Наследник Дракулы. Печать Дракона

Размер шрифта: - +

Глава 5. Никогда не жалейте грабителя

Всю следующую неделю, не покладая рук, я корпела над написанием новой книги. С головой закопавшись в фотографии и черновые записи, сделанные во время поездки, обложившись бесчисленным множеством рукописных и печатных версий развития сюжета, по крупицам собирала свой литературный шедевр.

Когда работа над романом, наконец-то, была завершена, я едва не прыгала от радости. Произведение казалось мне идеальным со всех сторон. Хотя как раз это и понятно. Для любого автора его творение, как ребёнок для родителя - гениально, даже если на самом деле абсолютно бездарно. Увы, я не исключение. Но разделит ли моё мнение уважаемая Богдана Осиповна? Вот в чём вопрос.

Ровно через семь дней, мысленно пожелав себе удачи, отвезла свеженький роман в издательство. Спустя ещё три дня мне позвонили и попросили прийти. Признаться, меня очень удивило столь быстрое приглашение. Обычно на принятие решения уходило не меньше месяца. И я видела всего два разумных объяснения - либо во мне снова внезапно разглядели гения, либо... сами понимаете. О втором варианте думать хотелось меньше всего.

В общем, как бы там ни было, а ехать всё равно пришлось. Принарядившись, запрыгнула в шевроле и, безуспешно стараясь заставить пальцы, сжимавшие руль, не дрожать, покатила навстречу судьбе.

Згоднюк находилась не в самом благостном расположении духа - поняла это я сразу, как только зашла в её кабинет. Она сидела, уткнувшись в черновик моего бестселлера и с остервенением грызла дужку очков.

- Кхе-кхе, - покашляла с единственной целью обратить на себя внимание.

- А, Григорьева, это ты? - не меняя выражения лица, Богдана Осиповна показала рукой на диван. Нет, ну, а кого ещё она ожидала увидеть - королеву Великобритании?

Проглотив язвительный комментарий, нацепила маску дурочки.

- Да, Богданочка, это я. Вот пришла по первому требованию, - трясясь, как первоклассница, которую впервые вызвали к доске, залебезила, заглядывая редактору чуть ли не в рот.

- Ты садись, Григорьева, садись. В ногах правды нет, - глядя, как я практически шлёпнулась на указанное место, она добавила: - Не буду тебя мучить, скажу сразу: роман в целом не плох, хотя и есть некоторые недочёты. Издательство готово взять его в печать, но при одном условии.

Я неосторожно подалась вперед, чуть не соскользнув с кожаного дивана, а Богдана тем временем встала со своего места и подошла ко мне.

- Для этого тебе нужно внести некоторые исправления, - она бросила пухлый черновик сбоку от меня. - Они отмечены красным.

Взяв рукопись, пролистала её, пробегая глазами по строчкам, и почувствовала, как теряю дар речи, а вместе с ним и челюсть. Мой роман представлял собой одно сплошное исправление, которое в корне изменило не только финал произведения, его общий смысл и сюжетную линию. Даже образы главных героев подверглись нещадной редакции.

- На всё даю тебе ещё неделю. Не справишься - распрощаемся, - Богдана вернулась за свой стол, нацепила на нос очки и принялась что-то разглядывать на экране ноутбука, всем видом демонстрируя, что напрочь забыла о моем существовании.

Поднявшись с дивана на подрагивающих ногах, машинально пихнула исчёрканные красными чернилами листы в сумку. В горле першило от подступавших к глазам слёз, которые я тщетно силилась загнать обратно.

- Я пойду... исправлять, - пробубнила и, не дожидаясь ответа, выбежала за дверь, понимая: сейчас разрыдаюсь, как ребёнок.

Пронеслась по коридору, кажется, кого-то чуть не сбив с ног, затем по лестнице и выскочила на улицу. Было уже темно, к тому же начался дождь. 

- Дыши глубже, Григорьева, - велела сама себе. Я не плакса и не люблю жаловаться, но в этот раз было по-настоящему обидно. До чёртиков! И таки да - я разревелась.

Как села в машину, совершенно не помню. За время, потраченное на дорогу от издательства, я успела вдоль и поперек откостерить Згоднюк настолько нелестными эпитетами, что иногда сама прибалдевала от своего обширного словарного запаса. Пришла в себя только на стоянке, находящейся в одном квартале от моего дома. Поскольку автомобиль взят в кредит - пока не погашенный - не рискую держать средство передвижения во дворе и оставляю его на ночь на платной парковке.

Когда уже на своих двоих, шлёпая по лужам, сворачивала с хорошо освещённой улицы в арку, за которой начинался тёмный безлюдный переулок, желание плакать сменилось тайной надеждой столкнуться с каким-нибудь несчастным грабителем и хорошенько, от души на нём отыграться за мои разбитые мечты.

Я покрепче сжала в кулаке ручку сумки и, продолжая "накручивать" себя, смело шагнула в темень.                                

- Отдай кольцо! – как-то уж больно по-киношному зарычал грубый мужской голос где-то совсем рядом с ухом.

Я даже присела слегка, но, как ни странно, не от страха. Может, в другое время и при других обстоятельствах я поступила бы разумно и отдала грабителю красовавшееся на пальчике колечко из белого золота с тремя бриллиантиками. За него я когда-то выложила почти весь свой гонорар за первый изданный роман. Но благодаря Богдане Осиповне сегодня был не тот день.

- Ага, щас! – озлобленно огрызнулась в ответ. – Я пахала как лошадь, чтобы купить его.

В тусклом свете грязного уличного фонаря, я увидела очертания мужской фигуры и тянущуюся ко мне руку. С перекошенным от злости лицом, замахнулась и огрела наглеца дамской сумочкой, вложив в удар всю свою ненависть. Нет, не к нему, конечно – я же его совсем не знаю – к Богдане.



Ирина Горячева

Отредактировано: 15.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться