Мост через бесконечность

Размер шрифта: - +

Глава 2.3 Тьма

- Его еще называют штормовым бренди. Не каждый моряк, после чарки амрита устоит на ногах, а если перепить, то и ум…-  пока гетерий говорил, Александр успешно опустошал флягу большими глотками, закрыв глаза от удовольствия. – Ах, бестия!

- Ты меня слушал? - Маркус выхватил эликсир из рук асага.

- На вкус как вода, - недоумевал Александр, утирая мокрый подбородок.

- Вода? – гетерий чуть пригубил. Он спешил убедиться, что серебряная оболочка со знаком силы – грифоном, сохранила содержимое от внешнего влияния. По языку, деснам и небу пронеслась освежающая влага, навеивающая грезы о спелых плодах фруктового сада. Докатившись до горла, штормовой бренди вспыхнул тысячью удивительных искр, которые приятно пощипывали рот, и чуть ли молниями не выскакивали из глазниц, добираясь до мозга. Да, амрит во фляге оставался эликсиром, а не превратился в воду.

Рое провел ладонью по грифону на фляге. «Пуста наполовину», - пессимистических отметил он. Разом выпить пинту амрита – это верная смерть для человека. А парень перед ним сидит и не качается, даже цвет лица здоровым стал: румянец появился, а с глаз спало покраснение.  Меж тем второй глоток для гетерия оказался лишним. Тело требовало прилечь и поспать.

«Я, наверное, первый из братства, кто попытался споить асага», - подумал Маркус, а вслух произнес:

- Вероятно, выдохся, - решив не распространяться о том что, скорее всего Путь начал изменять человеческий метаболизм на присущий огнерожденным.  Асаги не страшились ни ядов, ни токсинов, их не касались болезни смертных. Они были практически неуязвимы для любого оружия. Их боялись и обожествляли. Только гетерии смогли справиться с ними, изничтожить весь их вид.

        «Увидеть бы лицо Галена, прозванного Последним Убийцей, когда ему скажут, что не он оборвал род Врага», - гетерий встал, размял шею. За ним последовал Александр, которому давно не терпелось встать из-за затекших ног.

       На мир за пределами каменного круга медленно опускалась тьма.

       - А я уже думал, что эта мизансцена не кончится, - Рое отломал от деревянного настила крупную щепку и с размаху бросил ее в угасавшую картину застывшего момента: комната старого дома с прогнившей мебелью и наглухо заколоченными окнами; пол завален книгами с обвалившихся стеллажей, а стена изрешечена пулями, которые не двинулись с места и все висели в воздухе хищным облаком. – Помню, ты говорил, что твое имя Александр?

        - Да, - щепка пересекла последнее кольцо мегалита и тотчас исчезла, не потревожив покой комнаты за его пределами.

        - Так вот, Алекс, если не хочешь повторить судьбу этой деревяшки и пропасть навеки вечные, настоятельно не рекомендую выходить за пределы камней и даже руки протягивать за них, - каменный круг обступила кромешная тьма, поглотив дом с его дырявым потолком, из которого виднелся месяц. Только пространство внутри мегалита оставалось освещенным. Словно свет заточили в банку, и он не может ее покинуть. – Здесь мы в безопасности, а там nihil[1]. Во тьме могут мерещиться различные образы, звать тебя выйти, но ты ведь не дурак, чтобы так сделать?

          Александр посмотрел в непроглядный мрак. Из тьмы на него смотрела холодная бездна. Внизу живота все звериное сжалось от страха: - Я не идиот лезть в эту чертовщину.

           - Хорошо, что мы друг друга понимаем. Путь не терпит глупцов.

           - Путь?

           - Путь Ночного Странника или Мост Через Бесконечность, у него множество имен. Мы ступили на него, когда ты пролил кровь на менгир, и мои слова услышали силы, настолько древние и могущественные, что нам с тобой не вообразить.

           «И жестокие, если просят за проход платить кровью и жизнью», - подумал Александр. – Как же перейти бесконечность?

 

 

[1] Лат. Ничто



Лев Ясенский

Отредактировано: 23.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги