Март 2016: Женская литература

Размер шрифта: - +

Рубрика "На стыке": Куклы так похожи на людей

РУБРИКА «На стыке»

 

Куклы так похожи на людей

 

21 марта красивый праздник  — Международный день кукольника. И казалось бы, какое отношение этот день имеет к литературе? А вот самое прямое: куклы издавна оживали не только в уличных балаганах, но и на страницах книг. Во все века и у всех народов...

Случалось ли вам в детстве, разглядывая свои игрушки и кукол, думать о том, что когда вы засыпаете, они оживают? Бродят по комнате, строят свои отношения друг с другом. И потом, утром, заглядывая в стеклянные глаза, вы видели тайну и насмешку: кукл знал больше вашего. Но ...чу! гитарный перебор и вот:

 

Лица стерты, краски тусклы —

То ли люди, то ли куклы,

Взгляд похож на взгляд, а тень на тень.

И я устал и, отдыхая,

В балаган вас приглашаю,

Где куклы так похожи на людей...

 

Ещё Платон, выступая перед своими учениками с марионеткой в руках, говорил: «Каждый из нас представляет одушевленный образ, рожденный по воле богов... Страсти, двигающие нами, подобны множеству веревок, тянущих нас в разные стороны; противоположные движения направляют нас в противоположные стороны. Нам известно различие между пороком и добродетелью. Здравый смысл учит повиноваться лишь одной из этих веревок, следуя ее движению с покорностью и настойчиво отвергая остальные...»

Стало быть, мы все «марионетки» в «ловких и натруженных руках» Богов, или кто там управляет нашим миром? Безвольные, послушные, не умеющие принимать решения?

 Это соотношение — кукла-человек, человек-кукла — крайне неустойчиво. Кукла часто претендует на то, чтобы занять место человека, а человек может быть уподоблен зависимой или бездушной кукле. А значит, представляется широкое поле переосмысления ролей — играемого и играющего.

 

По ниточке, по ниточке,

Ходить я не желаю,

Отныне я, отныне я

Живая, живая...

 

Кукла не желает быть бездушной, человек не хочет плясать по воле Высшего Сценариста. Теперь орудия творения у него, человека, в руках.

Куклы пытаются повторить все принципиально значимые стороны человеческой жизни. В спектакле кукла часто является моделью человека, а сам кукловод олицетворяет собой надличностные силы и обстоятельства. Для некоторых кукольников театральная игра — это своеобразное исследование отношений человека с судьбой, с космосом.

В литературе постоянно используется сравнение жизни с театром, а марионетки с человеком. В стихотворении «Игра марионеток» Свифт пишет: «Изменчивая сцена жизни — только театр, на котором появляются различные фигуры. Юноши и старцы, принцы и крестьяне делят между собою роли... Они повинуются нитям, которые ими управляют; даже слова, произносимые ими, не принадлежат им».

Но — Буратино убегает от папы Карло, чтобы найти свой «золотой ключик», освободить кукол из-под власти злого Карабаса Барабаса и увести в сказку. Теперь он — деревянный болванчик — а вовсе не человек пишет сценарий судьбы. Кукла изменяет мир.

Значит, и каждый из нас может — нужно только отрезать нити, что сжимает в руках Великий Кукловод.

 Человек и бог, человек и власть, человек и дьявольское наваждение, борьба в человеке «божественной воли» и бунтующей души, духовное и плотское, эмоция и разум — какие бы построения ни делали с помощью кукол писатели, всегда, точно так же, как и в спектаклях кукольников, их построения не только содержат дуализм формулы, но и подчеркивают многообразие сопоставлений, соподчинений, соотношений сотрудничества человека и куклы.

Позже роль куклы в литературе заменит робот  — то же прообраз человека. И снова возникнет дилемма Творца и Творения. И Айзек Азимов напишет свои знаменитые «Три закона робототехники»:

 

1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.

2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.

Что это, как не попытка защититься от куклы, которая вдруг ожила и больше не хочет танцевать для человека?

И всё-таки, преодолевая страх, мы протягиваем руку кукле, и она вкладывает в неё свою маленькую ладошку, желая отныне быть соавтором. И вместе с нами писать историю.



Вестник Lit-Era

#1571 в Разное

Отредактировано: 31.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться