Мир Духов 2. Слабость силы

Размер шрифта: - +

Глава четвертая

Глава 4

 

Проснулась Ника, как всегда, на рассвете.

Подняться, переодеться, ополоснуться в приятно-прохладном источнике, съесть легкий завтрак, невольно отметив странный взгляд служанки. Сделать привычные, как дыхание, упражнения. Снова ополоснуться и одеть теперь уже не тренировочную, а самую обычную одежду. Выпить холодного чая, прокручивая в голове планы на будущий день.

Привычно. Знакомо. Как всегда.

Впрочем, мысли Ники были далеки от спокойствия.

В клане что-то назревало ― это было видно невооруженным взглядом. Она понятия не имела, что и почему, но странное покушение и слишком уж целенаправленные слухи говорили сами за себя. Только вот радости такое знание не прибавляло совершенно ― только заставляло еще сильнее подстегивать паранойю.

Самым настораживающим было то, что Ника понятия не имела, кто и зачем это затеял. И даже сколько-либо реальных догадок у нее не было.

Старейшины? Нет, вряд ли. Ника не была настолько наивна, чтобы верить в их добрые намерения ― прибавление в семействе главы клана этим троим было явно не по вкусу ― но испортить ей репутацию можно было десятком куда более простых и менее трудоемких способов. Да что там, они уже ее испортили ― ровно до того предела, при котором Ника не могла рассчитывать на влияние в клане, а давить дальше… Зачем? В конце концов, третировать ее попросту глупо ― присутствие Избранного Змеем в клане слишком много дает, чтобы создавать поводы для ненависти.

Сам Кайран? Тоже нет. Попросту незачем, а эти слухи бьют и по нему ― что за глава клана, который не может удержать в узде собственного младшего сына? Не то, чтобы он на подобное не способен, но встает вопрос о причинах. Ни одна из тех целей, что приходили Нике в голову, не достойна столь своеобразной интриги.

Враги? Возможно, конечно, но… опять “но”. О внешней политике клана Ника знала слишком мало, чтобы строить правдоподобные теории. Возможно, это попытка лишить ее доверия главы, возможно ― расстроить договор с Алым Закатом, а, возможно, что-то еще. Гадать бесполезно, а уж строить на этих догадках какие-то планы ― еще и опасно.

Единственное, что Ника знала точно ― следует поинтересоваться у главы клана тем самым договором. Слишком уж вовремя начались все эти шевеления ― как раз перед прибытием послов. А если учесть то, что рассказала Таи, картина и вовсе вырисовывается интересная. Ради такого стоит слегка пренебречь своими принципами и задать несколько вопросов, наплевав на решение держаться от клановой политики как можно дальше. В конце концов, тревога о младшей сестре ― достаточное основание для вопросов.

Решено.

Ника одним глотком допила чай и поднялась из-за низкого столика. Тренировки на полигоне придется несколько отложить, но даже весьма приблизительное понимание происходящего сделает для ее безопасности куда больше, чем кроха дополнительных сил. Размен приемлем.

Впрочем, выйти из комнаты Нике не удалось. Стоило привычно отодвинуть в сторону створку двери, как перед ее глазами буквально выросли двое смутно знакомых клановых воинов. Кажется, она их видела на полигонах. Или не видела?

― Прошу прощения, молодой господин, но вам не стоит идти дальше. ― с поклоном проговорил старший из мужчин. Лет сорока пяти, с сединой в волосах и темным, въевшимся в кожу загаром, он внушал одним своим видом. Второй ― высокий, почти болезненно худой юноша ― на его фоне смотрелся откровенно бледно.

― Не стоит? ― Ника усилием воли не допустила в голос ни крупицы удивления ― лишь несколько осколков острейшего льда. ― Что это значит?

― У нас приказ не выпускать вас из покоев, молодой господин.

Ника качнула головой.

― И от кого?

― Приказ отдал старейшина Хаджи.

Она медленно кивнула, окидывая мужчину внимательным взглядом. Хороший воин. Не боится, не лебезит, не пытается что-то демонстрировать и выполняет приказ ― хотя наверняка прекрасно понял, в какой ситуации оказался. Пожалуй, его стоит запомнить.

Второго тоже стоит, только по совсем другой причине. Мальчишка откровенно упивается той крупицей власти, что ему досталась, а значит, или глуп, или излишне самоуверен. А скорее всего и то и другое.

Ника едва заметно скривила губы.

― Ваши имена?

― Ниид, молодой господин. ― и опять совершенная невозмутимость. ― А моего глупого товарища зовут Шиджун.

Ника медленно кивнула.

― Хорошо. Пожалуй, я не против немного задержаться в своих комнатах ― но, надеюсь, мой отец узнает об этом как можно скорее.

Ниид на мгновение опустил веки, показывая, что понял намек. Великолепно.

Ника осторожно, из-зо всех сил стараясь не торопиться, закрыла дверь ― и так же неторопливо уселась обратно за столик. Прикрыла глаза. Выдохнула.

Проклятье, так вот почему служанка вела себя так странно! Она не могла не знать…

Не важно. Думай, Ника, думай...

Так. Старейшины. То, что ее “домашний арест” решение всех троих, а не личная инициатива Хаджи, сомнений не вызывает. Только вот что конкретно это может значить? Их очередной ход в этой странной игре, или советниками просто кто-то воспользовался? Скорее, конечно, первое, но возможно и второе.

Надо было выяснить, чем вызван арест и в чем конкретно ее обвиняют ― если обвиняют. А с другой стороны ― у кого выяснять? Вряд ли те, кто стоит за дверями ее покоев, знают что-то полезное. Им отдали приказ ― они выполнили. Все.

Итоги?

Первое ― если ее и хотят в чем-то уличить, то доказательства, должно быть, крайне зыбкие либо отсутствуют вовсе. Иначе бы она уже проснулась в одной из подземных камер и испытала на себе всю доброту местных дознавателей.

Второе ― скорее всего, главе клана об этой выходке старейшин неизвестно. Слишком уж выразительное лицо было у Ниида ― лицо человека, который оказался между жерновов и из-зо всех сил пытается выжить. Да и если бы Кайран нашел что-то, давшее ему причину так обойтись с младшим сыном ― арестовывать он пришел бы лично, как предателя семьи и клана.



Елена Гальчук

Отредактировано: 07.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться