Море и корабли

Размер шрифта: - +

Глава 5

Дэн нервно курил в какой-то подворотне. Дома уже все спят, наверное. Да уж, сейчас явиться домой с разбитой губой, себе дороже. Опять немой укор и пронзительный взгляд. Он же их позорит, мать его! Всегда позорит. Одевается вызывающе, курит как паровоз, приходит после полуночи, дерется и хамит соседям.

Он хмуро ухмыльнулся, пнув какой-то булыжник ногой. То ли еще будет! Никогда никто не заставит его плясать под чужую дудку.

- Ты чего бушуешь? – к парню подошел его знакомый Джексон, в народе, просто Женька.

- Домой идти неохота, – признался Семенов, выбросив окурок и затушив его рифленой подошвой.

- Так мы сейчас быстренько организуем, чем заняться. У Серого, вроде, сегодня все собирались. И девчонки будут, – оживился главный тусовщик Джексон. Он такие вечеринки обожал и неизменно присутствовал на каждой. Обычно они проходили в каком-то гараже или занюханной комнатке общежития. Куча левого народу, море дешевого алкоголя и легкодоступных девиц из ПТУ № 7.

- Не сегодня, мне в школу завтра рано вставать, – отмазка была хиленькой, приятель тоже недоверчиво покосился на Дэна.

- Та ладно, нашелся ботан. Я в институте уже месяц не появляюсь.

- Дождешься ты повестки, Джекс.

- А вот хрен им! Отмажусь, как-нибудь, не впервой, – только махнул рукой тот и тоже стал прикуривать сигарету.

- Слушай, ты Покровского знаешь? – внезапно озарило Семенова.

- Ну, допустим, кто же Миху не знает. Его батя давно на нас зуб точит. Мы, когда ларек грабанули, чуть не спалились. Ну, ты знаешь, наших рукожопов. – Дэн кивнул, к счастью, он ни к какой группировке не относился, но в курсе дел был. – Батя Михи допрашивал Санчо, того буквально за руку поймали, прикинь, когда он бумажник стащил у мужика какого-то. Ну не придурок ли, так лохануться?! – продолжал возмущаться парень, активно жестикулируя, зажав сигарету в зубах. – Так вот, Санчо еле выкрутился, зато нас не сдал. Но у Макарыча на таких, как мы, нюх выработался.

- Миха же с вами, когда-то в фирме состоял (примеч. – группировка футбольных хулиганов), – решил подвести к необходимой теме Дэн.

- Ага, было дело. Но там все прилично выглядело, типа мы ультрас (примеч. - организованные группы из болельщиков для поддержки футбольных команд). Хотя дела всякие творились. Миха тоже в этом не последнее участие принимал. – Джекс сделал затяжку и пристально посмотрел на Семенова. – Ты чего это… на Покровского капаешь? Так, х..ня это все, батя его отмажет.

- Погоди, там же какой-то конфликт у вас произошел, вы его из своих рядов потом турнули, – проигнорировал реплику парня Семенов, продолжая гнуть свою линию.

Джексон выдохнул и, посмотрев по сторонам, отошел подальше от фонаря, присев на какую-то кособокую скамейку в тени деревьев. Дэн присел рядом и стал ждать продолжения рассказа.

- Да, этот пи…р нас сдал. Крысой он последней оказался, сливал информацию. Гнида. Если бы не Макарыч, мы бы церемонится не стали, а так… крыша у него – будь здоров, – побарабанил по колену, отбивая какой-то известный только ему ритм, выбросил окурок и еще раз спросил: - И все-таки, что тебе от него нужно, а, Дэн?

- Личные счеты. Не люблю, когда меня к стенке припирают, - скривился, нащупав свою распухшую губу. И ведь знал, гаденыш, что Дэн ему в ответ засветить не сможет и лыбился, глядя в глаза.

- Ленку не тронь! Она не должна мараться, общаясь с такой мразью. Понял, Семенов?

Дэн от злости крепко сжал кулаки и мысленно считал до десяти, боясь, что сорвется. А Покровский ехидно улыбался, радуясь своей победе.

- Что Дэн, сдулся? На нары боишься попасть? – заржал парень, зарядив ему кулаком в челюсть. Хорошо, что удар был несильным, и пострадала только губа. Но самолюбие Семенова немного пошатнулось. Чтобы не ударить в грязь лицом, тот процедил сквозь зубы со всем презрением и ненавистью.

- Покровский, я же злопамятный. И обязательно отомщу. А с кем Лена будет общаться или не общаться – выбирать ей. Или ты к ней тоже с угрозами придешь? Может, силой возьмешь свое?

- С…ка, заткнись! – прорычал Миша, взгляд у него стал бешеным, того гляди глотку перегрызет. Значит, все серьезно. Вскружила голову ему Куценко. Фам фаталь (примеч. - роковая женщина), честное слово!

- Покорила тебя наша милая Леночка, да? – обнаружив слабое место, принялся  давить на него Семенов. То, что слова бывают иногда действенней любых кулаков – это он здорово усвоил. И сейчас его собеседник терял не только самообладание, но и превосходство, предоставляя бразды правления Дэну.

- Не твое дело. Думаешь, крутой? Даню отвадил и меня сможешь? Ты себя в зеркало видел? – схватил за шиворот и выдохнул ему в лицо Покровский. – Она не будет твоей, смирись. Я слышал у «пэтэушниц» ты пользуешься успехом.

Семенов не выдержал и захохотал прямо в лицо разъяренному Мише.

- Ну да, сплю и вижу, Куценко в чем мать родила. Видишь, руки в мозолях, особенно правая, от усердной работы, – поднял руки ладонями вверх, демонстрируя, Покровский только скривился от этого жеста. - Если вы свихнулись, то меня не приплетайте. У меня чисто деловой интерес, она меня по английскому подтягивает. А я, кстати, прощаю за это долг, дружку твоему, Ткаченко.



Ульяна Сомина

Отредактировано: 06.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги