Музыкальный приворот. Новое отражение. Книга 2

Размер шрифта: - +

10

Брюнетка появилась, как всегда, эффектно. Изумрудное платье сидело на ней идеально, подчеркивая, впрочем, как и всегда, линию ног, тонкую талию, открывая шею, точеные плечи и спину - ее почти до пояса.

   Она, зорко оглядевшись, тут же заметила Антона и подошла к нему, громко стуча шпильками темно-зеленых необычных туфель, украшенных у щиколотки сине-черными узорами цветов. Заколка, повторяющая точь-в-точь этот же узор, прихватывала ее волосы, перекинутые на одно плечо. Все тон в тон, подобрано со вкусом и дорого, как в лучших домах Филадельфии. Посетители уставились на девушку, но ее это не смутило. Мнение других людей Алину интересовало меньше всего.

   - А ничего у него девушка, - тут же отметил сей факт парень за соседним столом, которого раздражал Кей. - Тебе бы тоже такие платьишки надо, котик, - как бы, между прочим, заметил он.

   - Ничего в ней такого нет, - на сей раз обозлилась девушка, - видно сразу, что она стервозная мадам. И, между прочим, тоже богатая. Это платье на ней ого-го сколько стоит! Похлеще букета.

   Кейтон, спокойно, но совершенно неподвижно сидевший за столиком прямо напротив двери, поднял голову и заметил бывшую девушку. Она улыбнулась ему. Жаль, я не видела его взгляда. Зато я видела, как он быстро вскочил, и заметила, изогнувшись, как жираф, - мне мешали сидевшие впереди два грузных мужчины - что он с силой хлопнул по столу ладонью. Наверное, он разнес бы весь свой столик к чертям собачьим, но, по своему обыкновению, все же сдержался.

   Кей близко приблизился к незваной гостье, кажется, что-то сказал. Алина картинно пожала плечами и громко и счастливо рассмеялась, а после села на место молодого человека, проведя рукой по букету. Она уже чувствует себя хозяйкой положения.

   Сейчас, наверное, букет завянет - его такая ведьма коснулась.

   Теперь Антон стоял лицом прямо ко мне, и оно было словно окаменевшее - он как будто бы видел не бывшую любимую или нынешнюю любимую, которая все никак не покидала его драконовского сердца, а привидение Вашингтона.

   Наверное, он ждал меня. И теперь... был, мягко говоря, удивлен. Ммм... теперь Кейчик страдает? Нет или да?

   На какое-то мгновение показалось, что да, и мне тут же стало жаль его. Я отвернулась. Когда же повернулась вновь, услышав удивленные возгласы, он на миг закрыл глаза, глубоко вздохнул и очень медленно опустил поднятую руку. Неужели он успокаивает себя, чтобы не ударить Алину? Она, конечно, та еще змейка, вернее, тот еще хитрый скорпион, но все же девушка.

   Ударить? Да пусть он бы ее тут испинал! Она бы пережила. Ей любые прикосновения своего любимого в кайф. Даже если это прикосновения носком ботинок.

   Ударь ее. Плевать, что она девушка, правда, плевать.

   Увы, мои злые ожидание не свершились. Музыкант резко наклонился к Алине, опершись сжатыми кулаками о стол и касаясь волосами ее волос, и что-то вновь начал говорить, но какое у него было выражение лица при этом, я уже не видела - Кея опять загораживали.

   - Наверное, он уже признался ей! - взволнованно прошептала менеджер, вновь застывшая недалеко от меня. Она, как главный режиссер, зорко следила за ситуацией.

   Женщина, не разобравшись толком, что к чему, подала кому-то знак, и около барной стойки немедленно появились мужчины во фраках - они профессионально и не спеша заиграли, кажется, Чайковского.

   Одновременно с первыми нежными звуками плавно погас свет. На пару мгновений зал окутала темнота, чтобы затем уступить место томной люминесценции, медленно и с достоинством переливающейся всеми оттенками розового, золотого и голубого цветов.

   По-моему, он все же психанул. Кей потянул Алину за руку, и она легко поддалась, оказавшись рядом с ним. Не знаю, что хотел сделать двуличный солист "На краю", но брюнетка оказалась проворнее. Алина вдруг прильнула к нему, обняв за плечи и с силой сжав пальцы, а он не шевелился, даже не оттолкнул от себя ее. Почему он не может быть к ней жестче? Почему он жесток только со мной?

   Силуэты Алины и Кейтона осветились бледно-оранжевым - сверху кто-то направил на них свет, и это казалось жутко романтичным. Как будто бы он действительно ждал Алину, а не меня. Господи, как же меня это бесит! Лучше бы пришла я и при всех отказала бы ему! Сказала бы гордо: "Отвали от меня, придурок, ты не мой принц!". А она - она устраивает цирк.

   - Какая пара яркая, - услышала я и, скрестив пальцы под подбородком, продолжала наблюдать.

   Антон отстранился от Алины с некоторым опозданием, но не переставал глядеть ей в глаза, что-то хотел сказать, а потом, по-моему, хотел даже уйти, но в это время к их столику подкатили огромный торт - настоящее произведение искусства.

   Повар хорошо расстарался.

   - Сюрприз Екатерине! - провозгласила менеджер. Народ тут же заинтересовался сюрпризом.

   Крышка торта открылась и из него артистично высунулась нарядная девочка лет восьми с распущенными золотыми волнистыми волосами, над которыми сиял золотом нимб. Она была наряжена, как ангел: белое простое платьице, перехваченное голубой лентой в поясе, два нежных крылышка. Они сверкали под прожекторами и казались настоящими.

   - Привет, Катя, - тоненьким голоском пропищала девочка с нимбом, обращаясь к Алине. Та молчала и с улыбкой смотрела на Кея, а не на малышку. Она была без ума от него, и я тоже была без ума - от злости, желания отомстить и неожиданной ревности.

   Так и не дождавшись от Алины каких-либо слов или кивка, девочка звонким голоском продолжила. Менеджер ей только одобряюще кивнула.

   - Я недавно встретила Антона. Он очень хороший. Правда. И он кое-что мне рассказал. Он побоялся говорить тебе, поэтому его слова я передам сама.



Анна Джейн

Отредактировано: 03.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги