Море и корабли

Размер шрифта: - +

Глава 4

Не сразу Екатерина Андреевна сложила вместе два плюс два. Муж стал задерживаться на работе – дело привычное, зачастил в командировки – тоже случалось. Но глаза, глаза-то - шальные и счастливые. И буквально светятся изнутри. «Влюбился», - сделала для себя неутешительный вывод женщина. И тут же принялась действовать.

 Первыми в ход пошли пряники. Роль покорной и заботливой жены ей особенно хорошо удавалась, потому что исполняла ее Екатерина Андреевна всегда с душой.

- Сашенька, тебе запеканку твою любимую приготовить? – звонила, будто между прочим, она ему в разгар рабочего дня и пела сладким голоском в трубку.

«Сашенька» отмахивался от нее, как от назойливой мухи, ссылаясь на свою занятость.

Тогда в ход пошли запрещенные приемы. Потому что не считала она мужа достойным созерцать ее превосходное тело, а тем более владеть им безраздельно. Красивое кружевное белье, романтический ужин, вечер, который должен был закончиться страстным сексом.… Вечер закончился скандалом. Впервые женщина не выдержала, после того, как муж окинул равнодушным взглядом ее фигуру в тесемках и ленточках, которые едва прикрывали сокровенные места, и сорвалась.

- Красивая ночнушка, – только сказал он и принялся есть свою чертову запеканку.

Жена буквально закипела, в первое мгновение хотелось вывернуть блюдо с запеканкой ему на голову и всю эту красоту полить шампанским, бутылка которого стояла на столе.

- Ночнушка??? – это самое невинное, что смогла выдавить из себя разгневанная женщина.

- Ну, может быть, слегка откровенная, но тебе идет… - пожал плечами муж, не обращая никакого внимания на убийственный взгляд супруги и продолжая поглощать свою запеканку, запивая ее чаем, а не припасенным для романтического ужина шампанским. Казалось, мужчина намеренно не замечал никаких намеков жены и принципиально не шел навстречу.

- Хорошо! Молодец! Добей меня окончательно! Еще скажи, что я у тебя болит голова или тебе срочно на работу понадобилось, – начала буквально выкрикивать все свои реплики, чтобы как-то растормошить спокойного и отстраненного супруга.

Александр Дмитриевич насмешливо посмотрел на нее, как на милую обезьянку в цирке, и отчеканил:

- Не дерзи! Я не слепой, а тем более не тупой, – он порывисто обнял ее за талию и притянул к себе. – Катюх, ты очень красивая, у меня даже дух захватывает, но я действительно устал, прости, – последнее он прошептал ей на ухо и не спеша направился в комнату.

- Саша, не надо так со мной, – обманчиво сладким голоском протянула Екатерина. – Я же узнаю кто она, милый…

После сказанных слов мужчина резко развернулся и хмуро посмотрел на нее.

- И что ты сделаешь, милая?

- Не волнуйся, не убью… Есть другие более действенные методы. Я постараюсь, чтобы она поняла меня, – сказала чистую правду женщина, глядя мужу в глаза. Свое она отпускать не собиралась.

- Ты никогда не найдешь ее, уж я-то приложу к этому максимум усилий. Жены и любовницы – вещи не совместимые. Знаешь, как в одной песне пелось: «…ему любовница положена по штату»?! – пригрозил жене Александр Дмитриевич, думая, что та, испугавшись, угомонится.

Но женщина в кой-то веки решила отойти от привычной роли и показать характер.

- А хрен тебе, любимый, я этого терпеть не буду, – приняла воинственный вид и была настроена решительно Екатерина Андреевна. Уперла руки в боки и сверлила взглядом нерадивого мужа.

Вначале тот растерялся и смотрел во все глаза на превращение из белой и пушистой жены-лапушки, в острую на язык и решительно настроенную бороться за свое счастье бабу. Подобная метаморфоза застала его врасплох. Он даже на мгновение залюбовался своей, казалось бы, опостылевшей женой. Его женщиной. Которой когда-то восхищался, любил и обещал быть всегда рядом.

Но сказал почему-то унизительную вещь, стараясь задеть ее побольнее, по привычке поставить на место.

- Ничего не можешь сделать, вот и бесишься, ты полностью зависишь от меня. А она свободна, молода…

- Слушай, Куценко, тебе нравится испытывать меня на прочность? – не желала сдавать позиций Екатерина. Немного комично она смотрелась в этом откровенном белье, с выбившейся из пучка прядью, раскрасневшимся от гнева лицом и лихорадочно блестевшими глазами. Поэтому он не сдержал улыбки, а это разозлило ее еще больше.

- Подсчитаем мои достоинства. Я твоя жена, а не какая-то молоденькая вертихвостка – это раз, – она принялась загибать пальцы. – Я родила тебе дочь – это два. Я прожила с тобой восемнадцать лет и ни разу не дала повода сомневаться в моей преданности – это три. Я знаю тебя как облупленного и ты не подарок, Саша, - это четыре…

- Хватит. Я уже понял, какая ты незаменимая. Но, если изменяет муж, в этом есть вина жены, не забывай об этом.

- Конечно, давай все на меня свернем. Скажи прямо – надоела старая жена, нашел отдушину на стороне, – рубанула ладонью по воздуху женщина и поежилась под пристальным взглядом мужа. Но не от холода, как это обычно бывало. Сегодня был тот редкий случай, когда захотелось стать к нему ближе, намного ближе, чем это позволяло кричаще откровенное белье.



Ульяна Сомина

Отредактировано: 06.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги