаемый слушателями конец, угадать. И преподнести его технично и красиво.

Также в качестве метода будет использована теория пассионарности Гумилева. В рамках данного исследования народ будет рассматриваться как один человек, как единый организм, наделенный разумом и стремлением к самосохранению, со своим детством, буйной юностью, зрелостью, старостью и смертью, после которой о нем, если жизнь народа была прожита удачно, рассказывают друг другу его внуки. Примером такого народа являются римляне. Их давно уж нет; но культурный вклад этого народа в копилку европейской цивилизации настолько велик, что мы его уже даже не замечаем. Привыкли. Юристы и медики до сих пор пользуются латынью…

Как замечал Берн, ребенок в детстве выбирает сказку, одну из многих, которую ему рассказывают родители, ассоциирует себя с ее главным героем, и строит свою жизнь по этому образцу. Если сказка имела жестокий конец (теперь становится ясно, почему они так редки) и вообще имела деструктивный характер, то человек будет несчастлив всю жизнь, несмотря на свое естественное для каждого живого существа стремление к благополучию и счастью. Он не МОЖЕТ И НЕ УМЕЕТ быть счастливым. На самом деле, конечно, ребенок не только выбирает сказку среди тех, которые слышит от родителей; ведь его родители тоже живут в своей собственной сказке, и обычно копируется именно она.

Возвращаясь к нашим народам, необходимо отметить, что положение народа, находящегося на  младенческой стадии развития, гораздо более сурово, чем положение ребенка, ибо родителей, мудрых и добрых, у него нет. Его положение сравнимо с положением сироты, открывшего глаза и обнаружившего себя в диком лесу среди зверей и деревьев. Он хочет есть, он боится, но он не знает даже, каких зверей надо бояться, а какие могут быть полезны ему, и аналогично в отношении трав и ягод, многие из которых могли бы утолить его голод.

Этой стадии – младенческой – соответствуют мифы, более или менее развитые. В мифах, по сути, рассказывается, прямолинейно и без прикрас, о наших родителях – о наших идеальных родителях, какими мы должны стать, когда подрастем. Мифы древних славян известны мало, поэтому на них мы останавливаться не будем. Перейдем сразу к былинам.

Итак, мы будем полагать былину основой жизненного сценария, сценария типичного и распространенного, хотя, что и свойственно любому художественному творчеству, гиперболизированного и кое-где смягченного намеками. Предметом нашего рассмотрения будут былины, где значительную сюжетную роль играет женщина, то есть былины о сватовстве, а также некоторые другие. К ним относятся: Садко, Михайло Потык, Иван Годинович, Дунай, Козарин, Соловей Будимирович, (цит. по: В.Я. Пропп. Русский героический эпос). Две последних не будут нами рассматриваться подробно в виду их очевидной архаичности и незамысловатости. Соловей Будимирович женится и уезжает, счастливый, а Козарин представляет собой вариацию мифа об Эзопе, который, как уже следует из самого названия «миф», относится к самому детству народа. Разговор о Добрыне Никитиче, Илье Муромце и Алеше Поповиче будет отдельный.

 

1. Дунай.

Итак, поговорим о Дунае.

Даже если вы не читали этой былины – а вы, конечно, с вероятностью 70% ее не читали, – то наверняка слышали сказку о Матюше Пепельном или, на худой конец, песню о Нибелунгах или же Тристана и Изольду. Так вот, перед нами именно она. Герой-богатырь, не входящий в круг приближенных короля, (в силу ли социального статуса, как Матюша, либо уже составивший себе репутацию подвигами, не связанными с царствующим двором, как Зигфрид), по приказу своего сюзерена отправляется в далекую страну и сватает ему невесту. Зигфриду после богатырского боя с Брунгильдой приходится еще и провести с ней ночь (здесь песня настаивает на том, что в течение ночи между ними лежал острый меч Зигфрида, но я, как и многие слушатели этой песни, полагаю, что меч был многократно использован по назначению; иначе бешеная ревность Брунгильды к Кримхильде не находит никакого логического объяснения). Русская былина более мягка в этом отношении. Дунай сватает князю Владимиру одну дочь заморского короля, а себе берет вторую, с которой давно уже состоит в любовной связи. Причиной его появления в русских землях и стало раскрытие этой связи, когда принцесса, выкупив возлюбленного у палачей, помогает ему бежать.



Вестник Lit-Era

#1509 в Разное

Отредактировано: 31.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться