Море и корабли

Размер шрифта: - +

Глава 16

- Саш, я беременна, – выпалила за ужином Екатерина Александровна, нервно сжимая в руках кухонное полотенце. От этого ответа зависело если не все, то многое.

Сказать, что муж был удивлен, не сказать ничего. Он так и замер с чашкой кофе, даже не моргнул ни разу.

- Отомри, - позвала его женщина. Такая реакция не могла радовать.

- Ты уверена?

- Глупее вопроса задать не мог? Конечно, уверена.

- Неожиданно… - протянул муж, прокашлявшись. Он заметно нервничал. – И кто?..

- Саш, прости, конечно, но у тебя крыша все же слегка накренилась, да? У меня срок маленький – полтора месяца. Откуда я знаю кто!

- С Леночкой ты была уверена изначально, - вспомнил Александр Дмитриевич.

- С Леной никогда сложностей не возникало, - туманно ответила жена.

- Хорошо, я готов стать отцом, - твердо произнес Александр.

- Отлично, потому что аборт я делать не собираюсь.

- Значит, мое решение в принципе значения не имело? Ты все давно решила сама? – Начала раздражать излишняя независимость жены главу семейства Куценко.

- Да, я все для себя решила давно. Еще в первый день нашего знакомства. Не то, что бы на тебя положиться нельзя, просто мужчины в вопросах женитьбы и рождения детей очень мнительны. – Проснулась в Екатерине привычная деловая женщина.

Она залпом выпила стакан морковного сока и, подумав, налила себе еще.

- А ты не лопнешь, милая? – миролюбиво усмехнулся муж, передумав пререкаться с женой. Такой беззащитной, милой, домашней, он ее давно не видел. Все-таки беременность благотворно влияет на женщину. Стоит она вся такая из себя гордая и независимая на кухне в халате и тапочках с зайцами, пьет литрами морковный сок и читает ему лекцию о глупости всего мужского рода.

- А ты налей и отойди, - улыбнулась в ответ Екатерина. – Ужинай давай. Я курочку запекла… ммм… пальчики оближешь.

Александр только кивнул и через несколько минут наблюдал чудесную картину – мечта любого мужчины, услада для глаз и души, – любимая женщина суетиться на кухне, что-то рассказывает, жестикулирует, и как скатерть-самобранка на столе сами собой начинают появляться вкусные яства. Когда она только успела наготовить столько всего? Да еще все жирное, мясное, относящееся к разряду «неправильной пищи».

Однажды мужчина услышал из уст какого-то телевизионного киногероя сакраментальную фразу, которую частенько любил повторять, когда жена заводила свою шарманку о правильной и здоровой пище. «Соль – белая смерть, сахар – сладкая смерть, а колбаса – это вкусная смерть». Екатерина всегда жутко злилась в такие моменты.

- Ну как, вкусно? Добавочки? – буквально заглядывала к нему в рот женщина. Такая чрезмерная забота с ее стороны немного настораживала и даже пугала.

- Нет, спасибо. Все очень вкусно.

- Ой, совсем забыла, я же пирог испекла. – Вскочила и вновь принялась хлопотать и вытаскивать из духовки форму с пышным пирогом, от которого исходил головокружительный аромат.

- Это на тебя так беременность влияет? Если да – то я с таким питанием скоро ни в одни брюки не влезу. – Грустно посмотрев на приличный кусок пирога на тарелке, поинтересовался Александр.

- Не волнуйся, это ненадолго. Ты же помнишь, во время беременности Ленкой, я затеяла ремонт в гостиной. – Выпивая уже третий по счету стакан сока, сказала она. Они переглянулись, понимающе улыбаясь.

Сейчас вспоминать события семнадцатилетней давности было весело, а тогда недоделанная к рождению дочки гостиная приводила к вспыхивающим один за другим скандалам. Инициатором, конечно же, становилась Екатерина, на фоне разбушевавшихся с беременностью гормонов, ее настроение колебалось от вселенской любви до лютой ненависти. Неделю она старательно приводила комнату в порядок, выбирала обои, паркет, мебель в тон и миленькие занавесочки с бабочками. Еще неделю разводила бурную деятельность, в которой уставший и голодный после работы муж принимал непосредственное участие. Терпеливо таскал мебель, клеил обои, стелил полы… Терпеливо сносил претензии, успокаивал истерики… Потом, стиснув зубы, вновь сдирал обои, которые, по мнению жены, совершенно не подходили по цвету к новой мебели, вновь переставлял мебель, прибивал картины с абстракцией – «будем приучать ребенка с младых когтей к произведениям искусства». И так далее, и тому подобное. К концу беременности Александру можно было спокойно выдавать почетное звание работника широкого профиля (он за эти девять месяцев освоил, наверное, столько специальностей, что мог бы без труда работать в бригаде ремонтников).

- Теперь осталось обрадовать Лену, – проглотив кусок пирога, сказал Александр.

- Пустяки, я думаю, она обрадуется, – махнула рукой жена. – Она же в детстве просила себе братика или сестричку.

- Ага, а мы подарили ей котенка. Тогда это казалось прекрасной альтернативой… - ударился в воспоминания мужчина. – Вот только Лена его, бедного, чуть не задушила своей любовью.



Ульяна Сомина

Отредактировано: 06.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги