Мир Духов 2. Слабость силы

Размер шрифта: - +

Глава третья

Глава 3

 

― Смотри! Правда красивый?

Ника лениво скосила взгляд на серебряный гребень, который с восхищенным вздохом протягивала ей Таи. Улыбнулась.

― Очень.

Украшение в самом деле стоило того, чтобы им восхититься. Ника понятия не имела, как это удалось неведомому мастеру, но металлические цветы казались практически живыми. Потрясающе.

― Думаешь, тебе пойдет?

― Серебро? ― Ника на миг задумалась, а потом качнула головой. ― Наверное, нет. Вот на тебе точно будет смотреться.

Таи с легким скептицизмом посмотрела сначала на застывшее в руках произведение ювелирного искусства, потом ― на брата. Нахмурилась.

― Ты прав. Знаю же, что тебе лучше золото, но каждый раз хочу попробовать…  Я такая глупая, да?

― Ты просто хочешь примерить на меня все красивое. И это ничуть не глупо.

― А как тогда?

Ника чуть грустно улыбнулась, окидывая Таи внимательным взглядом. Огромные серо-зеленые глаза, темные волосы, фарфоровая кожа и мягкие, правильные черты милого лица… Практически канон местной красоты, где женщина должна казаться мягкой и беспомощной, вызывать желание защитить и исполнять любые капризы.

Впрочем, тот, кто понадеется на беспомощность Таи, будет сильно разочарован. Нет, единственная дочь главы клана Синего Льда никогда и не пыталась отстаивать собственную независимость, но ей это было и не нужно. Природный талант плюс уроки госпожи Орин ― и маленькая чертовка вьет веревки из любого, кто попадается ей на глаза.

Кто скажет, что это ― не сила?

― Саан! Почему молчишь?

― Извини. ― улыбка Ники чуть дрогнула. ― Я задумался, какая у меня потрясающая сестра.

― А при чем здесь это?

― Ну… ты же все время стараешься отдать мне то, что кажется тебе лучшим. То, что больше всего нравиться тебе. Разве это мало значит?

Глаза Таи чуть расширились ― похоже, под таким углом она свои поступки не рассматривала. А потом выдохнула и с визгом повисла на брате.

― Наконец-то ты понял, что у тебя самая лучшая сестренка! Да!

― Конечно самая лучшая. ― Ника снова улыбнулась ― тепло, но с едва заметной грустью ― и потрепала Таи по распущенным волосам. Какой же она еще ребенок! ― А теперь успокойся. Тебя слышно половине поместья.

― Какая разница? Пусть думают что хотят! ― во вздернутом носике девчушки было столько совершенно естественного высокомерия, что Ника даже умилилась. ― И вообще, я выгнала всех служанок, чтобы побыть с тобой, и собираюсь вести себя так, как хочу. Все равно…

Таи не договорила. На радостное лицо набежала тень, глаза потухли ― но всего на миг. Секунда ― и она встряхивает головой, опять зарываясь в многочисленные шкатулки.

― Где-то здесь было… вот, смотри. Нравится?

Ника послушно скосила глаза на очередное украшение. Улыбнулась. Выдохнула.

Таи держала в руках почти невесомую золотую сеть. Каплями росы сверкали на ее переплетениях мельчайшие бриллианты, чуть подрагивали тончайшие крылья изумрудных и рубиновых бабочек, усевшихся на длинных шпильках…

― Нравится. ― похоже, лицо Ника не удержала, поскольку улыбка на губах у девчушки стала на редкость удовлетворенной. ― Давай, садись. Ты будешь очень, очень красивым, не сомневайся!

― Я и не сомневаюсь. Ты когда-нибудь меня подводила?

― Нет, конечно! У тебя же самая потрясающая в мире сестра! ― ловкие пальцы Таи уже привычно расплетали тяжелую косу брата. ― И в зеркало не подглядывать!

― Да, конечно… ― она послушно присела на невысокую скамеечку и повернулась спиной к зеркалу. Не стоит портить себе сюрприз, а Таи ― удовольствие увидеть ее реакцию.

Названная сестра принялась расчесывать и перебирать доставшиеся ей на поругание волосы, а Ника, едва слышно вздохнув, прикрыла глаза и впервые за два прошедших после странного покушения дня позволила себе расслабиться.

Двенадцать часов из этого времени вспоминать просто не хотелось ― пусть за прошедшие годы она изрядно натренировала как ауру, так и собственную способность к осознанию и сортировке информации, но все равно, просканировать целое поместье и больше сотни человек… Нет, в сенсорный шок Ника не свалилась, но при выходе из глубокой медитации ее все равно ощутимо покачивало, а в голове словно обосновалась бригада молотобойцев.

А самое обидное, это не принесло никаких результатов.

Конечно, нашлось орудие “убийства” и разряженный маскировочный артефакт, спрятанные в весьма умело замаскированном тайнике ― но вот помогло это не особо. Преступник не оставил на них ни малейших следов ― ни материальных, ни аурных. Разве что удалось установить, что убийца, скорее всего, крепкий и высокий мужчина, обладающий Даром. Женщина такой лук просто бы не натянула, да и нетренированный представитель сильного пола ― тоже. А уж о Даре можно судить, исходя из расстояния, на котором велись стрельба. Самая обычная, ничуть не артефактная стрела, с более чем четырехсот метров ― и ведь попал же! Правда, вполне возможно, что не в того, в кого целился, все же они с Кайраном шли почти рядом.

Правда, даже под эти условия подходили не менее пятидесяти человек из проживающих в поместье. А из не проживающих…

Ника превосходно помнила, как потемнело лицо главы клана, когда она, бледная и чуть пошатывающаяся, выдавила из себя: “В пределах поместья чужаков нет”. И вполне его понимала. Знать, что тебя предал кто-то из тех, кого ты допустил в свой дом, и кому пусть частично, но все же доверяешь ― неприятно. И это мягко сказано.

Ника почти жалела незадачливого стрелка ― уж непонятно, зачем и почему это все ему понадобилось, но умирать он, если найдут, будет долго и мучительно. К предательству подчиненных в этом мире относились очень своеобразно.

Впрочем, самым неприятным было отнюдь не это. После сканирования она проспала почти сутки ― а когда проснулась… Не заметить косые взгляды остальных членов клана, воинов и даже слуг было крайне сложно. А уж если послушать носящиеся по поместью шепотки…



Елена Гальчук

Отредактировано: 07.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться