Мой призрачный рай

Размер шрифта: - +

Глава 24. Порция разгадки

Грусть грустью, а работа по расписанию. Новый день начался с новых забот, которые отодвинули на второй план грустные мысли.

Встала я рано, еще не было и семи. Приняв душ, оделась и спустилась вниз. Оказывается Дарио встал еще раньше. Он сидел за столом и, как обычно, что-то писал. Кроме того, выглядел готовым выйти из дома.

- Привет, - сказала я, заходя в гостиную.

- Привет. – Он мельком глянул на меня и вернулся к своему занятию. Я уже хотела уйти, когда поняла, что слишком долго жду продолжения, но Дарио заговорил: - Как прошел вчерашний день?

- Отлично! – стараясь говорить бодро, ответила я. О том, что засыпала в слезах, ему знать не обязательно.

- Куда он тебя возил?

В голосе Дарио я слышала нотки агрессии. Не очень хотелось беседовать с ним в таком тоне, но и как сгладить его реакцию, я не представляла.

- Мы ездили в Лидо ди Езоло, - только и ответила.

- Красивое место, - кивнул он во власти одному ему известных мыслей. Но занимали они его неслабо, судя по двум горизонтальным морщинам, что прочертили лоб. – Хочу предупредить тебя… У его семьи скандальная репутация.

И что?! – хотелось крикнуть мне. – А он не такой, как его семья! Он совершенно другой! Он самый лучший!

- Учту, - ответила вместо этого.

Какая разница, что за репутация у семьи Алессандро, если мне ничего с ним не светит. Я же прекрасно понимаю, что с его стороны увлечение мной, если даже такое и есть, временное, от скуки. Ему нужно было чем-то заполнить отпускной вакуум, и тут подвернулась я. Так что, Дарио, дружок, не нужны мне твои предостережения.

- Ладно, - кивнул он. – Я еще немного поработаю, а потом пойдем завтракать. Пьетро велел приезжать не раньше одиннадцати.

Никогда не думала, что можно просидеть три часа в кресле в саду, ничего не делая, и не заскучать. Я смотрела на проплывающие мимо катера, водные трамваи, гондолы, слушала звуки жизни этого удивительного города и думала, думала… О чем я только не передумала. О своей семье, о Михаиле и его жизни, полной ошибок. Думала об Олесе и Серхио, о том, как ей повезло встретить любовь. Я не сомневалась, что они останутся вместе, и от этого становилось еще грустнее. Единственная подруга будет жить далеко от меня. Как часто мы сможем видеться? Думала о своей жизни, и что буду делать, когда вернусь в родной город, и закончится отпуск. Но основной на фоне всех этих мыслей, была об Алессандро. Можно сказать, о чем бы я не думала, все сводилось к нему.

И как я раньше не поняла, что люблю его? Когда это началось? Наверное, в тот день, когда он спас меня от Марко. Только поняла это я гораздо позже, а до этого приписывала свою реакцию на него неприязни, которой и в помине не было.

Старалась притупить муки ревности, когда представляла, что возможно сейчас он находится в объятьях Орнеллы. Рядом с таким человеком, как Алессандро, всегда были и будут женщины. Кто угодно, только не я. Лучше приучить к этой мысли себя сейчас, чтобы в будущем было легче вспоминать его. Но не получалось.

Я думала о Лизе – любила ли она так же своего мужа? Скорее всего… Только счастлива с ним была совсем не долго. Бедняжка.

Появлению Дарио я обрадовалась, как манне небесной. К тому моменту я уже так устала от мыслей, что с радостью переключилась на разговор с ним и предстоящем завтраке. Он повел меня в кафе, где ели, стоя возле бара. Аппетита особого не было, поэтому я ограничилась жареными креветками. Дарио настоял, чтобы я выпила стакан белого вина. После этого напитка жизнь немного порозовела, и перед глазами перестала маячить одинокая безрадостная старость.

Ровно в одиннадцать мы подходили к дому Пьетро. Его вид меня снова позабавил. Как же он похож на папу Карло, а офис его на каморку последнего!

- Ты только переводи мне, пожалуйста, постепенно все, что он будет говорить, - попросила я Дарио, еще когда мы плыли на кораблике. – А то я чувствую себя не очень уверенно, когда ничего не понимаю, о чем вы говорите.

Первым делом Пьетро вернул мне дощечку, тщательно завернутую. Он протянул ее, как священную реликвию. Потом он протянул мне лист, исписанный закорючками, по всей видимости, перевод того, что содержала дощечка. И только потом заговорил.

- Это написано на санскрите, - синхронно переводил мне Дарио. Тогда Пьетро делал перерыв. – Нужно сказать, что тот, кто написал обращение, был очень образованным человеком. Вернее была… Написала это женщина – Ольга. В то время санскритом владели только избранные из, так называемой, элиты общества. Такое положении идет из времен античности. Санскрит служил средством культурного общения среди подобных людей. Грамматика этого языка очень сложна, как и многообразна лексика. В очень узком кругу его использовали, как разговорный язык. Видимо, именно к такому и относилась эта Ольга, потому что владела языком в совершенстве, как определил знакомый Пьетро. С тех пор, как сделаны эти записи, язык сильно изменился, эвалюционизировал. Не зря твоя родственница выбрала именно этот язык. - Дарио посмотрел на меня с интересом. -  Знакомый Пьетро сказал, что только санскрит является идеальным, совершенным языком, способным выразить любые, даже тончайшие оттенки мысли. Его еще называют языком сознания или языком природы. А слово «санскрит» означает «обработанный, совершенный». Да уж… непростая у тебя была родственница, - Дарио перевел дух, пока Пьетро на время впал в задумчивость.

       Я подумала, что пока не узнала ничего нового, кроме особенностей языка, на котором это новое написано. Вертела в руках бумажку, чувствуя ее бесполезность для себя лично. Скорее бы уже Дарио просто перевел, что тут написано. Хотя, узнать, что кто-то из моих предков был настолько образован, было приятно.

       - Что еще интересно, что для передачи санскрита используются разнообразные алфавиты. Слава Богу, что твоя родственница использовала самый распространенный – Дэванагари, иначе и знакомый Пьетро мог не суметь перевести, что там написано.



Надежда Волгина

Отредактировано: 25.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги