Моя причина сумасшествия

Размер шрифта: - +

Глава 20

В та­кие мо­мен­ты вре­мя тя­нет­ся не­поз­во­литель­но дол­го. Ты мол­чишь, по­туп­ле­но смот­ря пе­ред со­бой, по­ка нес­коль­ко лю­дей вни­матель­но смот­рят на те­бя и ждут тво­его от­ве­та. На­поми­на­ет эк­за­мен или выс­тупле­ние на школь­ной сце­не.

Про­чис­тив гор­ло и ог­ля­дев всех при­сутс­тву­ющих, я по­вер­ну­лась к ма­ме и кив­ну­ла.

— Да, я по­еду с ва­ми. У ме­ня те­перь ни ра­боты, ни до­ма. Так по­чему бы не вер­нуть­ся к ро­дите­лям? — по­пыта­лась я ска­зать как мож­но жиз­не­радос­тнее, но на де­ле мой го­лос зву­чал пе­чаль­нее пос­ледне­го ди­ало­га меж­ду Ро­зой и Дже­ком в «Ти­тани­ке».

— Я ра­да, до­рогая, — про­шеп­та­ла ма­ма и креп­ко об­ня­ла ме­ня. — Ес­ли хо­чешь, мож­но взять и его с со­бой. На вре­мя, — ее ше­пот стал еще ти­ше, что­бы ее ник­то не ус­лы­шал. Этот раз­го­вор дол­жен ос­тать­ся меж­ду на­ми.

Она час­то так де­лала — об­ни­мала ме­ня и шеп­та­ла на ухо все, что дол­жна в этот мо­мент знать я, но что дол­жно ос­тать­ся без вни­мания ок­ру­жа­ющих. Мне нра­вилось, ког­да она так де­лала.

— Он не иг­рушка, ко­торую я мо­гу взять с со­бой, а по­том вер­нуть на мес­то. Он во­лен де­лать то, что сам за­хочет, — так­же ти­хо от­ве­тила я.

Я слы­шала, как ма­ма вздох­ну­ла, пос­ле че­го еще креп­че при­жала ме­ня к се­бе. Ста­нови­лось жар­ко, да и воз­ду­ха в лег­ких, от та­ких объ­ятий, ста­ло ма­лова­то.

— По­верь, он не бу­дет про­тив. Все мы не сле­пые и ви­дим, что меж­ду ва­ми про­ис­хо­дит. Да и еще ты в его фут­болке на го­лое те­ло. Зря вре­мя не те­ряли, да? — пос­ледние сло­ва бы­ли про­из­не­сены да­леко не ше­потом, из-за че­го я сра­зу же пок­расне­ла. Да еще и этот мно­гоз­на­читель­ный сме­шок в кон­це фра­зы. Ста­ло еще жар­че или это прос­то я сго­раю от сты­да?

— Все не так прос­то, — я, в от­ли­чие от ма­мы, гром­кость го­лоса не по­выша­ла.

Она от­пря­нула, по­нима­юще кив­ну­ла и про­вела ла­донью по мо­ей ще­ке. Как мне иног­да не хва­та­ет ее ря­дом. А осоз­на­ние это­го при­ходит толь­ко в по­доб­ные мо­мен­ты. «Хо­рошая» же из ме­ня доч­ка. Что же, у ме­ня бу­дет вре­мя на­вер­стать все упу­щен­ные мо­мен­ты, ког­да я бу­ду у них жить.

— Иног­да я за­бываю, что ты уже сов­сем взрос­лая. Моя хо­рошая, доб­рая, ми­лая, кра­сивая доч­ка, — ее го­лос дрог­нул. — Ты не пред­став­ля­ешь, что я пе­режи­ла за эти дни. Хо­рошо, что все это за­кон­чи­лось.

Опять креп­кие объ­ятья. Ну вот, сей­час мы еще и обе рас­пла­чем­ся. А дру­гие уже мог­ли бы так­тично вый­ти, не ме­шать нам и не под­слу­шивать наш раз­го­вор. Ну, пос­леднее от­но­сит­ся к од­ной оп­ре­делен­ной фра­зе.

— Ты смо­жешь со всем ра­зоб­рать­ся, — по­целуй в лоб. — Я в те­бя ве­рю.

Это во­оду­шев­ля­ло, но бы­ло ма­ло­эф­фектив­но. Вряд ли ее ве­ра по­может ра­зоб­рать­ся мне в собс­твен­ных чувс­твах или при раз­го­воре с Дже­ком.

— Хо­рошо, — ска­зала ма­ма, хлоп­нув се­бя по ко­лен­кам. Го­лос вер­нулся к обыч­ной гром­кости. — Мы бу­дем ждать те­бя в ма­шине. Мо­жешь не осо­бо спе­шить, нам еще ве­щи двой­ня­шек на­до сло­жить в ма­шину. За это вре­мя у них по­яви­лось мно­го но­вых иг­ру­шек.

Я пос­мотре­ла на Ол­би, ко­торый чуть ли не пла­кал, дер­жа на ру­ках Грейс. Они яв­но по­лади­ли за это вре­мя, и рас­ста­вать­ся им не хо­телось. Ол­би уж точ­но не хо­тел от­пускать мо­их пле­мян­ни­ков. Ка­жет­ся, кто-то го­тов к по­пол­не­нию в се­мей­стве. Но су­дя по то­му, как сей­час Эми­ли нян­чи­лась с Клар­ком, она сов­сем не про­тив. Не удив­люсь, ес­ли они уже под­го­тав­ли­ва­ют дет­скую и ску­па­ют ми­лые, ма­лень­кие ве­щич­ки.

Ма­ма под­ня­лась с кро­вати, под­мигну­ла мне и вмес­те со все­ми, пос­пе­шила по­кинуть ком­на­ту. Ви­димо, со мной, в от­ли­чие от двой­ня­шек, про­щать­ся ник­то не хо­чет. Воз­можно, они и бы­ли ос­новной при­чиной, что все стол­пи­лись в этой ком­на­те. Да­же как-то обид­но ста­ло. Еще обид­нее бы­ло ви­деть, что и Джек ре­шил уй­ти сей­час вмес­те со все­ми. Нет, от ме­ня он так прос­то не от­вя­жет­ся.

— Джек, — ок­ликну­ла я. — Ос­тань­ся. Нам на­до по­гово­рить.

Он за­тор­мо­зил у са­мой две­ри, про­пус­тил впе­ред ро­дите­лей, что шли по­зади и зак­рыл дверь, ког­да все выш­ли. Взгляд на ме­ня он так и не под­нял. Смот­рел на пол, буд­то на­шел там что-то ин­те­рес­ное. Стран­но, но мне да­же са­мой за­хоте­лось пос­мотреть, что же там та­кого мо­жет быть.

— Зна­чит, до­ма у те­бя нет? — без эн­ту­зи­аз­ма на­чал он бе­седу.

— Чес­тно го­воря, та бы­ла квар­ти­ра Пи­та, а я его выг­на­ла и те­перь это ка­жет­ся неп­ра­виль­ным, — про­мям­ли­ла я, вы­нуж­денная приз­нать, что идея рас­смат­ри­вать пол не так уж пло­ха.

— Яс­но.

Раз­го­вор яв­но не ла­дил­ся. У­айт ве­ро­ят­но по­терял вся­кое нас­тро­ение пос­ле мо­его за­яв­ле­ния, что я у­ез­жаю к ро­дите­лям. С дру­гой сто­роны, что я дол­жна бы­ла от­ве­тить? «Ни­куда я не по­еду, мне здесь неп­ло­хо и мне сов­сем не стыд­но поль­зо­вать­ся гос­тепри­имс­твом У­ай­тов?».

— По­мочь те­бе соб­рать твои ве­щи?

— Ка­кие? — хо­хот­ну­ла я, раз­во­дя ру­ки в сто­рону. — Эти бес­ко­неч­ные не­види­мые шмот­ки? Да, по­моги, од­на не справ­люсь. И от­не­си еще вниз мой лю­бимый не­види­мый ро­яль, я без не­го до­мой не по­еду.

Он улыб­нулся, да­вая мне на­деж­ду, что раз­го­вор мож­но бу­дет вы­вес­ти из пес­си­мис­ти­чес­ко­го нас­троя. Но ког­да улыб­ка спа­ла, на­деж­да сра­зу же по­гас­ла. А я как всег­да не пом­ню, где мои спич­ки для то­го, что­бы ее вновь за­жечь.

— Мне бу­дет не хва­тать тво­их иди­от­ских шу­точек, — по­чесав за­тылок, вы­дал он.

Это что за ка­мень в мой ого­род? Под­нявшись кро­вати, одер­ну­ла фут­болку, еле прик­ры­ва­ющую мою пя­тую точ­ку, и по­дош­ла к не­му. И да­же не знаю, что мне силь­нее хо­чет­ся — уда­рить или по­цело­вать. Или од­но дру­гому не ме­ша­ет?

— Во-пер­вых, я не мо­гу по­нять, по­ка я спа­ла, вы уз­на­ли, что я уми­раю? Дру­гой при­чины, для на­шей дол­гой раз­лу­ки нет. Во-вто­рых, это чьи еще шут­ки иди­от­ские? Ты на­рыва­ешь­ся, та­кими тем­па­ми и прав­да бу­дет не хва­тать их, но на этот раз тру­пом ты бу­дешь.

При каж­дом сле­ду­ющем мо­ем сло­ве, улыб­ка на его ли­це ста­нови­лось все ши­ре. Джек по­ложил ру­ки мне на та­лию и мяг­ко при­жал к се­бе, пос­ле че­го быс­тро чмок­нул ме­ня в за­тылок.

— Да, имен­но это­го мне и бу­дет не хва­тать. Ты сво­дишь ме­ня с ума, Рид. Твое по­веде­ние, ха­рак­тер, при­выч­ки, шут­ки. Но я уже и не знаю, как жил рань­ше без все­го это­го дур­до­ма. И смо­гу ли жить даль­ше.

— По­годи, вот пе­рек­ра­шусь в ры­жий, точ­но сой­дешь с ума.

Все в этот мо­мент ка­залось пра­виль­ным. Я дол­жна бы­ла сей­час сто­ять в его объ­ять­ях, слу­шать, как он сме­ет­ся над мо­ей оче­ред­ной «иди­от­ской» шут­кой и схо­дить с ума вмес­те с ним. С мо­ей при­чиной су­мас­шес­твия.

И уже ни­какие раз­го­воры не нуж­ны. К че­му все ссо­ры и раз­борки? По­чему лю­ди прос­то не мо­гут быть счас­тли­выми, стоя вот так ря­дом, и нас­лажда­ясь вза­им­ным бе­зумс­твом?

А пос­ле был и сов­мес­тный сбор мо­их ве­щей. Их ока­залось боль­ше, чем я ду­мала. Па­ра дол­гих по­целу­ев и объ­ятий. У­айт да­же сфо­тог­ра­фиро­вал ме­ня на про­щание, что­бы пос­та­вить на вы­зов. По­тому что, по его сло­вам, у не­го уже бы­ла моя фо­тог­ра­фия, но там я бы­ла пь­яная и с кок­тей­лем в ру­ках. А у ме­ня до сих пор на зас­тавке сто­яла на­ша сов­мес­тная фо­тог­ра­фия все из то­го же клу­ба. Но об этом я про­мол­ча­ла. Это ос­та­нет­ся толь­ко меж­ду мной и пь­яной мной.

— Кста­ти, ма­ма пред­ло­жила взять те­бя с со­бой, — ска­зала я, ког­да мы уже вмес­те спус­ка­лись на лиф­те.

Все ос­таль­ные уже жда­ли на ули­це. Как вы­яс­ни­лось поз­же, да­же Сти­вен при­ехал. Сом­не­ва­юсь, ко­неч­но, что ра­ди нас, но все же.

— Это до или пос­ле ее фра­зы: «Зря вре­мени не те­ряли»?

Вновь приш­лось нем­но­го пок­раснеть.

— До, — вздох­нув, про­из­несла я. — Так что, мои ро­дите­ли не про­тив ви­деть те­бя у нас до­ма. Во вся­ком слу­чае, ма­ма. При­ез­жай, они жи­вут не­дале­ко от Ни­ка и Сан­дры. Мож­но ска­зать, они да­же в ка­ком-то ро­де со­седи.

— Я уч­ту твое пред­ло­жение. При­еду как-ни­будь к тво­ему до­му, возь­му ста­рый кас­сетник и бу­ду сто­ять под тво­ими ок­на­ми с ним в ру­ках.

— По­куша­ешь­ся на клас­си­ку? Кто бы мог по­думать, что эта сце­на из «Ска­жи что-ни­будь» ста­нет так прив­ле­катель­на для не­роман­тичных обол­ту­сов, ко­торые са­ми ни­чего при­думать не мо­гут.

Лифт за­тор­мо­зил, створ­ки от­кры­лись. Но мы про­дол­жа­ли сто­ять в ка­бине. И ник­то не ре­шал­ся сде­лать пер­вый шаг, что­бы вый­ти. Мол­ча­ние и пыт­ли­вый взгляд Дже­ка на мо­их гу­бах. Нет, это на­до прек­ра­щать.

— При­дума­ешь что-то по­ори­гиналь­нее, при­ез­жай.

И я пер­вая по­кину­ла лифт. Но Джек быс­тро дог­нал ме­ня и да­же взял за ру­ку. К че­му и бы­ло при­кова­но об­щее вни­мание, ког­да мы выш­ли из зда­ния.

— У нас хо­рошие но­вос­ти, — к нам по­дошел отец Дже­ка. — Сти­вен ула­дил все ос­тавши­еся де­ла с Май­ком и его по­мощ­ни­ками. Вто­рого пой­ма­ли па­ру ча­сов на­зад и от­везли его к бос­су. Те­перь точ­но ни­какой опас­ности.

— Это и прав­да от­личная но­вость, — мож­но спо­кой­но вы­дох­нуть. — Ста­вим точ­ку в этом де­ле?

Я ви­дела, как Джек с от­цом пе­рег­ля­нулись, и мне за­хоте­лось заб­рать свой спо­кой­ный вы­дох. Ви­димо, это все же не ко­нец. Но что еще? Мне бы­ло не суж­де­но это уз­нать, так как Ник, сво­им вык­ри­ком из ма­шины, по­торо­пил ме­ня.

— Лад­но, те­бе по­ра.

Про­щаль­ный по­целуй в луч­ших тра­дици­ях ро­ман­ти­чес­ких филь­мов. Прав­да, там обыч­но нет ку­чи наб­лю­да­ющих родс­твен­ни­ков, ко­торые нем­но­го пор­тят всю ро­ман­ти­ку.

— По­ка, — вы­дох­ну­ла я Дже­ку в гу­бы.

— До встре­чи.

Ка­жет­ся, я на­чинаю се­бя не чувс­тво­вать, а вес­ти как влюб­ленная школь­ни­ца. Толь­ко ока­зав­шись в ма­шине, схва­тилась за те­лефон, в на­деж­де, что вско­ре по­лучу со­об­ще­ние от У­ай­та. Да что же это со мной? Не­уже­ли, то са­мое чувс­тво влюб­леннос­ти, что по­еда­ет из­нутри и пло­хо вли­яет на сон? Не на­до мне та­кого счастья. Мог­ла бы оп­равдать­ся, что уже взрос­лая для та­кого, но лю­дям свой­ствен­но влюб­лять­ся в лю­бом воз­расте. Бе­да, сов­сем бе­да.

До­рога пред­сто­яла дол­гая, а ро­дите­ли у ме­ня не из тех, кто лю­бит по­бол­тать (и в ко­го я тог­да та­кая?), по­это­му я ре­шила ввес­ти се­бя в курс со­бытий и по­лез­ла в со­ци­аль­ные се­ти. Мне хва­тило од­но­го Ин­стаг­ра­ма. Ока­зыва­ет­ся, что пь­яная Мил­ли об­новля­ет свой про­филь го­раз­до ча­ще. Столь­ко ком­мента­ри­ев и лай­ков мои фо­то еще не на­бира­ли. Там бы­ло фо­то и с тан­цпо­ла, и в об­нимку с Дже­ком, и в об­нимку с те­килой. И еще мно­го пь­яной, но ве­селой Рид. На­до сроч­но уда­лить свой про­филь.

На воп­рос ма­мы, по­чему я пок­расне­ла, слов­но пять ча­сов про­лежа­ла на сол­нце, приш­лось сов­рать, что про­чита­ла в ин­терне­те неп­ри­лич­ный анек­дот. Не луч­шая ложь для ро­дите­лей. Но это все па­ника.

Ока­зав­шись на­конец-то до­ма у ро­дите­лей и не по­лучив дол­гождан­ной вес­точки от Дже­ка, бы­ла нем­но­го расс­тро­ена. По­том опять по­дума­ла, что с го­ловой все же на­до что-то де­лать. По­тому что не нра­вит­ся мне эта за­виси­мость, на­вязан­ная дол­гим пре­быва­ни­ем У­ай­та ря­дом. Я те­перь без не­го чувс­твую се­бя не­ком­фор­тно. Да­же в сво­ей лю­бимой ком­на­те, в ко­торой про­вела все мое детс­тво. Эти фи­ал­ко­вые обои, ко­торые всег­да ме­ня ус­по­ка­ива­ли, сто­ило на них взгля­нуть. Их при­чуд­ли­вый узор, буд­то гип­но­тизи­ровал ме­ня. Род­ной за­пах пок­ры­вала, лю­бимые мяг­кие иг­рушки и боль­шая афи­ша филь­ма «Ша­рада» на со­сед­ней сте­не. Все та­кое род­ное. Но ни­чего не да­ет мне нуж­но­го чувс­тва по­коя.

Да­же вкус­ней­шая и так го­рячо лю­бимая мной ма­мина ла­занья не ус­по­ко­ила ме­ня. Мо­жет, са­мой на­писать? Но сто­ило мне об этом по­думать, как раз­дался сиг­нал со­об­ще­ния. Сно­ся все прег­ра­ды на сво­ем пу­ти, вклю­чая сто­лик и па­пу, я из сто­ловой по­бежа­ла к те­лефо­ну.

Это был Джек. Так, стоп. Унять это виз­жа­щее чувс­тво. Те­бе не пят­надцать, Рид. Хва­тит.

«Я при­думал неч­то ори­гиналь­ное. При­еду че­рез час. Будь го­това».

Взгля­нула на ча­сы, уже бли­зилась ночь. Не поз­дно­вато он за мной при­едет? Впро­чем, ка­кая раз­ни­ца.

До­ма у ро­дите­лей не ока­залось кос­ме­тики и нор­маль­ной одеж­ды. По­пыт­ки влезть в платье, что но­сила в шко­ле, за­кон­чи­лись пе­чаль­но. Ми­нус од­но платье, плюс од­на тряп­ка. Приш­лось ста­щить у ма­мы од­ну де­коль­ти­рован­ную блуз­ку и влезть в свои джин­сы. Мне сроч­но не­об­хо­димо пе­ревез­ти сю­да все свои ве­щи.

Ров­но че­рез час, как и обе­щал, Джек уже был у на­шего до­ма. Не знаю, как он его на­шел, но это уже и не важ­но. По­том уз­наю.

Выс­коль­зну­ла из до­ма, се­ла к не­му в ма­шину и вот оно — спо­кой­ствие. Глав­ное, не ус­нуть. А то ма­шина, Джек ря­дом, все ус­ло­вия, что­бы я бла­гопо­луч­но пог­ру­зилась в сон.

— И что же ты при­думал та­кого ори­гиналь­но­го? — не удер­жа­лась я от это­го воп­ро­са.

— Бы­ло ли ког­да-ни­будь в тво­их филь­мах, что глав­ный ге­рой от­во­зит де­вуш­ку на их быв­шую ра­боты, и они тай­ком про­бира­ют­ся ту­да ночью?

— Нет, не при­пом­ню та­кого, — про­тяну­ла я.

— Зна­чит, я при­думал что-то ори­гиналь­ное, — ус­мехнул­ся Джек.

Ка­жет­ся, что моя де­коль­ти­рован­ная блуз­ка сов­сем не в те­му. На­до бы­ло на­девать чер­ную глу­хую коф­ту и шап­ку. Иде­аль­ная эки­пиров­ка для то­го, что­бы не­сан­кци­они­рован­но проб­рать­ся в офис ночью.



Crafty Andy

Отредактировано: 03.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги