Мисс Лодж

Размер шрифта: - +

Глава 2

Брайтсдейл оказался маленьким уютным домиком, который находился почти в лесу, в небольшом отдалении от селения. Мэри полюбила свой новый дом с первого взгляда: и старые замшелые ступени, и небольшой садик с остатками буйной растительности, ещё не побитой морозом, и плющ, обвивавший фасад, и даже запах сырости и старины, царивший в комнатах. Старая мебель почти не испортилась от времени, только кое-где полиняла обивка. И камин, и дымоход тоже были в полном порядке. Но больше всего Мэри восхитила спальня. Мебель из светлого дерева, тканевые выцветшие бледно розовые обои на стенах, трюмо с вышитыми салфетками, большое зеркало и высокая кровать с пологом. В отличие от её спальни в Блэкберри-Холле, эта  была светлой и уютной. В ней было так приятно мечтать! Но все эти преимущества нового дома Мэри разглядела далеко не сразу.

По приезду их встретил Сэм, брат Нэнси. Он отдал ключи и провёл её по всем комнатам. Из его сбивчивых от стеснительности объяснений Мэри поняла, что всё здание в порядке, только крыша, "залатанная" наспех, протекала, а комнаты надо как следует проветрить и протопить. Нэнси сразу отправилась на кухню - готовить обед. Жена Сэма, Бетси,  позаботилась о кое-какой закуске и продуктах. Заботу, хотя и неумелую, было видно везде - пыль стёрта, кровати выбиты, посуда начищена, полы вымыты. Мэри подумала о том, что непременно нанесёт Бетси визит с благодарностью, когда поселится в деревне.

Она бродила со своим неуклюжим проводником по дому, и какое-то новое чувство поднималось в её душе. Девушка ощущала себя полноправной хозяйкой Брайтсдейла. Это рождало в ней благодарность и ещё какую-то острую, щемящую тоску, словно только сейчас, вот здесь, она отсекла все связи с прошлым, и вступила в новую жизнь. Теперь Мэри предстояло решать, как и на что жить, как вести хозяйство, на что тратить свои небольшие средства и прочие вопросы, связанные с взрослой одинокой жизнью. Она должна будет научиться экономии и бережливости, ей надо будет запомнить кучу мелочей... Но всё это будет потом. А сейчас Мэри рассеянно слушала Сэма и кивала.

Всю следующую неделю они с Нэнси проветривали дом, вытрясали перины и, вообще, занимались "чёрной" работой, как пошутила нянюшка, о которой Мэри раньше и понятия не имела. Они доделывали то, что не успела сделать к их приезду Бэтси. Когда дом был приведён в порядок, Мэри начала разбирать те немногие вещи, что привезла с собой. Ничего, кроме нескольких безделушек, ей не осталось на память от Блэкберри-Холла. Да и те были, скорее, фамильными реликвиями, и никаких особых воспоминаний у неё не вызывали.

Наконец, когда все дела были решены, а денежное дела приведены в надлежащий порядок с помощью строжайшей экономии и договора с нотариусом о том, что он будет пересылать ей ежегодно причитающуюся часть средств, Мэри решила познакомиться с местным обществом. Она предполагала, что местные жители, наверное, сгорают от любопытства узнать, что за человек новая хозяйка Брайтсдейла. Тем более что она несколько раз посещала местную церковь и дала тем плодотворную пищу для разговоров.

Мэри носила траур. На последние деньги, она заказала себе новое чёрное платье простого покроя с вуалью. В нём она казалась старше своих лет и как-то серьёзней и строже. Платье невыгодно подчёркивало её вытянувшуюся и худую фигуру. Но девушка не обращала на это внимание. Она хотела в последний раз угодить матери, которой не понравилось бы, что она носит старое траурное платье.

Местные жители судачили о ней. Кто она? Почему носит траур? Может быть вдова? Бетси отвечала, если её спрашивали, что молодая госпожа, должно быть, в родстве с Бентамами, жившими здесь много лет назад. Но, в отличии от них, очень добрая и совсем не заносчивая. А её муж, знавший правду, молчал, позволяя жене говорить, что ей хочется. Так что скоро вся небольшая деревушка полнилась слухами. Мэри хотелось их развеять, и вот, наконец, удачный случай к этому представился. Заметив новую прихожанку, местный священник, мистер Норхелл, пригласил её на обед. Мэри согласилась с удовольствием. Ей нравился мистер Норхелл. Насколько она успела узнать, он был прекрасным, искренним и набожным проповедником, отцом большого и счастливого семейства.

Собираясь на обед, она надела своё обычное теперь траурное платье и вуаль. Единственное, что Мэри позволила себе изменить в наряде, это причёску, ту самую, которой её научила Мег. Конечно, она сильно волновалась. Сможет ли она понравиться этим людям? Ведь в тесном общении с ними, ей, по-видимому, придётся провести всю оставшуюся жизнь. Нэнси успокаивала её, как могла:

- Мисс Мэри, вы и так очень красивы, а сейчас прямо совсем расцвели!

- Ох, не шути, Нэнси. Ты же знаешь, я никогда не была красавицей, а сейчас-то и подавно. Миссис Камминг - вот кто красавица.

- Полно, мисс Мэри. Красота-то она разная бывает. Есть холодная, как лёд так, что и подойти страшно, а есть тёплая, родная. У каждого она есть, красота-то. Только упрятана, иной раз так далеко, что сразу и не увидишь.

- Эх! Если бы всё так и было. - Вздохнула Мэри.

Наконец, положив конец всем сомнениям и волнениям, она отправилась к дому священника. Пути к отступлению были отрезаны. Отныне путешествовать ей придётся только пешком. На содержание экипажа у них не было денег, а на Ворона она не садилась с того самого памятного дня, как случилось несчастье. Но Мэри утешала себя тем, что до дома священника было не так уж и далеко, а пешая прогулка только укрепляет здоровье. Прошли волнительные, полные мыслей и сомнений полчаса, и она переступила порог дома, в который стремилась.

- Здравствуйте, мисс Лодж, проходите, пожалуйста, сюда. - Услужливая девушка провела её по коридору и открыла дверь. Мэри сразу заметила, что дом священника - бедный, но в нём очень уютно. В большом зале, заменявшем одновременно и гостиную и столовую, уютно трещали поленья в камине, и весело смеялись дети. Её сразу радушно приняли и познакомили со всем большим семейством.



Дарья Ратникова

Отредактировано: 29.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги