Море и корабли

Размер шрифта: - +

Пролог

На лету завязанная

Развязалась ленточка.

На ходу украденная

Чужая жизнь…

Правильно – неправильно,

А какая разница?

Надо больше двигаться

И меньше говорить.

Е. Ваенга

Возвращаются все, кроме лучших друзей,

Кроме самых любимых и преданных женщин.

Возвращаются все, кроме тех, кто нужней.

Я не верю судьбе,

я не верю судьбе, а себе – ещё меньше.

И мне хочется верить, что это не так,

Что сжигать корабли скоро выйдет из моды.

Я, конечно, вернусь – весь в друзьях и в мечтах,

Я, конечно, спою – не пройдёт и полгода.

В.Высоцкий

 

Пролог

Когда-то…

Где-то…

Кто-то…

Сказки не могут быть ложью по одной простой причине – подтверждения тому нет. Также как и нет подтверждения, тому, что где-то, за миллиарды километров, в других галактиках существует жизнь. Соотношение правды и вымысла приблизительно пятьдесят на пятьдесят.

Идиллические картинки, которые мы рисуем в своем воображение, обычно отличаются от действительности. И это не плохо, наоборот, замечательно. Жизнь – настолько увлекательна и лучше нее никто не снимет фильм, не напишет книгу, не расскажет историю. Истории… Разные судьбы. Шли годы, менялся общественный строй, моральные устои, традиции, канули в Лету целые поколения, а люди оставались теми же. Жаждущими, ждущими великого и светлого чувства – любви. Здесь можете со мной поспорить. Мол, если все так хотели любви, то где взялось в нас столько желчи, корысти, лицемерия? Видимо, не все дождались-то или для некоторых любовь является приятным бонусом к прочим радостям жизни? В нас столько скопилось дряни на самом деле. Кажется, в нас смешалось все лучшее и худшее одновременно, все, что можно было впитать с молоком матери из предыдущих поколений…

Впрочем, речь не об этом. Все ждут и ищут любови, как ни крути. А, как известно, кто ищет, тот всегда найдет. Вот только любовь – не глянцевая картинка в журнале, не плакат с любимым киноактером на стене… Она разная, абсолютно разная. У нее столько форм и обличий! А самое главное – у каждого она своя. У каждого человека есть возможность познать ее, главное разглядеть и не упустить.

***

Лето. Было жаркое лето. Жара стояла неимоверная. На юге всегда так. Зима длится чисто символически пару месяцев, все остальное время – погода колеблется между весной и летом. Эдакое межсезонье. Кто родился в южных краях, привык к такому паранормальному теплу.

Двор гудел как улей. Детвора гоняла в футбол – кто постарше, играла в прятки – кто помладше. Бабушки занимали свой почетный пост у подъездов, обмахиваясь газетами. Дедушки в беседке играли в домино. Но почему-то появление во дворе женщины не осталось не замеченным. Она торопилась, утирая слезы со щек, и опасливо оглядывалась по сторонам, словно боялась погони. Местные кумушки сразу же притихли и стали наблюдать за незнакомкой. Та не обратила внимания на жаждущие подробностей взгляды, и быстро прошмыгнула в подъезд.

- Господи, Лена, слава Богу! – облегченно выдохнула пожилая женщина, распахнув дверь еще до того как Лена позвонила в дверной звонок.

- Тетя Соня, можно я у вас переночую. Пожалуйста, - практически стала умолять она.

- Конечно, проходи, дорогая.

Дверь захлопнулась, и любопытство соседки из квартиры напротив не было удовлетворено.

Дело в том, что Софью Михайловну знали все, и семья ее считалась образцовой. Сын – Кирилл, преподавал в университете и не где-нибудь, а в столице. Муж Софьи Михайловны, уже, к сожалению, покойный был главным инженером. Да и сама старушка всю свою жизнь проработала учителем в школе. На пенсию она вышла года три назад. Ученики ее обожали и часто захаживали в гости, целуя ручку и рассыпаясь в благодарностях. А тут такой поворот – у Софушки (так частенько называли старушку) оказывается, племянница имеется, да еще и с личной драмой, видимо. Но по телевизору начался любимый сериал, и поразмыслить, как следует Нина Васильевна (любопытная соседка) не смогла.

В квартире напротив за тонкими стенами, кои строили когда-то на века, стояла гробовая тишина. В такой тишине обычно либо сходят с ума, либо размышляют о чем-то настолько серьезном и важном, что облачить мысли в слова бывает не только трудно, а просто невозможно. У Софьи Михайловны не было огромных часов, которые нарушали бы эту тишину своим мирным тиканьем, напоминая о том, что Земля еще вертится и жизнь продолжается.

Один раз в жизни женщина пожалела о том, что этого атрибута не приобрела. Не любила она часов. Они постоянно напоминали о том, что жизнь – как песок сквозь пальцы. Это случилось на следующий день после похорон мужа. Когда все его оплакали, высказали свои соболезнования вдове и справили поминки. Сын хотел остаться, но она его отговорила. Не нужно этого. Она сильная. И если даст слабину то только наедине, рассматривая старый фотоальбом. Тогда часы были необходимы. Как пульс на руке быстротечной жизни.

- Чай будешь, Леночка? – почему-то шепотом предложила Софушка, вынырнув из своих дум.



Ульяна Сомина

Отредактировано: 06.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги