Мир осени

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 1

                                                     МИР ОСЕНИ.
                                                                              ГЛАВА 1
            Вот и Вступила в свои права "Королева Золотой поры". Она проворно облачила кроны в Янтарно-Огненную мантию, без лишних слов окутала Небосвод серыми и унылыми красками, словно Мгла накрывшая землю своим одеялом, ее Величество овладело сердцами многих Атмосферой тоски. Грустные деревья переплелись ветвями над прямой широкой дорогой тянущейся в даль и промозглый осенний ветер постепенно срывал их золотисто-узорчатую листву и осыпал темный мокрый асфальт. Начинался монотонный холодный дождь, барабаня мелкой дробью по листве, по кронам, по сонной дороге, он уверенным шагом направился к уединенному дому и постучался в одинокое окно медленно-стекающими струйками. 
   Шервуд Грин сидел в своем кабинете в удобном кресле расположенным не далеко от плачущего окна, у ног свернувшись клубком лежал черный собака, слева от него в небольшом дровяном камине весело потрескивали дрова разливая в уютном помещение блаженное тепло. С бокалом красного вина, он склонился над электронным дневником и просматривал записи пятилетней давности, записи и наблюдения которые он вел находясь в осеннем мире и предавался воспоминаниям.
      Шервуду Грину, стукнуло 45 лет, это был человек чуть выше среднего роста, спортивного телосложения, русые волосы, с приятными чертами лица и ярко-выраженными зелёными глазами, человек он был тонкой чувствительной натуры и очень сентиментальным. В университетские годы он занимался легкой атлетикой, после силовыми видами спорта. Надежд конечно он не подавал в спорте, но добился солидных результатов. Вскоре спортивную карьеру пришлось покинуть из-за начинающей травмы спины грудного отдела, которая впоследствии могла усугубится. Поэтому в дальнейшем он полностью посвятил себя науке. Благодаря настойчивости, целеустремленности и сильному характеру он стал известным ученным ботаником. Добившись больших успехов в области ботаники, получив множество наград и премий, заработав солидный капитал, такого что хватило бы ему на всю оставшуюся жизнь, а может даже и на две, Шервуд отошёл от дел и купил себе за городом хороший домик в стиле "ар-деко". Его обитель расположилась в небольшой долине окруженной кленовой рощей, въезд к которой  был только через аллею тянущуюся в город. Он забрался в эту глухую чащу, чтоб быть подальше от цивилизации, подальше от высоко технологического города, где постоянно бурлит шум и без устальное движение. Двадцать второй век, век высоких технологий, век процветания робототехники, век космических полётов к далёким звездам и галактикам, век интенсивного, беспрерывного прогресса. До того как Шервуд попал на планету осеннего мира, он был ярым приверженцем этого движения, новых свершений и всего прочего, но после возвращения с того загадочного места, его взгляды кардинально изменились, ему захотелось той-же тишины, спокойствия и умиротворения, той-же атмосферы, чистого и свежего воздуха, какие были на осенней планете. Он перебрался сюда и оборудовал дом с комфортом прошлых веков. Поселился он не один, а с  умным псом породы динго, по кличке Бад, и верным роботом слугой серии Т 22 - 3. Робот по имени Икабод, был моделью последнего поколения и походил на человека имеющего добрые черты лица. В его обязанности входил большой фронт работы: он следил и поддерживал в доме порядок, был отличным поваром, сам закупал продукты, следил за великолепным фруктовым садом, а также исполнял обязанности секретаря Шервуда. 
    Бывший ученый склонившись над электронным дневником в виде небольшого сворачивающегося голограммного экрана, с бокалом вина, придаваясь воспоминаниям, на самом деле ожидал прихода одного журналиста, с которым несколько дней назад договаривался о встрече. Журналист хотел написать историю о том где Шервуд провел около четырёх месяцев пять лет тому назад, исчезнув таинственным образом во время экспедиции на планету найденную в соседней галактике, на которой было обнаружено наличие жизни. В этот момент появился Икабод:
  - Хозяин, прибыл мистер Хантер Лонг.
-Пусть заходит Икабод - сказал Шервуд отрываясь от своих записей. 
Минуту спустя вошел молодой высокий и темноволосый человек, это был журналист Хантер Лонг.
-Здравствуйте профессор, как у вас здесь тепло и уютно, атмосфера я бы сказал душевная.
-Здравствуйте мистер Лонг, спасибо, так и есть, атмосфера у меня самая что ни на есть душевная, располагающая к глубоким воспоминаниям, тем более в такой мрачный осенний день, погода навивает тоску. Да вы присаживайтесь, располагайтесь удобнее, поближе к камину, вы вероятно намокли?
- Cпасибо, да вроде не успел, от машины до вашего крыльца пять метров, я их преодолел в два шага, но вот погода действительно прямо погружает в меланхолическое состояние, на асфальте схватываются пузыри, видно дождь затянется надолго.
Икабод в это время принес бутылку красного искристого вина на подносе с налитым бокалом и поставил на маленький столик у кресла журналиста.
-Спасибо-поблагодарил Лонг за вино.
-Мистер Лонг, мне Икабод в нескольких словах говорил о цели вашего визита, но хотелось бы от вас более подробно узнать.
-Профессор, я хочу услышать в деталях или хотя бы настолько насколько вы помните, что с вами тогда произошло во время экспедиции, куда вы пропали, что произошло с кораблем и командой, где так долго жили и как выживали, чтоб написать книгу о ваших приключениях, тем более результаты ваших анализов, заинтересовали многих, потрясли ученных и медиков всего мира, что с вами тогда произошло?
- Да я и сам не до конца понимаю, ясное дело перед космическими полётами проходишь тщательное медицинское обследование и по прибытии также. Так вот, когда меня нашел спасательный корабль и вернул на землю, мои анализы невероятно сильно улучшились, конечно я и до этого был полностью здоров, но по возвращении с осеннего мира, результаты анализов показали что мой организм омолодился вдвое, то есть прибыв домой сорокалетним мужчиной по паспорту, по анализам, да и по самочувствию я стал двадцатилетним. Даже сейчас мне 45 лет, а мое самочувствие словно у юноши находящегося на пике формы. Я думаю питаясь теми плодами, мои клетки как-то омолодились. Я даже делал их биохимический анализ, вот здесь все данные у меня записанные - показывает голограммный экран - те плоды или почки, были с невероятно богатым и разнообразным составом полезных элементов, аминокислот, витаминов и особенно геропротекторов, большая часть из них нам по сей день неизвестна. Я считаю что именно неисследованные элементы, как раз и помогали максимально усваивать все те полезные вещества, которые способствовали омоложению и улучшению здоровья. Кстати, я так полагаю поиски пока осеннего мира не увенчались успехом?
-Нет, не увенчались, астронавты исколесили за эти пять лет не один десяток галактик и звездных систем, но так пока и не нашли вашего мира осени. Они свято надеяться найти эту планету, ведь найдя её, я так понимаю можно решить проблему старения, намного продлить и сделать жизнь более качественной. 
-Вы знаете,  я тоже так думаю. Из нынче средней продолжительности жизни в 105-110 лет, есть большие шансы в несколько раз ее увеличить. Мне кажется существа на той планете, если питались теми почками, если бы конечно не пожирали друг друга, то они вполне возможно могли бы жить сотни лет, а возможно и тысячи, ну конечно мы не знаем их физиологии, но тем не менее это может быть вполне реальным.
-Что-же, тогда расскажите всё как помните. Тем более сейчас только десять утра, погода на улице воистину по-осеннему мокрая и унылая, а у меня как раз целый день свободен, надеюсь и у  вас, к тому-же здесь так тепло и уютно особенно у камина, в общем, что тут скажешь, все располагает к воспоминаниям, да и прекрасное вино уже чуть дало в голову легкой пьянцой, что еще нужно для счастья - с иронией сказал журналист.
-Убедили - с улыбкой ответил Шервуд, после чего пододвинул удобное кресло на колесиках ближе к камину чтоб усесться напротив журналиста и подтянул на средину между креслами стол с вином. Так сидя у теплого камина, под дробное пение осеннего дождя, Шервуд открыл записи электронного дневника и глубоко погрузился в воспоминания пяти летней давности.
                                                                                ГЛАВА 2    
     -Я тогда работал в крупной научной фирме "Флорис энтерпрайзис" над изучением новых видов повилики. Это такая сорная трава, очень тяжело выводится, она здорово тогда начала мутировать по неизвестным для нас причинам. В тот момент мне и позвонили из NASA и сказали чтоб я срочно явился в их управление. На следующий день с утра за мной прибыл транспорт и отвез в их главный офис. Там на месте мне рассказали всю историю. В общем в нескольких фразах мне описали суть ситуации: На тот момент кротовые норы только начали приобретать популярность, через них уже было совершено несколько межзвёздных экспедиций и довольно-таки успешных. Так 27 августа 2116 года разведывательным зондом "Пегас" была открыта экзопланета подобна земной, с похожими климатическими условиями, атмосферой, атмосферным давлением и так далее. Его датчики обнаружили наличие живых организмов, в частности большой разновидности неизвестных растений. Таким образом NASA в ближайшее время хотело послать научно-исследовательскую экспедицию на ту планету. Планета находилась в одном из созвездий большого пса в ближайшей от нас галактике на расстоянии 42 тысячи световых лет. Помимо меня в исследовательскую экспедицию собирались включить еще пятнадцать ученных из разных областей исследований, команда военных, технический персонал и несколько медиков. 
   Подготовка прошла довольно -таки оперативно, медицинское обследование, нужные тесты я прошел успешно, и спустя две недели был дан старт экспедиции. Я конечно до этого не когда в космосе не был, а тут еще межгалактическое путешествие, к тому-же через кротовую нору, было некоторое волнение. Тем более что за несколько часов до отлёта были получены данные о чрезмерной магнитной активности возле орбиты земли, как раз в районе кротовой норы. Там всегда повышенная активность, но за несколько часов до отлета она в несколько раз возросла. Это получается в нескольких стах километрах над Южной-Атлантикой. Даже сообщались сведения о сильных перебоях в электричестве у жителей тех мест. Были споры перенести экспедицию, но в конечном итоге полёт состоялся как и планировалось. 
   Так выйдя из атмосферы, наш корабль устремился в горловину червоточины. Оборудование тут-же вышло из строя, так всегда бывает, когда совершаешь полёт через кротовую нору, входя в нее оборудование на время отключается, но тогда творилось что-то непонятное, нас стремительно втягивало в её жерло, после несло по её тоннелю, в иллюминаторы было видно фантастическое сияние стенок экзотической материи, они чем-то напоминали раскаленную магму. Через время нас выбросило на другой стороне червоточины, прямо перед носом корабля появился непонятный огромный шар тумана или газа, у него было настолько сильное гравитационное поле, что судно стремительно притягивало как магнитом, следовательно  управление так и не удалось восстановить. Корабль несло через густые облака, датчик показал что это продукты конденсации водяного пара. Слой этих облаков был намного толще чем на земле. Выйдя из них, мы камнем падали вниз. Как корабль приземлился или упал, я уже не помню, вернее не знаю, помню лишь когда я очнулся, вся команда была мертва. В следствии падения не выжил никто кроме меня, каким чудом уцелел я, для меня загадка. Немного придя в сознание, меня чуть не стошнило, члены команды превратились в месиво, все было забрызгано кровью и мозгами, от такого вида мне сделалось дурно и сразу бросило в пот, тем более до этого, я лишь трижды видел покойников и то недолго, к тому-же они умирали своей смертью, а тут такой винегрет, что пришлось приходить в себя минут десять. Переборов свой страх и собравшись с духом, я попытался послать сигнал бедствия. На панели прибора показало что сигнал пошел успешно. После этого я посмотрел на датчики, они зарегистрировали снаружи наличие подходящей атмосферы, пригодной для жизни. Атмосфера состояла на 57% из азота, 42% кислорода в два раза выше чем на земле и 1% делили между собой аргон, углекислый газ, метан, гелий, водород и криптон, атмосферное давление было 750 мм., температура +10С и влажность воздуха 85%. Я решил для начала выйти наружу осмотреться, а после вернутся и что-то делать с трупами. Я взял свой рюкзак надевающийся на плечи, в нем была небольшая аптечка, весь запас моего рациона на несколько недель, одел на руку мой любимый универсальный портативный анализатор GBO-multi последнего поколения, чудо нанотехнологического прогресса, он не только показывал время, дни недели, месяцы, годы, а еще постоянно регистрировал где-ты  находишься, то есть навигатор, состав атмосферы, температуру, атмосферное давление и влажность воздуха. Он выглядел как обычные наручные электронные часы, только чуть больше, очень прочный, водонепроницаемый и выдерживал температуры от абсолютного нуля до +300С, сейчас конечно спустя пять лет вышло новое поколение, еще более усовершенствованное. Так-же взял анализатор для биохимического состава растений - это небольшой прибор в виде планшета с выдвигающейся иглой для забора проб. Я попытался взять с собой оружие, но оружейный сейф был кодовый, поэтому пришлось идти так.
   Я  вышел на трап и огляделся вокруг, воздух был свежий и чистый, дышалось необычайно легко,  стояла немая тишина, вокруг витала сирость и терпкость. Моему взору предстал фантастический, я бы даже сказал сказочный вид, да да, не побоюсь этого слова, воистину сказочный. 
    Исследовательский корабль упал на просторную поляну устланную жёлтой, даже золотистой листвой, вокруг со всех сторон окружал лес, невероятно высокие деревья, облаченные все в ярко-янтарный, ярко-оранжевый наверное даже насыщенно-морковный наряд, небо было всплошную затянуто серыми густыми облаками, но не смотря на это, над лесом они разливали непонятно откуда взявшиеся яркие лучи, свет которых падал на золотистые вершины деревьев. Кроны в свою очередь будто отвечали им ярким золотистым сиянием, глядя на него глазам было немного непривычно, ощущение похоже когда выйдешь с темного помещения на улицу, где везде лежит белый снег, глаза от непривычки начинают болеть, конечно это временное явление, но вот данная картина являла что-то подобное. Я спустился с трапа и ступил на поверхность планеты. Ступив на красочно-золотистый ковер, моя нога провалилась чуть выше щиколотки, толщина слоя лиственного ковра была около 20-30 сантиметров. Я присел,  разгреб рукой листву чтоб посмотреть на почву. Разгребая её, я почувствовал как от жёлтой листвы слегка исходит аромат легкой терпкости и вязью, а еще слегка запахом прелости, но это не портило приятного впечатления. Голая поверхность неизвестной планеты чем-то напоминала жёлто-коричневую глину. Моё внимание привлекли размеры и форма листвы. Листва была всех оттенков желтого и оранжевого цветов, средний размер листьев был чтоб было понятнее чуть больше альбомного листа формата А4, а некоторые даже больше формата А2. Завораживала также их форма и разнообразие: ярко-оранжевые были похожи по форме на кленовые, они кстати были самые большие, их жилкование поражало своей узорчатостью, будто снежинка внутри листка, золотистая листва имела яйцеобразную формы, тоже по-своему с интересным жилкованием, ярко-лимонные листья были продолговато-овальные с зубчатым заострением наверху, а еще интересные в форме пики с причудливым жилкованием. Было еще множество разных видов, размеров и форм листвы, которые я к сожаления не в силах описать. Я направился к лесу, идти было довольно легко, сила гравитации не очень отличалась от земной. По пути я ногами футболял листву, ковер был таким мягким и приятным, что для детей это было бы настоящим  раем для того чтоб играть, ползать, валятся, кувыркаться и обкидываться ею. Я приблизился к лесу и поднял взор к вершинам исполинских деревьев. От ярко-лимонной и насыщенно-морковной панорамы от непривычки рябило в глазах, а из-за безмерной высоты крон даже закружилась голова. Казалось деревья выросли до унылых серых облаков, чтоб подпирать их вместо колонн. В среднем высота этих растений колебалась от 150 до 200 метров, а некоторые даже выше. В необъятных стволах можно было сделать небольшую комнатку. Скорее всего такие размеры объяснялись высоким содержанием кислорода и высокой влажностью. У меня тут-же возник вопрос - есть ли животные здесь, или цивилизация, и какие они при таких-то условиях? В этот момент безмолвную тишину прервал неожиданный сильный взрыв. Взорвался мой корабль, возможно из-за произошедшего замыкания. По причине высокой концентрации кислорода, огонь вспыхнул необычайно ярко и высоко, красные языки пламени тут-же начали быстро лизать янтарный ковер. Лишившись жилья, я был поражен, но еще больше поразило то что начался ледяной проливной дождь и моментально затушил пожар. Создавалось такое впечатление, будто угрюмые облака догадались, что осеннему миру грозит опасность, и они моментально приняли меры в виде стремительного ливня. Дождь лил настолько холодный и пронизывающий что мне пришлось укрыться под одно из деревьев. Его кроны были очень плотные, тем самым, они образовали золотистую крышу под которой я уселся облокотившись спиной на ствол и наблюдал за угасающими остатками дыма сгоревшего корабля. Темно-серое небо, монотонный звук дождя, сама атмосфера вводила в полудремотное состояние, мне немного стало тоскливо и захотелось спать. Через несколько часов дождь прекратился, я пошел посмотреть на сгоревшие остатки, нечего не осталось, сгорело абсолютно всё. Слава богу что я взял с собой свой рюкзак с рационом и некоторыми принадлежностями, я выше уже упоминал. Мне не чего не оставалось как двинутся в путь, осмотреться, исследовать планету в надежде что я кого не будь обнаружу. 
    В пути по лесу тешило то что я успел послать сигнал бедствия, пусть мизерная, но хоть какая-то была надежда на спасение. Конечно если сигнал дойдет, неизвестно сколько времени потребуется чтоб найти меня, ведь я даже не знал в какую галактику или звёздную систему меня занесло. По ходу, я достал электронный дневник и внес в него некоторые данные показаний портативного анализатора, внес число, месяц, год - 2 октября 2116 года, время 15:30 конечно земное. Еще неизвестно сколько здесь длился день и была ли тут вообще ночь. 
   Шагая по мокрой листве, мои ноги слава богу не промокли ибо обувь была водонепроницаемая и удобная. Среди деревьев великанов, я чувствовал себя как муравей в городе небоскребов, всё вокруг казалось огромным, ярким и красочным, от стволов, крон и листвы исходил необычный запах, неповторимый запах осени. Временами деревья редели открывая вид на мрачное небо, оно тут-же навивало меланхолическое настроение и загадочную грусть, а еще они давали возможность рассмотреть причудливые формы невероятно огромных крон. Некоторые кроны по форме были шатровидные, объем шатра нависал над поверхностью почвы радиусом метров 40-50 метров, под таким зонтиком могло укрыться по меньшей мере около тысячи человек, другие по форме были шарообразные, шарообразные кроны сменяли яйцевидные, за яйцевидными следовали яйцевидно-пирамидальные или просто пирамидальные,  очень завораживали формы плакучих крон, их свисающие прутьевидные и гибкие ветви облачились лимонными тонкими листьями напоминающие гирлянды, далее на пути встретилось дерево с колонновидной формой кроны, а за ним раскидистое. Последнее кстати по площади занимало еще больше чем шатровидное дерево. После я вошел снова в густую чащу, деревья так близко и плотно росли друг от друга, их кроны плотно между собой переплелись янтарным сводом над головой что я следовал между темных стволов-колонн словно по тоннелю. Залезть на дерево было невозможно, окружность стволов по меньшей мере достигала метров семь-восемь, а ближайшие ветви от поверхности грунта находились на высоте 20-50 метров в зависимости от формы и вида дерева. 
     В 19:00 часов вечера я сделал привал чтоб отдохнуть и перекусить пока еще было светло. Я вновь уселся под дерево облокотившись на него спиной, вытянул ноги вперед, словно сидел в королевском ложе с красочно-золотистыми простынями и наслаждался своей порцией. Прижавшись головой к стволу, я прикрыл глаза и расслабился, вокруг царила глубокая тишина и умиротворение. От этой тишины словно исходил приятный аромат листвы и атмосфера, самая настоящая атмосфера золотой осени, только еще более яркая и насыщенная. Листва в этом месте была уже сухой, видно дождь прошел полосой и сюда не достал. Тогда я взял и нагреб листья себе на ноги, полностью укрыв их как под одеялом. Они приятно согревали, я подумал что на крайний случай так можно будет  переночевать, если бы не нашлось убежища получше. Тот лес олицетворял собою идеальное место для игр в прятки. Не только за стволами можно было прятаться, а и под листьями зарывшись с головой, а еще сгрести их в огромную кучу и устроить там жилье. Одним словом окружающая среда позволяла реализовать самые разнообразные фантазии. Так хорошо передохнув, я пошел дальше. 
                                                                                   ГЛАВА 3
     Часы показывали 22:30, лес постепенно начала окутывать в свои объятия тьма, сверху над янтарной листвой медленно сгущалась черная мгла. Я еще никогда в жизни не видел такого тумана, его непонятного происхождения. Воздух стал более прохладный и сырой, датчик показал что температура опустилась до +3С, а влажность выросла до 93%, я это ощутил, тело неприятно сковала сырость, сырость глубокой осенней ночи.  Двигаясь дальше впереди в самой чаще вдруг неожиданно замигали яркие кроваво-алые пары огоньков. Вскоре они исчезли, но потом появились снова только в большем количестве. В гнетущем мраке огоньки перемещались сопровождая меня, сначала на расстоянии, но со временем под аккомпанемент шороха они приблизились, будто ритуальный танец дикого племени в ночи. От шороха мне стало не по себе, холодок прошел леденящей струйкой по спине, фантазия рисовала самые разнообразные картины, далеко не самые приятные. Поскольку оружия у меня не было никакого, взглядом я бегло обвел вокруг в поисках чего не будь для защиты не важно либо дубинка, либо сучковатая коряга, вскользь задев периферическим зрением значительно выросшее количество пар огоньков, я не стал делать на этом акцент и еще усерднее стал всматриваться во тьму мысленно ругая проклятый лес за отсутствие на мягкой лиственной поверхности хоть бы одной крепкой палки, словно кроны деревьев заколдованы и никогда не ломались. Вдруг сквозь унылую небесную пелену просочились серебристо-призрачные лучи, они быстренько разливались по исполинским кронам облаченные в золотой наряд, по густому и мягкому янтарному ковру устилающему мне путь разгоняя мглу и по необъятным могучим стволам деревьев. Лес мигом озарился эфемерным светом и деревья тут-же отрастили уродливые тени. Больше всего заворожили вечно-нахмуренные облака, их словно маленький ночник что-то изнутри подсвечивало серебристо-белым светом. Несмотря на сказочное освещение таинственных лучей, свет этот был холодным и безжизненным. Вы не подумайте нечего, я не спроста вдаюсь в детальные описания окружающей панорамы, просто внешнее убранство леса, этого мира стало настолько необычным, настолько прекрасным, но в тот-же момент настолько мистически-странным, что невозможно пояснить словами. 
   Из чарующего состояния меня вывела скользнувшая недалеко за огромным стволом тень справа, после шорох и вслед за ним пронизывающий лай в несколько глоток слева под другим деревом. Я оглянулся по сторонам из теней деревьев начали выходить ужасные существа на четырёх лапах, уродливой мордой чем-то похожи на гиену, с длинным худым телом, бока у них были настолько запавшие, что казалось прижав их  руками, пальцы сомкнутся через кожу, позвоночник и ребра торчали как обглоданный остов, тело, лапы, морда - всё лысое, ноги худющие и длинные в высоту достигали метр двадцать - метр тридцать. 
    Путь по прямой тянулся как асфальтированная дорога между стен, только этими стены заменяли необъятные деревья, я кинулся бежать во весь опор по прямой, твари за мной. Ровной дорога шла не постоянно, временами она плавными виражами сворачивала то вправо, то влево, либо волнисто змеилась. Твари следовали сзади и по бокам, движения их были так мягки и легки, словно для них это даже не пробежка, а лёгкая прогулка. Если бы мне дали большую фору, думаю меня бы это не спасло. Несмотря на промозглый воздух, я здорово взмок и успел немного под устать, ноги постепенно наливались свинцом, появилась отдышка, телу стало жарко. Впереди вскоре выросла стена, через время она приобрела форму сваленного дерева. Огромный ствол в горизонтальном положении был выше меня. С приближением к нему, на необъятном корпусе зазияла, словно непроглядная пещера чернота - это было дупло, с последних сил я устремился к нему, но сделав еще несколько шагов, я через что-то споткнулся. Это была коряга, я взял её, вмиг поднялся и с последних сил чуть ли не на крыльях влетел в открытое отверстие. Полость дерева слава богу оказалась достаточно объемной, чтоб стоять в полный рост и даже позволяла сделать взмах палкой, таким образом я мог отражать выпады эфемерных существ.    
    Длинноногая тварь попыталась ухватить меня всунув вытянутую морду в моё убежище, но тут-же отхватила деревянным орудием. Вход в дупло плотно окружили, сначала поднялся яростно-оглушительный вой, после сразу две уродливых морды попытались протиснутся в мою крепость, но на их длинные рыла щедро посыпался град оглушительных ударов, скуля они отскочили назад, незамедлительно последовало новое нападение, теперь три морды аккуратно втиснулись вперед, освирепело скаля пасти якобы готовясь неожиданно ухватится за мое орудие чтоб выхватить. Я ловко орудовал сучковатым средством защиты, но это меня не спасло, одному отродью удалось ухватится за дальний от меня конец и с дикой силой вырвать из рук. В паническом страхе не зная что делать, я прижался спиной к внутренней стене полого дерева и словно не понимал, во сне или наяву всё это происходит со мной. Обезоружив меня злобное существо попыталось ворваться во внутрь, но тут-же отступилось, что-то его отвлекло. Расслышав шумные взмахи крыльев, я выглянул наружу. В призрачном сиянии над золотистым лиственным ковром молниеносно проносились другие создания. Они словно с серебристо-озаряющих облаков низвергались на землю и подхватывали в огромные дугообразные когти одну за другой преследовавших меня тварей. У новоприбывших чудовищ крылья были перепончатые, их размах достигал пять-шесть метров, морда круглая, впалые огненные глаза, рот широкий, издавая писклявые звуки, обнажались густые как мелкие иголки зубы. Вся голова была увенчана многочисленными парами небольших серпообразных рожек. Некоторых длинноногих монстров, крылатые атаковали прям на почве, раздирая пол метровыми загнутыми когтями и сразу сжирали, некоторых прямо в воздухе. Кровавое торжество победителей продолжалось недолго, из сияющих серебристых облаков, смертоносным градом посыпались новые создания, еще более устрашающие. Некоторые из них имели некоторое сходство с гигантскими пауками только с пятью парами лап и тройной парой прозрачных витиевато-узорных крыльев, по форме схожие на стрекозьи, некоторые на осьминогов, но тоже с десятью щупальцами, в этих было четыре пары таких крыльев и по размеру чуть больше, и еще один вид среди них был скорпионоподобные создания, также с четырьмя парами крыльев. Все они плотной стеной обрушились на перепончатокрылых созданий и в один миг пригвоздив их к янтарной листве сжирали. Вокруг царила тошнотворно-жуткая атмосфера, треск костей, разрыв кожи и внутренностей, зловонный смрад витали в иллюзорно-холодном воздухе. Невыносимо-тяжелый дух чуть не вывернул меня на изнанку, но в очередной раз появились новые существа, которые стали пожирать предыдущих. С почвы неожиданно начали выныривать шипастые черви, в окружности метров пять, их пасть раскрывалась словно тюльпан, они резко захватывала крылатых пауков, осьминогов и скорпионов и тут-же утаскивали опять в грунт. Мне казалось что я стал свидетелем адской пищевой цепочки на этой планете, появлялись одни существа, после вторые пожирая первых, потом третьи пожирая вторых, далее четвертые пожирая третьих и так далее. Так как у нас на земле злаками питаются кузнечики, кузнечиками лягушки, лягушками змеи, змеями ежи, а ежами лисица или например фитопланктоном питаются ракообразные и рыбы, вторыми писцы и тюлени, а последними в свою очередь белый медведь так и здесь, с разницей лишь в том что местные обитатели этого мира намного больше, враждебнее и ужасней. Наблюдая за этим кровавым пиршеством, я думал что схожу  сума, такое не то что нигде не увидишь, такое даже на экране не покажут, всё было так отчетливо и ясно в серебристом свете, будто вот-вот помрачиться рассудок, но не впасть в помутнение мне не дало одно из тех существ, которое появилось последним. В открытое дупло устремился шипастый червь. К счастью его диаметр не позволил ему попасть во внутрь, тогда он принялся крошить стенки ствола дерева. Внутри зияющей пасти обнажались тысячи мелких острее бритвы зубцов, благодаря которым и невероятно сильным челюстям, дерево крошилось как сахарное печенье. Щепки крошились стремительно и оглушительно-трескуче , иногда звук напоминал протяжно-скрежущий, видно дерево было волокнистое, прочные жилы и волокна в длинном скрипучем пении противно голосили, будто кто-то под ухом скреб вилкой по стеклу. Защитная стена быстро таила и вскоре меня защищал лишь маленький клочок корпуса ствола дерева. Шипастое отродье ухватило в очередной раз свою порцию древесины, тем самым окончательно лишив меня защитной стены, исполинский ствол теперь напоминал разрезанную вдоль на две половины флейту. Только от второй половины остались лишь щепки, а в первой лежал я. Чудище кинулось на меня, но тут что-то его потянуло назад, не на секунду не задумываясь над этим, я вылез и кинулся на утёк. Несясь через кладбище разорванных уродливых существ, перепрыгивая и огибая мерзкие и противные тела, я временами наступал в липкую смрадную субстанцию. Неожиданно меня высоко в воздух подкинул резко выскочивший из под густой листвы очередной червь. Я взмыл так высоко, что перехватило дух, - Господи лишь бы не чего не сломать, Господи лишь бы не чего не сломать - падая вниз молился я. Плотный янтарный ковер смягчил падение, я упал лицом вниз, но видимо здорово забился, тем самым потерял сознание. Не знаю как долго я находился в беспамятстве, но помню что в чувства меня привел свистящий холодный ветер. В призрачном свете устланная золотистая листва мелькала подо мной с бешеной скоростью, я попытался повернуть голову и рассмотреть что происходит. Большое мохнатое существо крепко держало меня в своей пасти за рюкзак с приборами находившийся за плечами и несло как носят детенышей собаки или коты. Из-за чудовищной быстроты в глазах всё плыло, янтарная поверхность сливалась в гладкое полотно и уже не возможно было понять, сплю я или нет. 
     Спустя время сквозь полусон я смутно расслышал жесткий звук царапанья когтей по дереву, мне чудилось непонятное ощущение будто меня что-то поднимает вверх и тогда  я окончательно погрузился в объятия забытия. 
                                                                               ГЛАВА 4
       Раскрыв на рассвете глаза, моему взору явилась необычная картина. Я лежал в небольшом уютном дупле дерева, на огромной высоте в объятиях свернувшегося клубком мягкого, теплого и пушистого существа. Оно громко и мерно посапывало уткнувшись угольной мочкой носа мне в живот. Каждый выдох приятно обдавал мое тело нежным теплом, ощущения были даже намного приятней когда просыпаешься утром в прохладном доме под теплым уютным одеялом, оно тебя подкупающе согревает и будто опять погружает в сладкий сон, в этот момент так не хочется вставать, что кажется проспал бы целый день. Я повернул голову и выглянул из дупла вовне. Далеко внизу устилалась яркая жёлтая поверхность, вокруг окружали необъятные сумрачно-безмолвные деревья. Выстроившись вокруг они поражали чередованием и разнообразием всё новых  и причудливых форм и размеров: высокое дерево напротив напоминающее свечу с золотым отливом сменяло рядом стоящее пышно-кудрявое с ярко-оранжевой листвой, а в след за ним шло пирамидообразное дерево, внизу пышное, но с постепенным подъемом вверх, плавно сужалось, но самое интересное, его листва была игольчатая как у сосны, только иголки ярко-золотистые, небо представляло из себя сплошную серо-чёрную пелену облаков, атмосфера вокруг навивала тоску. Мне сразу это напомнило когда солнце вдруг резко затягивает угрюмой вуалью и на улице становится темно, тогда всё вокруг царит в унылой тишине. Я почувствовал как существо зашевелилось, подняло голову и посмотрело на меня. Некоторое время мы смотрели друг на друга, а после оно аккуратно взяло меня за рюкзак на плечах в зубы и направилось наружу. Огромные когти вонзались в кору дерева, оно не спеша шло словно по вертикальной стене только вниз, я болтался в воздухе как детеныш, от большой высоты кружилась голова и колотилось сердце, я боялся сорваться вниз, рюкзак конечно был очень прочный и выдерживал нагрузку до двух сот килограмм, но он мог просто соскочить, если вчерашнее падение было не настолько долгим, его можно было пережить, то это нет, меня вряд ли спасла бы мягкая перина из листьев, думаю мы как минимум находились на уровне тридцати этажного здания. Существо преодолело один эшелон веток, другой, третий, еще метров двадцать спустилось по голому стволу, наконец слезло с дерева и опустило меня. Я тут-же встал, отошел в сторону и повернулся чтоб рассмотреть моего спасителя. Внешне мой спутник походил на гибрида  сразу нескольких видов  животных из семейства псовых и кошачьих, только значительно крупнее: высотой в холке он был примерно метра полтора и массой не смотря на то что  шерсть с подшерстком пышная, длинная и прямая,  могла ввести кого угодно в заблуждение , но думаю по меньшей мере килограмм 300-350  в нем было точно. Телосложение плотное и мускулистое, грудная клетка хорошо развита, ноги невысокие и толстые с широкой лапой и большими изогнутыми когтями, голова здорово походила на морду пекинеса - широкая, короткая и вздёрнутая, угольная мочка носа с широко раскрытыми ноздрями находилась на уровне круглых, больших и выпуклых карих глаз, казалось опуская голову вниз, они вот-вот выпадут, но не смотря на это очень милые и добрые, могли вызывать улыбку на лице даже у самого  бесчувственного, уши висячие и длинные, покрыты густой шерстью, и хвост, похожий на волчий, толстый, длинный и опущенный. Хотелось бы отметить интересный окрас - сам весь чёрный, как смоль, грудка слегка белая, над большими ласковыми глазами два бурых пятнышка и передние лапки словно в коротеньких носочках: левая - в белом, правая - в коричневом. Что еще характерно подчеркивало его забавность, так это небольшой перекус, нижний ряд его зубов прикрывал верхние резцы так, что верхние резцы примыкали к внутренним плоскостям нижних зубов и конечно-же наверное самое интересное ярко-зелёный язык. Я не могу объяснить природу зелёного цвета языка, но это так. Скорее всего кровь у него была подобного цвета.  Если у нас у животных кровь алого цвета из-за наличия белка гемоглобина, который содержит железо и находится в красных кровяных тельцах, в следствии чего кровь делается красной, то видно в его организме содержалось другое вещество мне неизвестное. Я сделал шаг вперед и забавное существо быстро завиляло хвостом, зелёный язык высунулся вперед, а выпуклые глаза сделались игривые, после чего оно выпячило заднюю часть туловища, переднюю наоборот прижало к земле и начало бить по ней лапами, хвост еще более активно задвигался и на кирпатой морде проступили мимические линии радости. Вдруг оно перепрыгнуло через меня и с неимоверной скоростью устремилось в даль оставляя за собой янтарный шлейф, метрах в ста пятидесяти сделало вираж и направилось в мою сторону. Сила и скорость поражали, эти сто пятьдесят метров он преодолел за 4-5 секунд, а может и быстрей, описав вокруг меня поворот он пошел на второй заход. Как по мне даже если дать гепарду небольшую фору, это существо его в миг бы нагнало и даже с легкостью перегнало, видно было что это не предел возможностей игривого создания. Я сел у дерева, снял рюкзак и решил подкрепится, лохматое животное тоже уселось недалеко и голодным взглядом наблюдало за мной. Выражение пучеглазой морды говорило - дай и мне. Я распечатал один паёк и положил рядом, оно подошло, обнюхало и враз всё проглотило. 
- Э нет - сказал я - с таким успехом мне тебя не прокормить, ты за один раз съешь запасы, которых мне бы хватило на несколько недель. Я задумался - чем оно питалось всё это время?
   - Ты лохматое страшилище - с иронией спросил я - чем-же ты питаешься, может и я стану это есть, кто знает сколько мне здесь скитаться, аааа, чего молчишь? Словно разобрав мои слова животное вскочило на дерево и проворно полезло вверх.
- Ты куда?
    Вскоре оно забралось так высоко что его вовсе не стало видно за густой  листвой, был лишь слышен где-то далеко в вышине шелест и непонятная возня. Возня продолжалась минут двадцать, шелест вверху перемещался с одной ветки на другую. Я даже  слегка пригорюнил и сел под деревом ожидая пока существо спустится. Наконец я услышал царапанья когтей по коре дерева, существо легко и грациозно как кошка спускалось по стволу и что-то несло в широко раскрытой пасти. Животное спрыгнуло, подошло ко мне и положило рядом какие-то плоды или что-то подобное, скорее они походили на почки, только размером как средних размеров груша. 
- Что это? - спросил я. Оно кирпатым носом подсунуло горсть неизвестных плодов ближе. - Это мне? - снова спросил я. Я взял один плод в руку и долго рассматривал, существо интересным и удивленным взглядом смотрело на меня, словно выражая - Что смотришь идиот, ешь пока дают. После мохнатое создание одну почку взяло и начало жевать, оно так вкусно причмокивало, будто это был деликатес. Я достал анализатор для биохимического состава растений, выдвигающейся иглой воткнул в почку и на экране сразу замелькало множество цифр и аббревиатур. Показания датчика меня потрясли. По его данным в неизвестном плоде присутствовало просто колоссальное количество биологически активных ферментов. Чуть ли не вся таблица Менделеева минералов с концентрацией которых могли лишь сравнится элитные поливитамины, также большой спектр из 23 витаминов, за аминокислотный состав я вообще молчу, 30 из которых на мониторе выбило неизвестных, еще больше поразило невероятное количество геропротекторов, ферментов продлевающих жизнь. Наибольшая концентрация была таких веществ как меркаптоэтиламин, 2-этил-6-метил-3-оксипиридин, прокаин, депренил и еще около двух десятков неизвестных, также невероятное количество других антиоксидантов, которые я тоже не все знаю. Что касаемо питательной ценности, то здесь тоже очень интересные данные: на 100 грамм этого плода белка приходилось - 37 грамм, это больше чем в любом мясе и бобовых, жиров - 7 грамм, а углеводов - 45 грамм, калорийность - 600 ккал на сто грамм, то есть очень калорийный продукт, что хорошо было для меня в пути, жизни необходимая энергия. Что-же, от теории пора было переходить к практики - была не была - сказал я сам себе и добавил в шутку - наемся и помру молодой. Не без труда, я сорвал темную коричневую корку, внутри была красная мякоть, я немного откусил и просто некоторое время жевал, на вкус она оказалась очень сочная, сладкая и с кислинкой, мне сразу это напомнило "Королеву фруктов" мангостан, родина которой Юго-Восточная Азия. Тогда я откусил еще и еще, было очень вкусно. Осилив три таких плода, я  насытился как никогда. Плюс этих плодов был еще в том что они были довольно сочными, это позволило мне напиться и утолить жажду, таким образом вопрос с едой и питьем был решен. Я протянул руку существу и сказал - спасибо мой мохнатый друг, дай я пожму твою могучую лапу. Создание сразу подало лапу, я пришел в изумление в который раз, оно оказалось настолько умным, поняв сначала что я веду речь о еде оно тут же среагировало и влезло на дерево за плодами, а после  с первого раза поняло что нужно подать лапу. Тогда я решил провести еще один маленький эксперимент. Я отошел в сторону и сказал - мохнатое чудище, принеси мне три почки - и указал пальцами на лежащие на листве оставшиеся пять почек. Существо не колеблясь взяло в пасть три плода и поднесло мне.
    -Боже мой - воскликнул я - ты понимаешь не то что лучше любой собаки, ты понимаешь может даже лучше многих людей. Я посмотрел в эти круглые глаза с интересом смотревшие на меня и на мгновение мне показалось будто под ними прятался человек, добрый человек, потому что под таким дружелюбным взглядом, злой прятаться не мог.  
   - Ну что-ж, тебе нужно дать имя. Сверх естественного в голову мне нечего не пришло и я назвал существо Бад. В толкователе имен писалось что имя Бад означает друг, поэтому я и решил его так назвать, поскольку больше друзей у меня здесь не было. После мы вместе двинулись в путь. 
                                                                                ГЛАВА 5
     Бад шел рядом, вокруг царила мертвая тишина, днем никогда не было слышно ни пенья птиц, не стрекотания насекомых или каких других существ, словно лес был мертв, но в тот-же миг, жизни в нем было больше, чем в ком или чем либо. Вообще безжизненная тишина нисколько не угнетала, даже наоборот, видно сказочность золотого леса, свежесть воздуха и дремотное безмолвие умиротворяли. Как говорил один известный философ "Когда тебе плохо - прислушайся к природе. Тишина мира успокаивает лучше, чем миллионы ненужных слов." Думаю окружающая атмосфера очень подходила под эти слова. Тоска наступала лишь тогда, когда мы выходили на просторные поляны, где золотистые своды расступались и открывали вид на угрюмое небо затянутое серой пеленой. 
   Бад оказался очень игривым создание, всю дорогу он бегал вокруг меня, иногда толкал носом провоцируя поиграть с ним, не всегда удавалось ему в этом отказать. Сначала мы обкидывались листвой, я повернулся к нему спиной, нагнулся и рьяно греб руками как собака роет яму, листва летела в Бада как лимонного цвета снег, правда когда это делал он, меня засыпало с головой. А потом мне пришла в голову вот такая идея: под самой низко-нависшей веткой над землей, она росла на высоте примерно метров пятнадцать,  мы с Бадом сгребли громадную кучу листьев, а после я влез ему на спину крепко руками уцепившись за длинную шерсть, он с легкостью залез на дерево, прошел с ловкостью пантеры до конца этой ветки, под которой была сгребена гора листьев и от туда мы как с вышки прыгают в воду, прыгали до наступления ночи. Первым прыгнул Бад, он оказался смелее, я поначалу боялся, пока он меня не столкнул. В полёте я его вспоминал самыми витиеватыми и бранными фразами, ибо страх подступил к самому горлу, но упав на мягкую перину, наступало блаженство, просто незабываемые ощущения. Тогда мы проделывали это вновь и вновь, уже я сам подтрунивал Бада - Давай еще. Дошло до того что я слегка загонял моего нового друга, у него на ночь еле хватило сил забраться вместе со мной в дерево. Ночи нам приходилось проводить высоко на деревьях в их дуплах в связи с тем что с наступлением мрака, враждебные чудовища выползали вновь и устраивали внизу настоящий Содом. Иногда кровавые пиршества проходили не очень далеко от наших убежищ, нам были хорошо слышны звуки адского гомона, но слава богу в нашу обитель, никто не вторгался. В некоторых дуплах бывало попадались гнезда свитые из листвы. Кто их там свил, для меня это была необъяснимая загадка, хотя главное что они были очень уютные и теплые, мерзнуть мне не приходилось и  в них никто никогда не залезал. Прижимаясь в плотную к Баду или укрывшись его лапой мне становилось еще мягче и комфортней, тепло его тела согревало лучше любого одеяла. 
   Так прошла неделя. Я вел свои записи постоянно, вел тщательные наблюдения за погодой и вот что я заметил: в среднем температура днем колебалась от +6 до +15С, ночью чуть прохладней от +2 до+8С, часто шли холодные дожди. В деревьях особенно хорошо и сладко спалось как раз во время дождей, когда ты в теплом, уютном и сухом гнездышке свернешься калачиком или закопаешься в шерсти Бада или в листве, а снаружи идет монотонный дождь, ровный и однотонный звук ударения капелек по листве словно вводил в гипнотическое состояние и ты медленно погружаешься в нежные объятия блаженного сна, мне не когда так хорошо не спалось. Иногда погода была мрачно-ясной, сквозь вечно затянутые облака пробивались загадочные лучи и озаряли лес своим сиянием. Ощущение чем-то было похоже когда ты идешь днем осенью или зимой по улице, небо затянуто угрюмым одеялом, всё вокруг кажется унылым, настроение поникшее, тоскливое и тут вдруг сквозь эту пелену пробиваются солнечные лучи, они весело разливаются вокруг и тебе сразу в груди становится теплей, тебе становится радостно и приятно на душе, вот что-то подобное я зачастую испытывал и там, только еще более ярко-выраженно. По ночам когда серебристые лучи прорывались сквозь облака, они озаряли лес призрачным светом и деревья казались еще загадочней и таинственней, форма крон казалась еще более причудливой, а я в этот момент лежал в дупле и смотрел в моё окошко наружу рассматривая бледно-золотистые верхушки соседних деревьев. Воображение в этот момент рисовало самые фантастические образы, а потом я незаметно засыпал. Спустя еще неделю, в погоде я заметил новый феномен, когда облака становились грозные и черные начинался сильный и холодный ветер, в лесу день становился сумрачным. Сильный ветер гнал золотистую листву, как зимой обычно метёт снег, в этот момент мы с Бадом или забирались в дерево или прятались за исполинскими стволоми и пережидали. Влажность воздуха меньше 85-87% не падала, я бы даже сказал что средний показатель влажности колебался в районе 87-90%. 
    Время тянулось очень медленно, в небе не появлялось не каких спасательных кораблей, я начал понимать что испытывал Робинзон Крузо герой знаменитого произведения Даниэля Дефо, хотя с Бадом скучать сильно не приходилось. Что самое интересное, днем мы  никогда не встречали живых существ, только ночью осенний мир начинал кишеть всякими злобными тварями, а еще нам не когда не попадались не какие другие растения кроме деревьев. За время пребывания на этой планете, я выяснил что сутки там длились 28 часов, на 4 часа дольше чем на земле. Наступление тьмы на моих часах смещалось каждый раз на 4 часа, то есть в первый день ночь начала наступать когда я впервые столкнулся с чудовищами, это было в 22 часа, на следующий день в 2 часа ночи, после в 6 часов утра и так далее, то есть примерно +2 часа сверху днем и +2 часа сверху ночью, в среднем и день и ночь длились приблизительно по 14 часов, первое время я не мог привыкнуть к такому ритму, но со временем, как-то незаметно втянулся.    
                                                                                    ГЛАВА 6
            3 ноября стояла мокрая погода, моросил мелкий дождь, в воздухе парил запах сырой листвы, я ехал верхом на спине Бада, иногда он мне позволял прокатится на себе часик-другой чтоб немного отдохнули мои ноги. Сидя на нем, меня разморило и я задремал уткнувшись лицом в густую шерсть. Спустя время дождь прекратился и меня разбудили пробивающиеся лучи сквозь облака, их яркий свет слепил глаза и озарял лес. Впереди появились плакучие деревья, они свесили длинные прутообразные ветви до земли как лианы и манили прокатится. Бад тут-же быстро розогнался, подскочил, ухватился зубами за нависшие ветки и болтаясь повис. Мне его идея понравилась и я повторил в след за ним. С каждым разом мне удавалось раскачиваться все сильней и сильней, пока я вовсе, не пролетел метров пять десять, от полёта, захватывало дух. Мы провели на плакучих деревьях целый день, на ночь забрались в дерево, а проснувшись утром, я обнаружил что Бада нет, меня это насторожило, поскольку спустится было не реально, но мои опасения оказались напрасны, спустя пол часа он вернулся с полной пастью плодов, тогда мы позавтракали и пошли дальше. 
   Ближе к вечеру выбившись из сил я сел передохнуть, казалось пятки вот-вот загорятся, тогда я решил снять обувь и чуть проветрить ноги. Я сел и облокотился на дерево, снял обувь и положил рядом, Бад это увидел, подкрался сзади и украл мои ботинки. С обувью в зубах он как вихрь начал носится взад и вперед, временами рьяно мотыляя головой. 
     -Бад, ты опять украл мою обувь, они-же воняют страшнее атомной войны, они же больше месяца не стиранные. Он часто любил воровать мою обувь, когда я снимал её, а после бегал как сумасшедший с ней в зубах, будто это был самый дорогой трофей.
         На следующий день нам впервые в пути встретилась река, вернее это больше было похожим на мрачное русло тянущееся в даль. Оно уходило среди густой чащи деревьев, как тёмная змеящаяся дорога, шириной примерно метров двадцать или тридцать. Линии берегов сначала шли прямыми высокими и обрывистыми, после поворачивали вправо и плавно перетекали в низкий уступ, а далее становились волнистыми. Берега были полностью устланы жёлтой густой листвой, часть из которой уходила в воду. По линии кромки берегов, в ряд плотной стеной шли исполинские деревья, они кронами свились между собой над мертвым руслом, тем самым надежно укрыв его от иногда пробивающихся лучей. Возможно из-за этой крыши вода и казалась неестественно темной. Изредка листва осыпалась золотым дождем на зеркальную гладь воды, плавающие листья напоминали заблудившиеся одинокие шлюпки. Температура воды была далеко не парное молоко, всего лишь +3С. Мы прошлись вдоль берега несколько километров, сомнений что русло необитаемо, у меня почему то не вызывало никаких. На низком берегу мы сделали привал, Бад влез в воду и мгновенно выскочил от туда, резко отряхнув густую шерсть, все брызги полетели на меня, после чего он неистово начал носится по берегу в зад и вперед якобы греясь, а потом упал и качался в листве перекатываясь с одного бока на другой. Тогда и я решил пусть не искупаться, то хотя бы просто обмыться, поскольку пребывая там больше месяца, я еще не разу не мылся и не брился, я стал похожим на дикаря, а надежда на то что грязь начнет отваливаться после метра сама, меня совсем не тешила. Конечно постоянные облизывания Бада не считались за мытье, от его липких слюней еще больше хотелось принять душ или ванну. Единственное переживание было за то чтоб не заболеть и не простыть, поскольку холодная вода - это была одна сторона медали, вторая - это постоянно высокая сырость. Пока я раздевшись быстренько у края берега обтирался холодной водой, Бад в очередной раз украл мою задушливую обувь и таскался с ней по берегу. Не без труда и не без брани, мне только удавалось вернуть ее обратно. Каждый раз как я забирал у него свои ботинки, я в шутку говорил - Бад, какое-же ты воровитое существо, свою обувь нужно иметь, - тогда он делал обиженную морду, хотя это продолжалось недолго.                                                                                                 
    На следующий день проснувшись в теплом дереве, самочувствие было прекрасным, после холодных процедур, я не заболел. 
   Продолжая путь вдоль русла, где-то через 10-12 километров, пшеничный свод навис над водой так низко, что мы решили попробовать по нём забраться на середину реки, выламать по возможности подлиннее ветку и измерять ее глубину. Побег удалось добыть не очень толстый, да и то с помощью Бада, деревья были невероятно крепкие и прочные словно из сплава, нам приходилось не раз выбирать все меньшего и меньшего размера. Наконец добыв ветку толщиной чуть толще с большой палец, это все на что нас хватило, и по длине примерно метров восемь-девять, мы попытались измерять глубину русла, но к сожалению до дна не достали, там было очень глубоко.
    В пути река нас сопровождала  еще неделю, мне примерно удалось вычислить ее протяженность: если мы шли вдоль русла около десяти дней преодолевая за один в среднем 15-20 километров, то минимально выходило около 150 километров. 
    Когда река закончилась, деревья здорово выросли в размерах, видно это была какая то разновидность, их листья были пятипалые похожие на кленовые, а цвет насыщенно - оранжевый, даже немного неестественный, таких размеров деревьев, я пока не встречал на этой планете. Но выйдя на светлую поляну, перед нами предстало одинокое дерево этой же разновидности, но рекордных размеров. Оно стояло как новогодняя ёлка в школе, а дети вокруг неё водили хоровод, только хоровод водили деревья поменьше. Я боюсь ошибиться, но высотой оно было минимум метров 250-260, его раскидистая крона занимала чудовищную площадь. Бад, словно прочитал мои мысли и немного опустился чтоб я мог влезть ему на спину. Забравшись на него верхом, он ловкими движениями полез в гору по стволу, который обхватить смогли бы не меньше пятнадцати человек. Спутник мой временами настороженно оборачивался назад, переживая чтоб я не упал.  
   Выбравшись на вершину, нам открылся сказочно-фантастический вид на зубчатые верхушки леса, которые казалось отлиты не только из чистого золота, а и с разных оттенков жёлтых и оранжевых цветов. Их верхушки сменялись разнообразием форм и высот, а где-то в дали, возвышалось еще одно дерево рекордной высоты, среди остальных оно смотрелось как взрослый среди бесчисленной оравы детворы. Над нашими головами открывался вид на серый печальный купол, а внизу было нечего невидно из-за густых раскидисто-кудрявых крон. Мы еще долго любовались окружающей панорамой, а после приняли решение там и переночевать. Пока это было самым красивым местом где дупло имело самые большие и комфортные размеры, выйдя из которого, над головой нависал лиственный козырек морковного цвета, а на метр ниже у самого входа, росла толстая ветвь, она служила мне в качестве террасы или балкона, поэтому здесь, я мог выйти наружу сам, чтоб полюбоваться вечерним пейзажем.
   На следующий день мы пошли дальше, как обычно всю дорогу Бад неустанно пытался играться, меня порой это слегка утомляло , но не его, я думаю наверное это из-за того что он до этого был один, ему не хватало внимания, а еще может потому что он был просто одинок. Играя с ним, мы зачастую переходили на вольную борьбу, конечно Бад мне поддавался, с его то физической силой и десять крепких мужчин не смогли бы справится. 
   Весь ноябрь оказался очень насыщенным и интересным, нам попадались все новые и новые, необъяснимые и загадочные вещи, многие из которых я не в состоянии понять. Самая фантастическая вещь, по крайней мере за время пребывания на этой планете, нам встретилась 30 ноября. Вновь на открытой поляне одиноко росло дерево великан, не в чем не уступающее размерами, предыдущему чемпиону, оно тоже было раскидистое и имело яйцеобразную форму листвы, но самое интересное - это то, что оно интенсивно осыпалось, шёл густой золотой дождь. Мы устремились под него, на наши головы летели тысячи, десятки тысяч золотых капель, мы их ловили и обкидывались, в душе было какое то торжество, чувство атмосферы праздника, как в детстве когда наступает новый год или рождество, ты ожидаешь какого-то чуда, что оно вот-вот произойдет, с душевной теплотой ждешь подарков, конфет, апельсинов и всего прочего-прочего, вот такие ощущения, в тот момент испытывал я и наверное Бад.
    Я не мог понять, почему оно осыпалось, ведь не было ни ветра, ни дождя. Через несколько часов под деревом насыпался метровый слой листьев, а может и больше. Я зарылся под них, как крот в землю и пополз вперед. В этот момент, я впервые услышал звонкий и мелодичный голос Бада. Он был похожим на собачье гавканье, гавканье маленькой домашней собачки, только во много раз громче и звонче. Находясь под листвой, я отчетливо услышал как кирпатый нос заработал словно пылесос, он отыскал меня и начал лапами раскапывать. Я высунул голову и на меня уставилась радостная морда выражающая - что попался? Когда нам надоело игратся, мы увалились на спину, Бад так интересно задрал лапы к верху, и махал ими якобы от чего-то защищаясь. Мы долго смотрели на осыпающийся на нас золотой дождь. Безмолвную тишину, нарушало лишь сладкозвучное пение шелестящей листвы. То место, словно объяло невидимое силовое поле, а внутри него в воздухе витает праздник, от чувства которого, вот-вот из груди не выдержит и вырвется на ружу переполняющая тебя радость и счастье. Густой золотой дождь продолжался несколько часов, а мы просто лежали, радовались и мечтали. Спустя время нас успело засыпать с головой, и лишь ближе к наступлению ночи он прекратился, но дерево полностью не осыпалось, оно все так-же было облаченное в мантию сотканную из золота. 
   10 декабря печальное небо сделалось устрашающе грозным и беспросветным. Лес потемнел будто настала ночь, хотя была лишь середина дня. Поднялся жестокий ветер, сила которого достигала 25 м/c, а следом за ним, чёрный небосвод открыл все краны и полил ледяннной беспощадный ливень. Мы уж подумали искать убежище в дереве, но в переди показалось новое чудо этого мира, сказочный лесной тоннель. Он простирался вдаль, в темную неизвестность в небольшом углублении напоминающем разрезанную вдоль и пополам трубу внушительных размеров, внутренние стенки которой, обшиты плотной янтарной материей. По краям уступов этого углубления, солдатским строем в плотную выстроились исполинские темно-серые стволы, облаченные в толстый щит коры, испещренной узорчатыми глубокими трещинами, напоминающие запутанные лабиринты. Сверху их кроны свились между собой ярко-оранжевым и даже местами пестрым сводом, надежно укрывшим нас от дико-сверепствующего ветра и ледянных капель дождя. Я бы сказал по форме тоннель напоминал немного сжатую по бокам трубу. Мы пошли вперед, внутри царила немая тишина, не шевелился не один листочек. Через несколько часов, было решено сделать привал и заодно перекусить, поскольку последние три километра Бад подымал одну лапу и легонько проводил ею по моей ноге, таким образом он просил есть, я это понял в первые несколько дней нашего знакомства. Он подходил, поднимал лапу, проводил по моей ноге и голодными бульками выражал - не смотри на меня так, дай лучше несколько плодов. Я уселся на листву, снял рюкзак, достал несколько плодов Баду и себе и мы принялись наслаждаться незабываемым сочно-сладким с приятною кислинкой вкусом почек, но в тот-же момент очень сытных. Бад подкреплялся лежа, а я сидя на пятой точке вытянув ноги вперед. От листвы исходило расслабляющее тепло, оно нежно согревало икры, заднюю часть бедра, ну и то место на котором обычно сидим. Я набрал пучок листьев в руку и поднес к лицу. От него веяло загадочное тепло и пряный аромат. Видно благодаря листве внутри тоннеля было, словно в теплице тихо и тепло. 
   - Ну что Бад отдохнул, поел? Пойдем дальше, следующий привал будет уже ночью, заберемся на дерево.
 - Кррррррааффф - звонко подтвердил Бад, тем самым выражая - пойдем.
Первые несколько дней, картина не менялась, снаружи куражилась непогода, а тоннель был все тот-же теплый и тихий, до четвертого дня. На четвертый день он также был теплый и тихий, но внутри, его форма кардинально изменилась. Чудовищных размеров корни деревьев, гадючьим кублом свились между собой у нас на пути. Они рисовали ужасные и неописуемые картины, словно тысячи исполинских змеев-мутантов выползли на поверхность и устроили невыразимую вакханалию. Глядя на размеры и толщину корней, невозможно было представить насколько глубоко они уходят вниз. Вообще мне хотелось бы изучить корневую систему деревьев осеннего мира. У меня есть своя теория, что все корни между собой связаны, возможно они беспредельно глубоко уходят в почву и там сплетаются между собой в один огромный клуб, который является основным источником жизни для этих деревьев, хотя это всего лишь мое предположение. Не смотря на это, темп нашего продвижения значительно упал, мы стали проходить вдвое меньше, поскольку пришлось постоянно перелазить через необъятные корни, Баду было конечно проще, иногда он и мне помогал идти, но не все время, он уставал тоже. Покинуть золотой лабиринт не было возможности из-за усилившегося до 30 метров за секунду ураганного ветра, к тому-же дождь полил тоже интенсивнее. Наши муки кончились лишь спустя неделю, бушующий ветер неожиданно выдохся, будто исчерпал все силы, а холодный ливень прекратился, да и впереди появился просвет. Необычный тоннель закончился и мы в который раз вышли на большую поляну, но не такую как обычно, посреди ее зияла бездонная пропасть.
                                                                                   ГЛАВА 7  
     Уступы краев темной бездны расходились примерно на километр, а чтоб ее обогнуть по кругу, у нас ушел почти час. Все время, Бад вел себя очень странно, всматриваясь вниз, в его глазах выражались нотки страха. Отвесные стены со всех сторон везде были ровные, их поверхность была такой-же как почва под лиственным ковром. С другой стороны, я обнаружил выступающий метра на полтора спуск. Спуск шел в виде ровной глинистой дорожки, которая плавно раскручивалась спиралью, следовательно спускаясь на самое дно, бездну можно было обогнуть неоднократно. Сверху внизу был виден лишь призрачный туман, визуально до него было километра полтора-два. Вокруг камней не оказалось, впрочем как и во время всего пути, поэтому я разгреб листья, не без труда наковырял достаточно твердой почвы, она была как жесткая глина, слепил с нее довольно большой и увесистый коричневый ком и бросил вниз стараясь уловить звук от удара его падения. Прошло несколько минут, но звука падения я так и не услышал.
   - Ну что друг мой, попробуем спустится? - спросил я. На что Бад еще больше встревожился, он заходил в зад и вперед, уши и хвост поджались, глаза выражали явный испуг, такое поведение я видел у него впервые.
- Что-же ты так испугался, там что леший живет? - пошутил я, и не спеша направился вниз. В этот момент, Бад подскочил ко мне и потянул меня за рукав обратно.
- Бад, да что с тобой такое, ну перестань канючить, нужно обследовать эту пропасть, может мы здесь что не будь найдем, с тобой или без тебя, я все ровно спущусь, но лучше чтоб это было с тобой - повышая тон сказал я - тем более здесь есть хороший спуск, если вдруг что, мы тут-же вернемся обратно. Нехотя мой верный спутник последовал со мной. Временами он поскуливал, тем самым выражая желание повернуть обратно, но я был не умолим. Как я и предполагал, спуск оказался очень длинным, лишь дойдя до того места где начинался туман мы потратили восемь часов, сделав по ходу два привала. Опускаясь вниз я постоянно прижимался ближе к отвесной стене стараясь меньше смотреть в глубокую пучину. Войдя в зону густого тумана, температура сильно упала, датчик зафиксировал -15С, меня пробрало до костей, легкие обжигал ледяной воздух. Мои страдания прекратились лишь спустя два часа, туман закончился и температура повысилась до +2, влажность показывало 94%, я здорово озяб. Не смотря на усталость мы больше негде не останавливались из-за холода и сырости.
   Наконец в дали показалось жёлто-коричневое дно. Потратив на спуск ко дну 15 часов, мы направились вдоль отвесной стены, поскольку видимость не превышала 50 метров, там внизу тоже стоял густой туман, но не такой холодный. Поверхность дна была устлана мокрым лиственным ковром, словно под ним некогда было болото. Через несколько сот метров в стене появилась беспросветная пещера. Она поразила меня своими необъятными размерами. Высота свода и ширина стен позволяла вместить в себя пятиэтажное здание, но больше всего приковало внимание - это гладкая и геометрически правильная форма пещеры, будто кто-то приложил к этому руку. Войдя внутрь, я включил подсветку встроенную в  универсальный мульти-датчик и мы двинулись дальше. Еще большее изумление меня ждало впереди, через несколько километров гладкая поверхность стен и сводов пещеры стала изумрудная и слегка отливала зелёным сиянием. С каждым километром тоннель менял свою геометрическую форму. Начиная от прямоугольной, потом следовала треугольная, за ней полукруглая, далее ромбовидная и последний отрезок тоннеля был звездчатый, при этом его средний размер, оставался тот-же. 
- Бад, видишь мы не напрасно сюда спустились, ведь должен был все это кто-то построить? Друг мой всю дорогу был молчалив и сильно обеспокоен, но правда больше меня не смыкал за рукав и тому подомное, он словно смирился с участью.
  Тоннель закончился и мы вошли в громадный зал, скорее он напоминал храм, размерами он был вдвое больше пещеры. Его узорчатые стены отливали сиянием разных цветных минералов, благодаря этому там было достаточно светло. Весь зал делили на три части циклопические многогранные колоннады, которые будто выросли в позолоченный свод. В противоположной стороне от выхода из тоннеля в стене из драгоценных минералов зияла чернота чуть поменьше пещеры. Я направился туда, когда вдруг во мраке загорелись шесть разноцветных огоньков, я остановился, Бад неистово заскулил, и потащил меня за руку назад.
  - Бад, Бад, что ты? С беспросветной тьмы медленно и величественно вышло существо от вида которого волосы встали дыбом. 
     Дьявольское создание полностью покрывала жесткая русая шерсть. Четыре мясистые кошачьи лапы с чудовищными загнутыми когтями, удерживали гипертрофированное медвежье тело, сзади с этого тела рос лисий хвост с иглой на конце, а могучие плечи носили три кошмарных головы. Средняя самая большая и свирепая похожа на медвежью,  глаза которой сияли как две изумрудных звезды, голова слева была худая, вытянутая, хитрая подобна лисьей с зияющей чернотой вместо глаз, и с права зловещая с враждебным оскалом голова волка, с кроваво-алым взглядом. Все головы были увенчаны одинаковыми очень длинными, тонкими, серповидно-изогнутыми рогами как у северного оленя, но боковые отростки располагались не только с наружно-задней стороны, а и с внутренней, но еще более узорчато-разветвленные, словно витиевато-фантастическое произведение искусства, рога исполинского исчадия завораживали своим изяществом и утонченностью. Визуально сатанинская химера весила не меньше трех тонн. 
    Вышедшее из тьмы адское чудовище яростно взвыло в три глотки сразу, от разноголосого рёва моментом повеяло могильной стужей леденящей кровь, меня сковал озноб. Злобное создание понеслось на нас с неумолимостью несущегося под откос локомотива, я с трудом успел отскочить в одну сторону, а Бад в другую, после чего во весь опор мы рванулись к ближайшей колонне чтобы укрыться. Сердце в этот момент бухало так, будто хотело меня оглушить. Мы укрылись за необъятной колонной, а рогатая химера в этот миг успела развернутся и прибежать к нам. Мне хотелось верить что многогранный циклопический столп надежное укрытие от лютого зверя, но сокрушительный удар лапой фантастической силы, разбил мою надежду в пух и прах. Громадная глыба враз откололась от колонны и отлетела в сторону как кусок пенопласта, а после этого не заставивший себя долго ждать второй и третий взмах могучей лапы, окончательно взял верх над архитектурным колоссом. Сразу-же с оглушительным грохотом полил дождь из тяжелых кусков камня. Не раздумывая, Бад немного опустился приглашая меня к себе на спину, я вскочил и мы с ошеломляющей скоростью понеслись к выходу. На ходу я вскользь увидел как несколько глыб упало на голову чудовищу тут-же вслед за ними остатки столба, но это нас не остановило, Бад летел как ветер, без устали до наступления мрака. Слезть со спины моего спутника мне пришлось где-то на середине подъема, поскольку он сильно взмок и изрядно устал, его шерсть была такой же влажной, как если бы прошел дождь.     



Виталий

Отредактировано: 31.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться