Мемуары сталкера

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая. Форматирование или дефрагментация?

Монолог. Кто-то тысячами голосов что-то рассказывал мне. Как бы я ни старался расслышать слов было почти невозможно. Некто усиленно пытался что-то до меня донести, но даже те обрывки реплик, что долетали до меня, я был не в состоянии понять. Обычные слова, казались мне абсолютно незнакомыми, непонятными. А вскоре странный монолог был заглушён шумом извне, проникающим отовсюду, заполняющий собой всё пространство.

Меня разбудил царивший вокруг шум. Я приоткрыл глаза и попытался приподняться. Правую руку, на которую я опёрся прокололо острой болью. Я сразу же вспомнил последние события из своей жизни: попытка вырваться с территории Радара, то как Кулинар отключился и грузовик, попав в канаву, перевернулся вместе с людьми внутри. Наверное, я сломал руку. Осторожно приподнявшись я сел на голом отделанном грязной потрескавшейся плиткой, имеющей цвет одного из оттенков коричневого, полу.

- Проснулся, соня? - спросил до боли знакомый голос.

- Значит выбрались? - ответил вопросом я.

- Как бы тебе сказать, - ответил Кулинар.

Я смотрел на руку и только убедившись, что перелома нет, а просто небольшой ушиб, который я ещё и отлежал, поднял взгляд и кажется начал понимать, что имеет в ввиду Кулинар.

Я, Кулинар и Хирург сидели в маленькой камере с проржавевшей решёткой, за которой ходили и сторожили нас члены ненавистной группировки.

- Вы давно проснулись? - спросил я у сокамерников.

- Давно, - ответил Хирург.

- И как мы сюда попали знаете?

- Считай, как негры в Америку, - неутешительно и непонятно ответил Хирург.

- А поточнее?

- Да продали нас с потрохами, - пояснил Кулинар. - Свободовцы нас на Барьере подобрали, на базе поняли кто такие и стали думать: одни говорят, что найти нас на Барьере настоящий символ - подарок Зоны, хотели поставить к стенке и рассчитаться за все наши прегрешения, ну ты знаешь про что я. Однако, как ты знаешь, здесь всё за деньги не сложно купить. Руководству ихнему не только к нам должок есть, им надо с поставщиками рассчитаться, вот и решили: за вознаграждение отдали нас долговцам. Теперь мы сидим и ждём военного трибунала. Небось решают кому в какую аномалию промаршировать придётся. Хотя, насчёт тебя... Это нам в аномалии, а для тебя, Хакер, точно местечко на висельнице при въезде забронировано. Сталкерам это может и не понравится, аппетит попортит, но всё же все смирятся и перед тем как идти в Бар бухать, будут на тебя смотреть.

- Замечательно, всегда мечтал у долговцев на базе болтаться на верёвке за шею. А где остальные?

- Там дальше помещеньице у них с камерами, там и сидят. Танцора к доктору местному хоть отвели. Даже и не знаю какой им прок ему ногу зашивать, всё равно дорога нам всем одна.

В помещении ярко горели лампочки. Деревянный пол, бетонные стены, много лет назад выкрашенные в синюю краску, которая уже порядком выцвела и обтёрлась, просевшая софа со скрипучими пружинами и порванной обшивкой, того же цвета что и стены. Всё это одно из помещений здания некогда исполнявшего административные функции завода "Росток", ныне уже довольно давно это и ещё несколько зданий служат крышей для обосновавшейся здесь группировки "Долг". Вся территория больше известна как локация Бар, а западные земли, которые оказались более враждебными носили название Дикой Территории. Радар и Армейские Склады с алчными свободовцами, которые сегодня выбрали материальное благо вместо морального удовольствия от казни моей группы, всё это осталось позади. И подумав об этом, я даже и не понял: готов ли я, проделав огромный и смертельно опасный путь, просто сидеть и ждать своей казни.

Мы тихо и мирно сидели в нашей маленькой камере, когда в помещение зашёл долговец с "Абаканом", висящем спереди на ремне, и со звенящей связкой ключей в болтающейся левой руке. Он медленно и вальяжно подошёл к решётке, вставил один из ключей в замочную скважину висячего замка и открыл его. Открывал решётку он с ехидной усмешкой на лице, стянувшей правую щёку, и полусощуреными глазами, в которых открыто пылало чувство собственного достоинства и надуманного им самим им всевластия.

Всё - поза, в которой он стоял, выражение лица, его движения так и хотели сказать: "Решётка открыта! Ну давай, сделай что-нибудь. Ты ни черта не можешь, кусок радиоактивного мяса!"

Долговцу действительно нечего было боятся, но он всем своим видом хотел открыть для меня эту очевидную вещь. Что может сделать пленённый, безоружный, обессилевший сталкер, сидя за решёткой на базе Долга? Наверное, ничего. Всё, что меня утешало и радовало, так это тот факт, что встреться мы с этим "крутышом" в баре "Клондайк" или любом другом месте, не находящимся под юрисдикцией Долга, и будь у него в руках хоть РПГ, я бы посмотрел на чьём лице была бы победная ухмылка. Эти мысли подтолкнули меня к «гениальному» действию. Я так же улыбнулся долговцу в ответ. А что ещё я делать-то?

Поняв, что впечатления на меня он не произвёл, долговец поддался слабине и, не выдержав, пнул меня по ногам. Я, как и следовало ожидать, никак не отреагировал.

- Подвинься! К вам ещё одно отродье Зоны поселят, - он развернулся и пошёл прочь, продолжая говорить. - Скоро вашей ненаглядной Зоне крышка и вам всем тоже.

Он дошёл до выхода из комнаты и остановился, пропуская вперёд двух бойцов, которые, схватив за руки, тащили волоком по полу Танцора, который хрипел от боли. Его закинули к нам и пинками затолкав внутрь его ноги, мешающие решётке закрыться, захлопнули её и повесили обратно большой висячий замок.



Никита Черкасов

#2543 в Фантастика
#1798 в Разное
#107 в Боевик

В тексте есть: постапокалипсис, оружие

Отредактировано: 05.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги