Мост через бесконечность

Размер шрифта: - +

Глава 1.7 Маркус

Маркус не питал иллюзий по поводу Ковена и увещеваний врачей. Переговоры служили только одной цели: отвлечь внимание. Еще до того момента, когда за багажником автомобиля замелькали тени, Рое развернулся и выстрелил на опережение, сразив одного наповал.  В ответ ему зазвучали беспорядочная стрельба и ругань. Дождавшись паузы между грохотаньем, гетерий высунулся из укрытия в полный рост и разрядил барабан в нападавших. Последние три пули нашли своих жертв. Об этом красноречиво говорили три тела, заливавшие асфальт темной жидкостью.

 Внезапно в затылок разом впились сотни игл! Так о себе давало знать острое чувство  опасности. Маркус волком бросился к земле, уходя от свистящего свинца. Ловко перекатившись за правый бок автомобиля, гетерий, не теряя времени, вскочил и с нечеловеческим рвением ринулся через бампер на врага. Сбитый с толку неожиданной проворностью, мужчина в сером блестящем костюме потерял самообладание и стал лихорадочно палить из пистолета, пытаясь угнаться за размытым комком холодной ярости. Когда он все же сумел свести прицел с фигурой, обретшей явные очертания набегающего гетерия, по стволу уже летел голодный металл.

 - Умри! – выкрикнул врач, но исполнить сказанное ему помешал пущенный как снаряд разряженный револьвер, который попал точно в стреляющую руку.

- Ар! – ствол отклонился в сторону и пуля, предназначенная Маркусу,  разочарованно черканула по бетону. Следующего выстрела не последовало. Рое с разбега произвел сокрушительный кросс в голову противника, выбивая из него дух и припечатывая к земле. 

 Гетерий хищно огляделся. Раз, два, три, четыре… Пять тел лежало вокруг машины, и никто не стремился присоединиться к ним. Все мертвы, кроме последнего. Маркус переступил через захаркивающегося собственной кровью лежачего, чтобы подобрать свой брошенный револьвер.

 - Noli nocere[1], - укорил гетерий поверженного противника, освобождая барабан от еще теплых гильз, взамен вставляя новые патроны.

 Маркус в пылу перестрелки не слышал свист и стук отъезжающего состава, но и без этого он знал, что время упущено, а взгляд в сторону перрона лишь констатировал данность. Спасительный поезд ушел.

 -  Хха… тебе не уйти! Мы сделаем из… – ртом, полным крови и лишенным нескольких зубов, залопотал пытающийся подняться врач. Он думал, что гетерий, осознав невозможность побега, решит сдаться на милость Ковена, но пуля, неожиданно разворотившая ему висок, лаконично выразила мысль Рое: «Заткнись!»

 За кровавой картиной расправы наблюдал из-за спинок кожаных кресел ее невольный виновник. Шокированный и опешивший он с тревогой глядел на убийцу.

 Костер битвы мерно потухал в груди гетерия, но пламя вспыхнуло с новой силой, когда его глаза встретились с зеленоглазым взором асага. Рое крепче сжал рукоятку. Так легко поднять руку, взвести курок и надавить на спуск! И нет Врага. Окончательная победа!

  Инстинкты и отточенные навыки гетерия помноженные на давление сил, бушевавших в ночном клубе, не дали взять асага по-тихому в «загоне» Ковена. Желание покончить с Врагом затмило разум. Рое не удержался и выстрелил! Но он знал, что так может случиться и поэтому заранее зарядил свое оружие резиновыми пулями.

 Сейчас же в барабане покоились боевые патроны. Поднять руку и выстрелить означало никогда не вернуть утраченную память. Остаться навсегда только тенью себя. Не найти дорогу…

 На пламя подул холодный ветер здравого рассудка. Огонь угас, но угли еще теплились. Маркус де Рое убрал пистолет за пояс. Молча стряхнул осколки стекла с водительского кресла и сел за руль. Вжатая до упора педаль газа погнала автомобиль прочь от ставшего ненужным вокзала. Издалека донесся вой сирен.

  Юноша (у Маркуса язык не поворачивался назвать так асага, скованного  земными законами и облаченного в человеческую плоть, олицетворявшего сущность Хаоса, что отчетливо осязал Маркус своими костями и сухожилиями) прильнул к заднему стеклу. Парень ожидал увидеть погоню, что вот-вот из-за поворота покажутся мигающие огни полицейских машин. Какое безумное переплетенье противоречивых мыслей и чувств вертелось в его голове?! Можно было только догадываться. Через несколько минут, когда стало очевидно, что погони нет, он решил сесть прямо и нарушить затянувшееся молчание:

  - Эти… эти люди хотели нас убить, они упомянули какой-то ковен.

  - Какой-то ковен!? – хмыкнул Маркус, - Эти ребята работают от Рейкьявика до Мельбурна и гораздо-гораздо дальше… Десятки тысяч ежегодно пропадают без вести, чтобы затем оказаться на хирургических столах.

  - Тебя как зовут? – выждав паузу, задал вопрос Рое.

  - Александр, – медленно и нехотя представился асаг.

  - Александр, возможно прямо сейчас где-то загибается, дожидаясь твоего сердца, какой-то старик или задыхается маленькая девочка без твоего легкого. Так скажи мне, правильно ли я поступил, не сдав тебя у вокзала?

  - С… - успело сорваться с губ юноши, но он себя резко одернул. Поблагодарить - значило поддержать те убийства возле железной дороги и смерть тех абстрактных больных. Стать убийцей! Стать равным Маркусу, который не вызывал симпатию. Хотя, Александр уже не сомневался, что тот всю ночь то и дело спасал ему жизнь.

  Гетерий же специально ставил его перед острым моральным выбором, вынуждая пассажира задуматься и помолчать. Ведь понятно, что асаг скоро потребует ответы уже на свои вопросы. Кто такой Маркус и почему выручает из ловушек Ковена?

А Маркус не мог врать, так как Враг чувствует ложь.  В нынешней же ситуации требовалось сохранить его лояльность как можно дольше.

 - За мной! – приказал гетерий, а асагу оставалось только подчиниться.   Рое остановил машину у старых коттеджей, которые расположились на окраине города. Здесь двухэтажные жилища граничили с непроглядной чернотой остроконечного леса.



Лев Ясенский

Отредактировано: 23.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги