Научиться быть ведьмой. Части 1 и 2

Размер шрифта: - +

Глава 8. Астрологические послания

 

Глава 8. Астрологические послания

 

– Пойдём поужинаем в Стекляшке, – предложил Никита, когда они с Вероникой вышли из университетской библиотеки, отработав свои 5 общественно-полезных часов, – наверно, проголодалась?

– Не знаю, – равнодушно пожала плечами Ника. От усталости у неё не было сил даже на обычную пикировку. Кропотливая скучная работа навевала на неё тоску.

– Пойдём! Там же пирожные вкусные, – выдал веский аргумент Никита.

– Надо тогда Наташе позвонить, её тоже позвать.

– Она, скорее всего, уже поужинала в студенческой столовой. Пойдём вдвоём.

– Это, что, твой план по охмурению в действии? – наконец, нашла в себе силы съязвить Вероника.

– А ты думаешь, что ужин со мной несёт реальный риск для тебя влюбиться в меня? – не остался в долгу Никита.

– Ещё чего, – засмеялась Ника, – даже сто пятьсот ужинов тебе не помогут. Ладно, так уж и быть, пошли.

Молодые люди выскочили на улицу и направились по знакомому маршруту. Морозец был крепкий, градусов 30, не меньше, но для привыкших к сибирским холодам студентов сегодняшняя погода казалась вполне приятной для прогулок, тем более, было безветренно и ясно. Небольшие сутулые фонари, примостившиеся по обеим сторонам дорожки, ведущей к кафе, выхватывали у темноты ровные яркие круги искрящегося синего снега. Веронике нравилось наступать на границу раздела света и тьмы, из-за этого некоторые шаги получались короткими, а некоторые – гигантскими. Никита с полуулыбкой наблюдал за затеянной Никой нехитрой игрой, стараясь удержаться от подтрунивания.

Возможно, Вероника до самого кафе развлекалась бы таким незамысловатым образом, но в какой-то момент заметила, что не хватает очередного светящегося круга. В чём дело? Наверно, один из фонарей поломан. Она подняла голову вверх проверить свою догадку. И вдруг резко остановилась от внезапно охватившего её сильного чувства. Прекрасного светлого чувства, что мир вокруг неё восхитителен, в нём царит гармония и совершенство. В первый момент Вероника не поняла, почему всё вокруг стало казаться ей таким необыкновенно красивым: фонарные столбы в стиле ретро, гигантские сосны с пушистыми лапами и звёздное небо, видневшееся рваными кусками в просвете крон… Звёздное небо – вот в чём причина волшебного чувства, захватившего её. Звёзды, разбросанные по Вселенной на миллиарды световых лет, равнодушные и безмолвные, тем не менее, несли в себе послание, адресованное персонально Веронике, послание от того, кто сейчас стоял рядом, послание, которое ни разу не прозвучало в виде слов, слетевших с его губ.

«Вероника, ты прекраснее этих ночных светил, на которые сейчас смотришь!»

– Понравилось? – голос Никиты вернул Нику в реальность и сказочные чувства, во власти которых она находилась последние несколько секунд, улетучились. Возвратившаяся к Веронике способность мыслить логически тут же подсказала ей причины такого сентиментального послания. Совершенно очевидно – ни о каких романтических порывах речь не идёт, это просто один из пунктов плана по обольщению.

–  Глупо! – резко выпалила Ника.

– Значит – понравилось, – сделал проницательный вывод Никита. – Кстати, мне твоё – тоже.

– Что «тоже»? – опешила Вероника.

– Твоё послание мне тоже понравилось, – услужливо расшифровал парень, хотя был уверен, что спутница его и с первого раза прекрасно поняла.

– Но я же ничего не посылала. Как может понравиться «ничего»?

– Ни «ничего», а молчание. Причём, обрати внимание, многозначительное молчание. То, что ты не стала язвить, о многом говорит – процесс пошёл, – объяснил Никита с самодовольной улыбкой, – и, кстати, тебе от меня пятёрка за эту лабораторную.

Эх, с каким бы удовольствием Вероника сейчас залепила снежком по этой нагло ухмыляющейся физиономии, но она сдержала свой гневный порыв, решив, что даже такое вопиющее поведение может быть истолковано самовлюблённым молодым человеком как проявление симпатии с её стороны.

Чтобы у Никиты не было соблазна продолжить за ужином раздражающие Веронику игры в обольстителя, она решила взять направление беседы в свои руки. Разговор про Бегемотика показался ей прекрасной нейтральной в смысле романтики темой и, к тому же, очень полезной. Вероника надеялась, что, возможно, Никита знает что-то новое по поводу странного исчезновения Матвея Тимофеевича и поделится с ней этой информацией. Новые факты очень бы помогли её детективным изысканиям, которые пока сильно пробуксовывали – Вероника так ни на шаг и не продвинулась в деле, от которого зависит, не отчислят ли её из Университета.

План Ники сработал только наполовину. Ей удалось отвлечь Никиту от попыток стоить из себя соблазнителя, но вот выведать у него что-то интересное не получилось. И даже, наоборот, Никите удалось как-то незаметно разговорить Веронику, и она выдала ему кое-что из того, что не следовало бы. Она рассказала про пятна, замеченные ею на ботинке преподавателя физики и на полу аудитории №12а. Хорошо хоть ей хватило ума не проболтаться о том, что она узнала из электронного письма ректора.

За разговорами молодые люди не заметили, как расправились с основной частью ужина, и официант принёс им десерт, а именно восхитительные шоколадные пирожные. Глядя на блестящую глазурь, ровным слоем покрывающую кулинарный шедевр, и коктейльную вишенку с кокетливым хвостиком, дополняющую соблазнительную картину, Вероника опять вспомнила про подругу, большую любительницу сладостей.

– Позвоню-ка я всё-таки Наташе. Может, она захочет составить нам компанию. Я уже привыкла к её восторженным возгласам во время поглощения десерта, и без неё удовольствие будет не то.



Ольга Обская

Отредактировано: 25.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги