Меня зовут I-45 (ориг. "Куда ушла Медея")

Размер шрифта: - +

Медея

Родители уходили.

Сутулили спины в одинаковых заводских спецовках. Выше тянулись линии освещения; вдоль шоссе к горизонту, где встречались в слепящей точке. Еще выше улетали похожие на птиц тени космических челноков. Взрывались капсулы с имманес — как далекие вспышки сверхновых.

Энцо тоже уходил, сунув руки в карманы. Перешагнул лужу, блестевшую в свете фонаря. Ветер дернул его за каштановые пряди, и он вжал голову в плечи.

Малая осталась позади, немая и беспомощная. Невидимая. Не могла сделать и шага. Хотела крикнуть вслед, но горло пережало. Изо рта вырвалось жалкое сипение. Так Энцо и скрылся в зябкой мгле. Бесшумно, словно его и не было рядом.

Малая не сразу поняла, что это — сон.

Она распахнула глаз и вынырнула в душный сумрак. На потолке рассыпались блики пляжных фонарей, шторки раздувал напоенный пряностями ветер. Где-то выли ночные звери, ухали птицы в ниспадающей на балкон зелени.

Эос. Вилла. Спальня.

Малая моргнула, вытерла влагу с глаза. Хотелось забыть увиденное, но оно, как назло, будто отпечаталось на сетчатке: тени родителей и Энцо, которые растворялись в дорожной мгле. Все было так реально, сердце до сих пор саднило. Стало холодно, несмотря на плотное, приятно пахнущее одеяло.

Она уставилась на лестницу, которая вела на первый этаж. Не отрывая взгляда от темного провала, сунула руку под подушку и нащупала пистолет. Опустила ноги на теплые доски пола. Прокралась к лестнице.

Никого.

Спать больше не хотелось. Море низко ворчало — похоже, надвигался шторм. Волны бились об утес вдалеке, смывали оставленный туристами сор на глубину. У горизонта полыхнула молния; ее игла быстро кольнула вздымавшийся пенный бок. Звезды по очереди ныряли за горизонт.

Отчего-то вспомнились ночи под мостом. Как снаружи, за тонкими стенами контейнера шумела автострада.

Море шумело примерно так же, непрерывно и яростно.

В памяти пронеслись окрики легионеров, звуки ударов. Кислый запах воды. Очертания родной кровати. Складки материнской шеи, которые сухо мялись под пальцами, когда Малая ее обнимала. Смех «псов». Шепот Энцо. Все завертелось в дикой пляске, наворачивало круг за кругом, убыстряя ход.

Малая сжала рукоять пистолета.

Наступало утро.

Утро, когда она убьет Алариха.

 

***

 

 Курорт назывался Эос. Остров тропической жары, древний оазис Старой Земли, оставшийся еще со времен, когда люди не умели летать в соседние галактики. Огромная закрытая территория с пальмами, пляжами и даже небольшим морем с водой настолько прозрачной, что было видно дно. Рай для самых богатых любителей тепла и приватного отдыха всех сортов — как было написано в буклете.

Приватность и вседозволенность — девиз Эоса и его обитателей.

Малая сидела на краю бетонной плиты. В пустоте под ногами свистел ветер, сметая сор и кружа его в ущелье между высотками. На коленях лежал блокнот; обучающее видео на экране застыло на паузе. Сама Малая уже некоторое время смотрела не в него, а перед собой, выставив увеличение окуляра на максимум.

Стройка, на территории которой она находилась, пустовала во время Сатурналий. Здание возводили по соседству с главной торговой башней Эоса — стеклянной кишкой, внутренности которой прекрасно просматривались с помощью окуляра. Там-то и разгуливал Аларих. Остановился у витрины с длинными расшитыми тогами. Тоги были красивыми, тут Малая всецело согласилась.

Вот только такому уроду не пошла бы ни одна.

Она тронула старенький наушник-«поводырь», увеличила громкость. Надула плотный пузырь жвачки. Вкус клубники уже не чувствовался, но хотелось просто чем-то занять рот — чтобы не скрипеть зубами.

Ветер усилился, горячий и сухой. Бумбум, стучала музыка в ушах. Пузырь жвачки лопнул и прилип к губам.

Дроны жужжали под куполом зала. Кружили над прозрачными боксами люксового барахла.

Один из них сменил траекторию и спустился чуть ниже. Его данные передались на окуляр: в правом верхнем углу, над верхушкой небоскреба побежали строки — координаты, скорость полета. Расстояние до цели.

Малая надула новый пузырь.

Грудь Алариха мерно вздымалась от дыхания. Толстые губы растянулись в улыбке. Он что-то сказал, и продавщица рассмеялась в ответ. Да, мог быть очаровашкой. Весельчаком с искрами во взгляде.

Малая закусила губу. Задержала дыхание.

Дрон нырнул еще ниже. Почти чиркал металлическим брюхом по линиям светильников. Набирал импульс для последнего броска.

Аларих прикинул тогу на себя. Малая могла разглядеть крошки в его рыжей бороде. На щеках играл здоровый румянец, совсем как у Юпитера на дешевых открытках…

Мерзавец.

Малая обрубила нить связи с дроном. Выплюнула жвачку, прыгнула на платформу строительного подъемника и запустила механизм. Магнитные линии загудели, и подъемник провалился в темный зев шахты.

Аларих должен был сдохнуть, но не так легко.

 

***

 

Он собирался на бои в честь Сатурналий. Это Малая узнала, выцепив из сети копию билета на его новое имя. Ложа на одного; похоже, всех «псов» Аларих бросил легионерам. Был настолько уверен, что в Эосе его не достанут?

Зря.

Малая хмыкнула и вплела за ухо цветок нарцисса. Расправила юбки столь же белого платья и вышла на раскаленный песок.

Солнце уже перевалило зенит и катилось к горизонту. Нестерпимо-голубое в искусственной атмосфере Эоса, оно рассыпалось искрами в линзе окуляра. Здания в его лучах истончились, превратившись в зыбкие тени. Люди на улицах пестрели нарядами, блестели обнаженными телами. Отовсюду доносилась музыка — простая, грубая и быстрая, с барабанами, свистульками и трубами со встроенными усилителями. Навстречу Малой двигался оркестр. Трубач дул щеки; потные, голые по пояс парни лупили по барабанам.



Вера Огнева и Артемий Дымов

Отредактировано: 04.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги