Научиться быть ведьмой. Части 1 и 2

Размер шрифта: - +

Глава 6. Ещё одно пари

 

Глава 6. Ещё одно пари

 

Вероника стояла в одном из холлов Университета, упёршись отсутствующим взглядом в массивную дверь аудитории, где проходили заседания Дисциплинарного Совета. Через несколько минут уважаемые члены Совета должны будут занять свои места и приступить к обсуждению проступка студентки. В общем-то, проступок выеденного яйца не стоил, если бы у него не было длинной предыстории. Из-за этой злосчастной предыстории Вероника теперь стояла перед выбором: признаться членам Совета об истинных причинах своего проступка, и тогда быть отчисленной ректором из-за того, что нарушила его требование, или солгать членам Совета, на чём настаивал Пётр Иванович, и быть отчисленной за враньё, ибо то, что она говорит неправду станет понятно с первого её слова. Ведь ей так и не удалось влюбиться в Никиту.

Придуманный вчера подругой и старательно выполненный сегодня самой Вероникой трюк из методики G9o9, к сожалению, не сработал. Любимица преподавателя физики благополучно решила на контрольной по этому предмету два варианта задач: свой и тот, что достался Никите. Но парень на протянутый Вероникой листочек с готовыми ответами посмотрел совершенно без энтузиазма и, недоумённо пожав плечами, сказал, что и сам прекрасно справился. В итоге, к моменту, когда заседание Совета должно было вот-вот начаться, Ника испытывала к Никите не то, что любовь, или хотя бы безразличие, а ярко выраженную, оформленную в виде глубоко осмысленного чувства, ненависть.

– Добрый день, Вероника, – вырвал студентку из потока бессвязных мыслей ректор, спешащий на заседание Дисциплинарного Совета.

– Добрый, Пётр Иванович, – невесело откликнулась она.

– Ну, не стоит так переживать, – поддержал профессор второкурсницу, заметив, что её настроение на нуле, – Совет всегда делает снисхождение влюблённым.

Вероника никак не прокомментировала реплику ректора, только грустно вздохнула.

– У тебя, надеюсь, получилось с G9o9? – строго спросил профессор.

– Получилось, – зачем-то солгала Ника.

Пётр Иванович насторожился. Он пристально поглядел в глаза студентки в течение нескольких секунд, а потом вдруг улыбнулся:

– Ну, молодец-молодец. И, кстати, ты рановато пришла. Первым будет разбираться проступок Никиты Беляева.

– Как Никиты? А что он уже успел натворить? – встрепенулась Вероника.

– Как что? Разве ты не знаешь? Несанкционированное проникновение в общежитие девушек вчера ночью. И обрати внимание, – Пётр Иванович предупреждающе глянул на Веронику и перешёл на шёпот, – он лез к тебе в общагу не за моей ручкой, а, представляешь, какое совпадение, потому что неожиданно влюбился в тебя.

Профессор, сообщив студентке всё, что хотел, нырнул в зал заседаний, оставив собеседницу в лёгкой растерянности. Вероника, которая ещё пару минут назад была занята рассуждениями на тему, как сильно она ненавидит заносчивого одногруппника, вдруг испытала к нему что-то вроде сочувствия. Ника поняла, что кто-то видел, как Никита залез к ней в общагу, и наябедничал об этом проступке Дисциплинарному Совету. А, ректор, не желая, чтобы инцидент с его ручкой, а следовательно и с пропавшей информацией, получил огласку, видимо, потребовал от Никиты того же, что и от набедокурившей студентки – притвориться влюблённым. А что из этого выйдет? Парень солжёт членам Дисциплинарного Совета, те моментом выведут его на чистую воду, и всё – прощай Универ?! Никиту отчислят следом за Вероникой. Нет, ей решительно не хотелось, чтобы из родного ВУЗа выгнали её, а в придачу ещё и одногруппника, будь он хоть сто раз самым вредным.

Ну вот, лёгок на помине – к дверям зала заседаний уверенной походкой шагал Никита. Его лицо не выражало ни грамма волнения, что ужасно разозлило Веронику – она тут стоит, за него переживает, а ему хоть бы хны. Ника в экстренном порядке придала лицу выражение безразличия и чуть-чуть вздёрнула подбородок, чтобы у задавалы, не дай бог, даже мысли не промелькнуло, что она чем-то встревожена.

– Заседание ещё не началось? – спросил Никита, подойдя к Веронике.

– Нет. А чего ты так торопишься? Не терпится из Универа вылететь? – Ника одарила парня ехидной улыбкой.

– Почему это я должен вылететь? Боюсь, отчисление, наоборот, грозит тебе, – усмехнулся Никита.

– Как же, как же, – съязвила Вероника, – я-то выкручусь, у меня железная отмазка, а вот у тебя – без вариантов.

– Это у меня-то без вариантов?!..

Какой-то странный звук, непонятное торопливое цоканье, заставило молодых людей поставить на паузу свою содержательную беседу и обернуться. По коридору со страшной скоростью неслась Наташа. Она еле-еле справлялась с сумасшедшим темпом бега. Её золотистые кудри подпрыгивали на плечах синхронно с движениями ног, а пылающие веснушки, которые было заметно с большого расстояния, выдавали крайнюю взволнованность. Вероника следила за приближающейся к ней подругой с замиранием сердца – ей казалось, она вот-вот грохнется на пол. Зачем она мчится на такой скорости по скользкому полу, да ещё и на таких высоченных каблучищах?

– Наташа, осторожней! – крикнула в отчаянии Вероника.

Но было поздно. Произошло именно то, чего она больше всего боялась – у подруги подвернулась нога и она, не добежав до одногруппников каких-то полметра, рухнула на пол.

– Ой! – вскрикнула Наташа. – Господи, как больно!

Молодые люди как по команде ринулись на помощь девушке. Никита приподнял её и подхватил за талию, а Вероника тянула за руки.

– Наточка, ну что ж ты так не осторожно. Сильно ушиблась? – сокрушалась Ника.



Ольга Обская

Отредактировано: 25.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги