Можжевеловое лето

Размер шрифта: - +

Глава 20.

Вечер неумолимо опускался на пляж. Погасил остатки солнечных бликов в воде, зажег на небе первые звезды. Маша стояла на пирсе совсем одна. Сильный ветер обдувал ее хрупкую фигурку, облаченную в коротенькие джинсовые шортики со стразами и черную полупрозрачную шифоновую тунику с длинными рукавами, нещадно спутывал длинные темные волосы, но ее, казалось, это мало волновало.

Она больше не пыталась найти своего доктора. На ужине весь медперсонал отсутствовал, и Маша расценила этот знак по-своему. Ей не стоило связываться с Димой. С самого начала их отношения основывались на конфликтности. Послезавтра они с Дианой уезжают домой, и лучше оставить все как есть. Взять с собой на память о курортном романе большую красивую ракушку и попытаться начать с чистого листа, уговаривала она себя.

Но лошадиная доза успокоительных таблеток понемногу прекращала свое действие, обостряя чувства. От принятого решения с каждой минутой Маша чувствовала себя все несчастнее. Может, вернуться на базу? Там Диана зажигает на танцполе со своим Геннадием. Прыгать под музыку рядом с подругой у Маши не было никакого желания, и она продолжала таращиться на огромные волны, бьющиеся о камни, словно бешеные псы, сорвавшиеся с цепи.

Сквозь шум волн и ветра краем уха она уловила торопливые шаги, но не спешила оборачиваться. Это мог быть кто угодно — решивший проверить на прочность свой череп нетрезвый ныряльщик, девушка, сбежавшая от настырного кавалера, или Диана, в очередной раз потерявшая Машу из поля зрения.

Неизвестный посетитель ночного пирса тем временем поравнялся с ней. Облокотившись на железное ограждение, спокойно занял свободное место в театре штормящего моря. У Маши бешено заколотилось сердце.

— Знаешь, вчера вечером мне казалось, я обрел свою судьбу, — начал он свой монолог, совершенно не заботясь о приветствиях. — Ты и я, мы могли бы составить отличный дуэт. Не на день, и не на неделю. Настолько, насколько хватит чувств у нас двоих. А ты почему-то решила все смять и растоптать. Мне интересно одно — почему ты приняла такое жестокое решение?

Маша медленно подняла глаза. Дима стоял немного поодаль и совсем не смотрел на нее. Он был растерян и подавлен. Его природная смелость толкала выяснить все причины до конца, но от этого ему не становилось легче. Скорее, он еще больше запутывался в ее реакции на их отношения. И он был не готов принять отказ.

Маше вдруг стало жаль, что она разрушила такое прекрасное начало. Ей следовало быть немного терпимее. Помедлив, она шагнула вперед и прислонилась к ограждению настолько близко, что слышала дыхание своего оппонента.

— Ты сможешь меня простить? — только и смогла произнести, преодолевая дрожь во всем теле.

— А ты сможешь впредь четко и ясно говорить обо всем, что тебя беспокоит, вместо того, чтобы убегать от меня?

— Да, смогу. Я быстро учусь. Особенно на своих ошибках, — сглотнув очередные непрошеные слезы, произнесла она.

Ветер продолжал беспощадно трепать ее тяжелые темно-русые волосы, а волны пенились, недружелюбно швыряясь мелкими брызгами. От этого шифон на рукавах промок и теперь обвисал мокрыми кусками прозрачной материи.

Дима развернулся к Маше. Его губы дрогнули в едва заметной улыбке.

— Иди ко мне, — мягко позвал он ее.

Маша неловко помялась, растерла по щекам слезы и быстро укрылась в его объятиях.

— Ты такой теплый, — тут же прошептала она, наслаждаясь приятным мгновением близости.

— А ты холодная. И мокрая, — отозвался Дима, согревая ее своим теплом. — Идем в медпункт? У Нельки сегодня день рождения, все давно пьяные уже!

— А когда вы успели так много выпить? — удивленно оторвалась от его теплой груди Маша.

— Так ведь с обеда празднуем! — рассмеялся доктор.

В медпункте за старым столом действительно сидели очень пьяные Лёшка и Нелька.

— Ш-штраф-фную н-наливай! — завидев Машу, слишком громко выкрикнул Алексей. — А з-затем танцы!

— Какие танцы? — вступила в разговор Неля. — Ты на ногах не стоишь!

— Я сегодня пас, — уверенно отказалась от спиртного Маша, присаживаясь на предложенный Димой стул.

— Ну, а десерт-то хоть будешь? — немного расстроено предложила Неля. — Торт из самого Новороссийска везли!

Нетронутый бисквитный торт с розовыми цветочками из масляного крема чинно восседал по центру стола и очень просился в рот.

— Торт буду с удовольствием, — оживилась Маша. — А то я, с тех пор, как сюда приехала, сладкого почти не видела.

Дима заулыбался и притянул ее к себе за плечи.

— Чему ты улыбаешься? — перехватила его взгляд девушка.

— Мне в голову пришла одна интересная идея.

— Какая?

— Я расскажу тебе о ней позже, — последовал ответ.

Лёшка тем временем начал кунять за столом, очки сползли на самый кончик носа и он не пытался их поправить. Неля сочувственно потрогала хирурга за плечо.



Юлия Бузакина

Отредактировано: 07.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги