Море и корабли

Размер шрифта: - +

Глава 10

Даниил Семенов знал, когда лучше промолчать, а когда молчать нежелательно и даже опасно. Не всегда молчание – золото, иногда оно способно, как кислота разрушать человека изнутри. А сказать нечего и некому…

В том, что родители погибли не было ничьей вины. Они разбились на мотоцикле в дождливый весенний день. Отец любил скорость, но в тот день, он обещал, что будет предельно острожен.

- Знаю, я твою безграничную любовь к скорости, но, Стас, я тебя умоляю, поаккуратней, – разволновалась вдруг жена брата.

- Не надо так переживать, все хорошо будет, – улыбнулась своей самой искренней улыбкой Татьяна, мама мальчика и жена Станислава Семенова. Когда она улыбалась, никто не оставался равнодушным, ее лицо словно озарялось изнутри солнечным светом, согревая своим теплом людей, находящихся рядом. Даниил никогда не забывал эту улыбку и считал ее самым прекрасным воспоминанием в своей жизни, позже оказалось, что это воспоминание было не единственным. И некоторые моменты лучше в свое время запомнить, а потом, лежа в пустой квартире и прислушиваясь к каждому шороху, прокручивать в голове их бесконечную кинопленку. Родители… Она… Кадры сменяли друг друга со скоростью света. Потому что никого нет рядом. Ни ее, ни их.

Но это будет потом. А в тот весенний день, родители торопились на озеро. Каждый год они ездили туда вдвоем, отмечая свою годовщину. Для них это был знаменательный день – 25 апреля. Для Дэна он навсегда стал черным днем календаря.

- И правда, Соня, чего это ты разнервничалась. Все хорошо будет, - успокоил брат Стаса свою жену. – Езжайте уже.

Почему-то Даня поморщился, когда мама поцеловала его в щеку и пригрозила:

- Веди себя хорошо, а не как в прошлый раз, я знаю, ты еще тот массовик-затейник.

- Ну, мам… - покраснел до ушей давно считавший себя взрослым Даниил.

- Не мамкай, Даня, я ремень свой достану, если опять попадешь в историю, Кирилл тогда руку сломал, когда через забор перелазил. Понял меня? – грозно посмотрел на него отец. Мальчик опустил голову. Хотя себя он виновным не считал, это Кириллу приспичило поиграть в «Слабо – не слабо». Кто ж знал, что забор окажется высоким, а собака дяди Васи не такой уж безобидной. А потом оказалось, что Даня подбил Кирилла, а он вообще ни при чем. И все, конечно, поверили, потому что Кир – хороший, воспитанный мальчик.

- Да понял, пап, - буркнул обиженно.

- Ну вот и славно, не скучай, - потрепал его по макушке и добавил: - Выше нос, сын, скоро вернемся и сводим тебя в твое любимое кафе. Мы будем аккуратны, - последнюю фразу адресовал уже жене брата.

И они уехали, чтобы никогда не вернуться.

Даниил часто думал о том дне, пытаясь воссоздать трагические события буквально по минутам, не упустив ни одной детали. Мамин газовый шарфик развевается на ветру, отец щурит глаза, потому что солнце палит нещадно. Им в лицо дует ветер, и мама, по привычке, пытается перекричать шум мотоцикла. Отец ее не слышит, только теплое дыхание касается его уха. Мама все понимает и прижимается к нему покрепче, согреваясь теплом его тела, так как внезапно над городом нависает свинцовая туча, которая вот-вот должна разродиться грозой и ливнем. Но даже этот факт не мешает им быть по-настоящему, бессовестно счастливыми.

- Наш день, Стас, ты ведь помнишь, как все начиналось, да? С ума сойти, уже прошло двенадцать лет! Жизнь - все-таки - миг… - вот о чем говорила женщина.

Мужчина не слышал этих слов, но он и так знал, о чем говорит жена. Ветер нашептал ему слова на ухо, потому что это действительно было самым важным и значимым сейчас…

Далее события искажались, картинка реальности постоянно менялась, и Даниил не мог до конца досмотреть момент, в который все оборвалось. Хотя, наверное, оно и к лучшему - кошмары его не преследовали.  Едва ли этим можно утешить или заполнить то свободное пространство в груди, которое образовалось после ухода из жизни родителей.

Семь лет. Прошло уже семь долгих лет, а он словно выпал из привычного жизненного ритма и шагал со всеми не в ногу, и безбожно фальшивил, когда хор заводил бравурную песню. И все не так, не то… Был винтиком в идеально слаженном механизме, а превратился в бракованную деталь. В новой семье не стал своим, пусть даже они приходились ему родней и даже носили с ним одинаковую фамилию. Чужое родным не станет – эту истину он хорошо усвоил за годы жизни в семье тети и дяди. Кирилл – родной ребенок, поэтому все лучшее доставалось ему. Дане - только огрызки с барского стола. Поначалу обижался, потому что детский эгоизм не давал ему покоя. Когда немного подрос – пришло осознание. Ведь все по-честному. Спасибо, хоть в детдом не сдали.

Нет, его не били, не унижали, просто относились отчужденно, держали на расстоянии вытянутой руки. А ему иногда так не хватало элементарной поддержки, семейного тепла и уюта.

Дэн в четырнадцать лет решил сознательно стать полной противоположностью Кирилла. Кириллом гордились: прилежный ученик, послушный ребенок, ответственный, вежливый, умный – пробу негде ставить. Парня буквально воротило от постоянных похвал в адрес брата, и немого укора во взгляде тети и дяди. Возможно, если бы он был хоть немного похож на брата, они приняли его. Но он не хотел ни на кого становиться похожим ради мнимой любви. Стоит ли говорить о том, что ему это с легкостью удалось? В роль «плохиша» Дэн вжился успешно, выходки парня не оставались не замеченными и таким образом он хоть немного привлек внимание дяди и тети. «Лучше вызывать отрицательные эмоции, чем оставлять равнодушным», - так считал Дэн.

***

Получилось то, что получилось. Червячок сомнения и неверия прочно обосновался в голове у Лены. И сколько она себя не убеждала в том, что ей все равно, напрасно - навязчивые мысли, как назойливые мухи, кружились в голове. В итоге девушка решила мыслить позитивно и, как в песне из мультика, подсчитать плюсы и минусы. Миша оказался не ее таинственным незнакомцем – это плюс. Семенов потенциальный мерзавец и насильник – это минус. Ей, в общем-то, плевать на Дэна – это плюс. Все врут (как и она в предыдущей реплике) – вот это жирный минус.



Ульяна Сомина

Отредактировано: 06.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги