Меня зовут I-45 (ориг. "Куда ушла Медея")

Размер шрифта: - +

Долги прошлого

Допросная комната походила на коробок. Тесный и холодный, с белыми стенами и раздражающим искусственным освещением. Одна из ламп потрескивала, словно готовилась взорваться и усыпать сидевших под ней раскаленными осколками. Луций уставился на глазок камеры, вмонтированный напротив стола. Камера подмигнула зеленым. Совсем как военный окуляр.

На стуле для подозреваемых — привинченном к полу — горбился марсианин, бледный после крио. С отекшим телом и набухшими веками. На бритой голове — засохшая кровь, лицо сизое от кровоподтеков. Вместо руки в рукаве тюремной рубахи виднелось запястье имплантата с пучком оборванных проводов.

Луций поджал губы, чувствуя, как в нем поднимается отвращение.

— А-206, курия Пять, — прочел он с экрана, хотя знал досье наизусть.

— Да. — Осужденный криво усмехнулся. — Счастливый номер, число Меркурия.

Луций поднял взгляд.

— Не поверишь, но я не верю в удачу.

— А во что же ты веришь, декурион?

— В закон Нового Рима. Знаешь вот эту девушку?

Он вывел на экран фото беглой I-45, и А-206 растерял все улыбки. Луций уже видел такой взгляд — у консула Анка Туллия.

— Неа, — отозвался А-206. «Да, и еще как», — говорил весь его вид.

Луцию захотелось вытащить дубинку, встряхнув, разложить ее в половину длины и ткнуть Двести Шестого прямо в пузо, над поясом тюремных штанов. Так, чтобы его стошнило.

Может, это развяжет ему язык?

— Где I-45?

— Без понятия.

— Ну как это? У меня есть записи с камер, вы ехали вместе с Девятой курии. Наверняка близкие друзья, а? Спал с ней?

А-206 поморщился.

— Где она?

— А мне откуда знать? Я в крио был.

— Погиб легионер. Он был моим напарником.

— Сожалею.

— К херам твои сожаления. Где Сорок Пятая сейчас?

Двести Шестой упрямо сжал губы.

— Я не знаю. — Он встретил взгляд Луция. Его заплывшие глаза смотрели твердо. — Я правда не знаю.

Луций подавил зародившийся гнев и перешел ко второй фазе допроса.

— Она у него, ты понимаешь? У Брута Аквиния, которого вы, «псы», зовете Аларихом.

О том, что она работала на Алариха, он предпочел умолчать.

А-206 вздрогнул и насторожился.

— С чего взял?

Вместо ответа Луций включил видео на блокноте. I-45 снова бежала по подземной парковке.

На моменте, где выстрел попал ей в плечо, А-206 быстро моргнул. Больше ничем не выдал своего напряжения, но Луций заметил.

Двести Шестой боялся за девчонку. Хороший знак.

— Её преследовал «пес». «Псы Свободы» — это же его люди, верно? Номера Алариха. Как по-твоему, что он с ней сделает?

— Зачем она ему?

Луций пожал плечами.

— Кто знает? Может, в лупанарии место освободилось.

Проекция бегущей I-45 висела между ними дымкой. На ее лице читался ужас. Зрачок окуляра не горел — от заряда нейтрализатора некачественные образцы отключались.

— Я предлагаю сделку. Мы отпускаем тебя; ты приводишь нас к Алариху. Мы забираем его, ты забираешь девушку.

Луций почти не лгал. Конечно, в итоге I-45 отправится в управление с Аларихом. Все отправятся в Управление. Он должен был понять, как у нее вышло переключить тот несчастный светофор.

И удостовериться, что больше она этого трюка не повторит.

— Я не крыса, — хмуро ответил А-206. Упрямый, как бык у храмовых ворот.

— Скажи это Сорок Пятой. — Луций склонился ближе. — Она будет тобой гордиться, где бы ее ни держали.

А-206 мотнул головой. На смуглом лбу замялась складка. Луций почти видел, как метались мысли в этой большой и глупой голове.

Правильно. Думай, думай хорошенько.

— Ты можешь найти ее и вытащить.

А-206 уставился на обломок своего имплантата.

— Ты же хочешь найти ее?

Он нехотя кивнул.

Готово. Луций еле удержался от улыбки — она была бы здесь неуместна. Хотя он был очень — очень — горд своей победой. Выкурить двух нежелательных элементов из канализации при помощи третьего. Гениальный, изящный в своей лаконичности ход.

Он выключил блокнот и свернул его.

— Да, и еще одно.

Луций нажал кнопку на мочке уха, подав сигнал. Двери распахнулись, и в допросную зашли медики в спецкостюмах и с сопровождением. В пинцете одного чернел микрочип. В руках второго блеснули шприц и скальпель. А-206 уставился на них с особым ужасом. Легионеры держали наготове нейтрализаторы. Навершия мерцали тусклой зеленью, готовые к выстрелу.

— Мы же не хотим тебя потерять. Выбирай — пройдешь с господами в медпункт, или тебя зашьют прямо здесь.

А-206 снова оценил чип и скальпель. Насупился, но все же поднялся и понуро двинулся за медиками к выходу. Напоследок он обернулся.

— Пора бы вам слезать с «гелиоса», декурион. Я видел, что бывает, когда глотаешь его долго. Вам это не понравится.

Он подмигнул и вышел, подталкиваемый в спину легионером из конвоя.

Луций примерз к жесткому сиденью стула. Замер. Только сердце заходилось, и мысли метались, как дроны на космодроме.

Он перевел взгляд на зеленый огонек камеры.

Когда Луций ворвался в комнату наблюдения, дежурный чуть не выпал из кресла. Одну за другой спустил ноги с пульта управления.

— Декурион?

Луций ничего не ответил, лишь окинул взором темную, забитую аппаратурой и грязными стаканчиками комнатушку. Раз, два — пересек расстояние до пульта, перегнулся через голову дежурного и ткнул алый знак перемотки. Ещё два тычка — и части записи как не бывало.



Вера Огнева и Артемий Дымов

Отредактировано: 04.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги