Мисс Лодж

Размер шрифта: - +

Глава 7

- Так, говоришь, она пообещала распустить слухи? С неё такое станется, тем более сейча, - Мег нахмурилась, - Ладно, мы с Эдвардом что-нибудь придумаем. В конце концов, мне поверят больше, чем ей, или этой старой сплетнице, миссис Кирк. По крайней мере, друзья поверят. Но шёпотков за спиной избежать всё равно не удастся. В этом вся Белла - знает, что делает. Но ты не расстраивайся, может быть, она и не исполнит свою угрозу. И вообще, чего она на тебя так взъелась?

Мэри в ответ пожала плечами. О своей поездке она рассказала Мег на следующее утро, но, умолчав о причинах ненависти Беллы. Вовсе не обязательно знать то, о чём она сама только догадывается. Она была рада обещанию Мег помочь, но долгое проживание в гостях её уже начало утомлять. Как ни странно, но Мэри скучала по мистеру Норхеллу и Анне, скучала по Нэнси и по своему старому дому. К тому же ей казалось, что только там она сможет побыть наедине со своими мыслями и хорошо обдумать всё случившееся. Кузина видела, что её тянет домой и благоразумно не препятствовала ей.

И Мэри начала собираться домой. Почему-то сейчас это слово обретало совсем иной смысл, чем когда она возвращалась в Блэкберри-Холл. Она по настоящему чувствовала себя хозяйкой Брайтсдейла и радовалась скорому возвращению. Луиза тоже хотела домой. И, хотя она пока ещё не выговаривала правильно слово "няня", но постоянно лепетала и показывала ручкой, что хочет домой, к Нэнси.

Они распрощались со Скоттами наутро следующего дня со взаимными обещаниями писать друг другу и, хотя бы, раз в месяц видеться.

- В следующий раз я пришлю за тобой экипаж! - говорила Мег, усаживая со всеми удобствами маленькую Луизу на мягкие подушки экипажа.

- Спасибо, дорогая! - поблагодарила Мэри кузину с сердечной улыбкой. - Я не приглашаю к себе потому, как боюсь, что вам у нас будет тесно. Но к вам обязательно приеду.

Мэри захлопнула дверцу экипажа и махнула рукой Мег, которая стояла, обнимая Джона, и махала Мери. Лошади тронулись. Последнее, что увидела Мэри, был Эдвард, который забрал маленького Джона и, обняв жену, увёл домой.

Они проехали аллею и парадные ворота поместья Скоттов, и теперь экипаж катил по просёлочной дороге между засеянными полями. Луиза очень скоро начала клевать носом, а потом заснула, положив голову Мэри на колени. И девушка, наконец, осталась наедине со своими мыслями. Она полюбила такое одиночество. Оно давало ей возможность думать столько, сколько ей хочется, и предаваться воспоминаниям. Это время, а ещё время перед сном принадлежало только ей. Но ночное время было иногда и слишком пугающим, и одиноким.

Ей всё ещё временами снились кошмары. В них Ворон сбрасывал её, а, очнувшись после падения, она обнаруживала, что мистер Треверс стоит рядом, долго и внимательно рассматривая её. А потом отворачивается и уходит. Она пытается окликнуть его, и просыпается. После таких снов она долго не могла заснуть, а жизнь, казалась блеклой, одинокой и бессмысленной. Об этих кошмарах Мэри не рассказывала даже мистеру Норхеллу. Она не хотела жалости и сочувствия, не искала утешения. Она знала, что сны отражают её самый главный страх.

Да, она смирилась с тем, что изуродована. Даже не так. Она почти забыла об этом. В зеркало она смотрелась очень редко, а знакомые тактично не напоминали ей об этом. И поэтому в ней теплилась надежда, что когда-нибудь, возможно, мистер Треверс вернётся. Она сможет увидеть его и тогда... Что тогда, она не знала, но глупая надежда не давала впасть в отчаяние. И только после этих кошмаров страх, что надежда её напрасна, заползал в сердце и начинал терзать. Она вставала уставшая, невыспавшаяся, с больной головой и полной растерянностью в чувствах. Иногда помогал разговор с Нэнси или лепет Луизы, но чаще всего она убеждала себя, что это - только сон

Правда, кошмары давно не беспокоили её. Так давно, что Мэри расслабилась, и позволила воспоминаниям увлечь её.

Брайтсдейл встретил их с Луизой яркими огнями и радостным сюрпризом. На крыльцо встречать их вышли Нэнси и Анна Норхелл с младшим сыном на руках. Старшие её дети были в гостях, а мистер Норхелл, как всегда, навещал своих прихожан. Мэри вынесла спящую Луизу на руках и подумала о том, как приятно вернуться в родной дом, где тебя ждут и ради тебя зажигают огни.

В этот вечер было много радостных разговор и рассказов. Нэнси делилась последними деревенскими новостями, а миссис Норхелл дополняла то, о чём не знала няня. Они засиделись почти до полуночи, когда за женой зашёл мистер Норхелл и забрал её домой. А Мэри, почти счастливая, ушла спать спокойно, не пугаясь сновидений. Ибо её друзья были с ней, чего можно было ещё бояться?

 

«21 августа

Сегодня целый день хмурилось, а к вечеру заморосил противный мелкий дождик. У Лу целый день резались зубки, и она плакала и куксилась, совсем как маленькая тучка. Мег прислала очередное письмо. Она пишет, что пока никаких слухов Белла не распустила. Она специально прошлась по городской площади за покупками, чтобы послушать, о чём шепчутся в лавках. Но никаких новостей не было.

Милая Мег, как я её люблю! Я никогда бы раньше не подумала, что жизнь так поменяет нас и сблизит друг с другом. Для меня всё, что случилось, должно быть немым укором. Я ведь всегда считала себя лучше её и умнее. Я гордилась и считала себя выше кузины с её восторженной ветреностью. А теперь получилось так, что мне самой не достаёт рассудительности, и Мег утешает и успокаивает меня. Как быстро мы меняемся, и как порой это тяжело!

А то, что Изабелла не исполнила обещанное - это странно и даже немного пугающе. Я чувствую какую-то угрозу от неё, но не могу понять в чем. И я до сих пор не могу поверить в то, что она мне завидует. Такое ощущение, что она знает на самом деле больше, чем я думаю. Или она просто не умеет быть счастливой и благодарной за то, что у неё есть? Но ведь и мне это тяжело даётся. А ей, наверное, кажется, что я всю жизнь порхаю, как бабочка, снимая самый сладкий нектар. Но так обманываться неразумно, даже по отношению к себе самой!



Дарья Ратникова

Отредактировано: 29.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги