Море и корабли

Размер шрифта: - +

Глава 19

На перемене, как обычно, в коридоре толпился народ. Лена с Лилей спешили в спортзал, на урок физкультуры. Обе смеялись и шутили, так как настроение у девушек было замечательным.

И хоть Лиля держала в секрете причину своего душевного подъема, то Лена, не стесняясь, все уроки напролет играла с Семеновым в «гляделки». А на перемене, он подходил к ней и нежно обнимал за талию. Лиля скромно отворачивалась, смущаясь. Покровский скорее придушил бы ее на глазах у всех, чем подошел вот так и обнял. После того похода в кино, они больше не встречались вне школы. Даже в коридоре отворачивались и пробегали мимо. Коваль пока не знала, что происходит между ними и как на это реагировать.

На лестнице девушки столкнулись с Покровским, он, проигнорировав Лилю, хотел продолжить свой путь, но Лена остановила его. Лиля смотрела куда-то поверх его головы, только бы не выдать ненароком свою обиду. Обижаться на Покровского? Нет ничего более глупого.

- Миш, привет. Мне надо с тобой поговорить, – окликнула его Куценко.

Он посмотрел на нее и расплылся в улыбке.

- Для тебя, Лена, все что угодно.

- Позер, - буркнула раздраженно себе под нос Лиля, но Миша девушку услышал.

- Коваль, завидуешь? Ай-яй-яй, нехорошо, – поцокал языком, все-таки удостоив ее своим вниманием.

Лиля от злости скрипнула зубами.

- Лена, я пойду, догонишь. А то, боюсь, совершить убийство, - процедила сквозь зубы, глядя испепеляющим взглядом на Покровского.

- Да, конечно, - кивнула Лена. Она никак не могла понять, почему они так раздражают друг друга. Может, она о чем-то не знает?

Любопытство взяло верх и девушка, проводив взглядом подругу, поинтересовалась у Миши:

- Что происходит? Вы ведь никогда не враждовали.

В глазах Миши на мгновение проскочил испуг, словно его застали врасплох. Но он быстро взял себя в руки.

- Ничего особенного, легкие дружеские подколы, - как можно равнодушнее пожал плечами.

Лена поняла, что он врет, но допрашивать не стала, сейчас гораздо важнее было другое.

- Мы с родителями придем на день рождения твоего отца. В общем, я хотела попросить тебя об одолжении.

- Проси, - развел руками парень, тщательно пряча улыбку. Попалась, птичка.

- Мы можем не сообщать родителям о том, что уже не встречаемся? Притворимся, что все как прежде. – Лена сама содрогнулась от своих слов. Опять притворство, вранье. Почему ей не хватает духу рассказать обо всем родителям, объяснить?

- Без проблем, - понимающе улыбнулся Миша. Он уже знал, какие карты попали ему в руки и как их можно разыграть, чтобы сорвать куш. Семенов – не помеха. Захотелось хорошей девочке любви хулигана - пусть получает. Но Миша знал: отношения Лены и Дэна обречены изначально. У них разные жизненные приоритеты, может быть сейчас этого не заметно, однако потом реальность неумолимо разрушит иллюзию счастья. И он ускорит этот необратимый процесс.

Господи, ну почему Семенов не положил взгляд на Коваль? Они ведь два сапога пара, полное совпадение. И целовались бы эти двое в кино на последних рядах, терпел бы он ее строптивый характер и прижимал к себе без всякого отчаяния и ощущения неправильности и невозможности происходящего. Он, а не Миша. Идеальный расклад. Жаль, что у жизни не математический склад ума и просчитать ее повороты и хитросплетения невозможно.

И в этот момент Покровскому пришла на ум невероятная идея. Пора завязывать с Коваль, придя к логическому завершению их странных взаимоотношений. Поэтому он выудил из рюкзака мобильный и написал смс:

«Сегодня, на том же месте. И оденься посимпатичней».

Последнее замечание было лишним, но Миша постеснялся написать о том, что хотел бы увидеть девушку в платье. Потому что на сегодня у него имелись далеко идущие планы, если только Коваль не будет против.

Лиля прочла смс только после урока, и легкий холодок пробежал по позвоночнику. Ничего хорошего это не предвещало. Но отказать парню она не смогла.

После смерти отца в доме Коваль что-то хрупкое и тщательно оберегаемое, разбилось и рассыпалось на миллионы осколков. И осколки, как зеркало троллей, искажающее реальность, застряли в сердце и глазах обитателей дома. Именно поэтому в квартире ощущалась гнетущая тишина и черная-пречерная скорбь. Мама Лили взялась за вязание свитера, проливая слезы над ним, потому что планировалось, что эта вещица согреет мужа в холодную пору. Лиля дома не могла ни плакать, ни смеяться, ни дышать свободно. Стены давили, она открывала окно, чтобы почувствовать, как в комнату врывается студеный ноябрьский воздух и приносит ненадолго чувство облегчения. Как будто мама дует на разбитую коленку хнычущему ребенку и тот на мгновение успокаивается, замирает.

Осенний холодный воздух дул прямо на открытые раны, боль утихала. Вот только сразу же возвращалась обратно, потому что к сердцу не приложишь подорожник.

- Цветочек, ты уходишь? – Увидев, как Лиля одевается в прихожей, спросила мама.

- Да, прогуляюсь.

Женщина кивнула. От их отношений с дочерью в последнее время веяло холодом. Нет, мать и дочь не перестали нуждаться друг в друге. Только теперь общее горе вырыло котлован между ними, и каждый предпочитал справляться с бедой в одиночку.

Лиля забыла дома перчатки, поэтому руки нещадно мерзли, шапка сползала на глаза, а ноги в сапожках начали подмерзать. Надо же, она послушалась Покровского и вырядилась в красивое, вязаное мамой платье. Для кого? Он все равно не заметит, а если и заметит, это только добавит поводов для насмешек. Ну и пусть, сегодня Лиля не хотела стыдиться своих чувств. Не страшно показаться смешной.

- Ну привет, - Миша неслышно подошел к ней и тронул за плечо.

Она вздрогнула, и повернулась.

- Привет, - дерзить не хотелось, и Лиля мило улыбнулась.

Парень идиллию, мгновенно разрушил.



Ульяна Сомина

Отредактировано: 06.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги