Мост через бесконечность

Размер шрифта: - +

Глава 1.2 Александр

Бывают моменты, когда остро чувствуешь, что ты сейчас не там и не в то время, что вопреки всему ты должен быть в другом месте, хотя, в соответствии с доводами и логическими выводами - это неправильно. В груди образуется непонятный тягучий комок и с каждым прожитым часом он все больше растет и все сильней давит. Работа валится из рук, а повседневные радости уже не дарят прежних чувств. «Проклятье!» - восклицаешь ты. Откуда это томленье? К чему оно призывает?  Чаще всего ты пытаешься  забыться в суматохе дня и жить дальше своей обычной жизнью, но однажды тебе придется пойти у ощущений на поводу.

Ты будешь вынужден неожиданно проснуться ночью, оглядеть серую комнату, остановить взгляд на окне, через которое пробивается то ли лунный, то ли фонарный свет. Еще не отошедшим ото сна быстро умыться, одеться и выбежать на улицу, спасаясь от  неожиданно ставшего чужим дома.  Прохладный ветер в лицо и свежий воздух, который ты хватаешь ртом как утопающий, не смогут отогнать наваждение. 

Шумный, ослепляющий огнями никогда не спящий город просит ускорить шаг. Сдерживая себя, чтобы не сорваться на бег, оставляешь позади себя дом, двор в котором любил гулять по утрам,  улицу  и магазинчик на перекрестке, куда заходил за продуктами на ужин - все, что было знакомо. Все там, за тобой. 
Шаг. Шаг. Еще и еще. Дальше и дальше. Твою сущность выворачивает на улицы города. Словно невидимая сила стянула все твои жилы в один канат в области груди и тянет! До боли! Шаг. Шаг и ты уже бежишь.

Что это: побег от ночного кошмара или навстречу ему?!

Александр не удержался и побежал. Так было гораздо легче. «Куда и зачем?» - все вопросы отпали сами собой. Мысли отставали на несколько десятков шагов, а проносящиеся мимо автомобили исчезали в ночи. Впереди сверкали высотки, а за ними словно за ширмой притаилась Луна. Он смотрел на кокетливо маячащий белый диск и, казалось, что никогда он толком и не смотрел на небо. Такой сейчас красивой ему виделась вечная спутница ночи. Когда-то Александр сказал одному очень близкому человеку: «Где бы ты ни была, даже, если бесконечность между нами пролегла, то каждую ночь, я буду смотреть на Луну. Каждую ночь я буду ждать, когда ты в своем краю поднимешь голову к небу, чтобы наши взгляды встретились…» Эти слова были произнесены очень давно, так давно, что их взглядам никогда уже не суждено пересечься. Смерть разлучила влюбленных. Александр жив, а ее не стало. Он попытался вспомнить ее лицо, но образ, вначале проявлявшийся, безнадежно отстал, как и другие мысли. Мимолётным уколом сердца ушло воспоминание.

Голова заполнялась мерными горячими импульсами. Беглец не обращал внимания ни на светофоры, ни на редких прохожих, которые с любопытством смотрели на него. Его интересовал только бег. Бег без оглядки.

Александр еще бежал, когда понял, что внутренний сгусток, который его тяготил, пропал. Сердце безумно колотилось, а кровь била в висок.  Хотелось бежать и не останавливаться, но непослушные ноги резко остановились. Жадно глотая воздух Александр впервые с начала бега смог оглядеться. Разноцветными огнями сияли витрины магазинов и ресторанов.

Он убежал из своего спального района и оказался в центре. Пульсация в голове спадала, а взамен наваливалась какофония улиц. Александр остановился на оживленном проспекте в нескончаемом потоке людей. Как он ни в кого не врезался, когда бежал? 

- Стоите? – неожиданно раздался вопрос – Вы стоите?

- Да, да, – застигнутый врасплох пробормотал Александр и только потом понял, что он оказался в какой-то очереди. За ним встала молодая пара, а  впереди с десяток разодетых людей змейкой выстроились перед входом в ночной клуб. 

 Взглянув на вывеску, он понял, что тут уже был. Заведение называлось «Цирцея». Здесь впервые, совершенно случайно, повстречал свою любимую, выходящую из дверей именно этого клуба. Как и сейчас он куда-то бежал, спешил на последний ночной автобус, который ехал в сторону его дома. И в пылу бега, пытаясь увернуться от неожиданно появившегося велосипедиста, столкнулся с группой девушек. Даже, сейчас, спустя много лет, Александр, вспоминая эту неловкую ситуацию, краснел от стыда. 

Рассыпаясь в извинениях, он помогал подняться сбитым с ног девушкам и если кто-то утверждает о любви с первого взгляда, то Александр влюбился в Анну с первого прикосновения, когда ее ладонь легла в его руку. За извинениями последовали обещания загладить вину при первой же новой встрече. Так молодые люди обменялись контактами, а свидания себя не заставили ждать. 

 - Один? – очередь дошла до Александра. Сейчас он стоял у самого порога в ночной клуб, а дорогу ему преградила гора мышц. 

- Оглох? -  спросила гора. Охранник, стоящий на фейсконтроле, имел непропорционально маленькую голову для такого огромного туловища. Лицо не было обезображено интеллектом, а под выпирающими надбровными дугами спрятались темные маслянистые глазки. Они жадно оглядывали Александра с ног до головы. Чудилось, что они живут какой-то своей жизнью, отдельной от всего остального неподвижного тела. Это был неприятный, колючий взгляд, от которого хотелось как можно быстрее скрыться.

- Один, – ответил Александр, и гора сдвинулась в сторону, освобождая проход во владения «Цирцеи»[2]. Неуверенным шагом он двинулся вперед, а охранник, вернувшись на место, продолжил отбирать достойных.

 

 

[2] Персонаж греческой мифологии и поэмы «Одиссея» Гомера. На остров Цирцеи был занесён во время своих блужданий по морю Одиссей. 



Лев Ясенский

Отредактировано: 23.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги