Научиться быть ведьмой. Части 1 и 2

Размер шрифта: - +

Глава 19. Их добрый Бог

 

Глава 19. Их добрый Бог

 

Пётр Иванович в расстроенных чувствах влетел в комнату отдыха для преподавателей, или Синий Кабинет, как называли её профессора за лазурного цвета обои и голубую обивку кресел. Здесь любили проводить время те, у кого не было собственного кабинета.

– Павел Борисович, Вы не передумали? – обратился ректор к преподавателю астрологии, который вальяжно раскинулся в кресле напротив огромного аквариума.

– Нет, Пётр Иванович, я уверен, что поступаю правильно. В этом семестре она не сдала ещё ни одной лабораторной работы. Поймите, если мы закроем на это глаза, завтра остальные студенты тоже перестанут стараться. Вы не заметили, что некоторые девушки берут пример с неё – отвлекаются на лекциях, не делают задания?

Волосы Петра Ивановича, и без того торчащие в разные стороны, вздыбились ещё больше. Он достал из кармана платок, вытер лысину и, сунув платок на место, бросил:

– Нет, не заметил. На прошлой недели студенты писали контрольную. Все справились.

– А мне показалось, что сегодня после третьей пары Вы были чем-то сильно огорчены. Возможно, что-то заставило Вас убедиться в том, о чём я Вам говорил утром.

Ректор ничего не ответил, а только сделал жадный громкий предупреждающий вдох.

– Кстати, а как обстоят дела с успеваемостью по Вашему предмету, Валентин Семёнович? – теперь релаксирующий возле аквариума Павел Борисович обратился к сидящему напротив него профессору.

– Сносно, – проскрипел тот, поправив пенсне.

– А как у девушек с дисциплиной? Не замечали, что в последнее время они стали много отвлекаться?

– Не более чем обычно, Павел Борисович.

– А Двинская? – не унимался преподаватель астрологии.

– Девушка, конечно, звёзд с неба не хватает… Но твёрдую тройку она за семестр получит. А сегодня, например, мне назло, даже на пятёрку вызубрила, – профессор залился скрипучим старческим смехом.

– Вот видите, Павел Борисович, – процедил ректор, – студентка старается. Может, вы просто не нашли к ней подход?

– Старается назло уважаемому Валентину Семёновичу? – саркастически хмыкнул Павел Борисович. – Нет, я этого не понимаю. Я твёрдо решил, на заседании Совета Профессоров, которое состоится на следующей неделе, я буду настаивать на отчислении Двинской из Университета.

– Всё-таки взвесьте своё решение ещё раз, – с досадой буркнул ректор и вышел из Синего Кабинета.

Валентин Семёнович проводил его взглядом и, когда дверь закрылась, обратился к собеседнику с ухмылкой:

– Павел Борисович, чем объяснить столько шума из-за второкурсницы?

– У неё низкая успеваемость и никакой дисциплинированности, она тянет группу назад. А мы должны радеть за уровень подготовки наших студентов, не так ли?

– Так-так, – понимающе качнул головой Валентин Семёнович.

Павел Борисович поднялся с кресла, достал из тумбочки баночку с кормом, приподнял крышку аквариума и щедро сыпанул внутрь разноцветных хлопьев. Маленькие пёстрые гуппи и рыбки покрупнее, моллинезии и меченосцы, начали оживлённо хвать угощение с поверхности воды.

– Павел Борисович, не переусердствуйте, – поучительно проскрипел Валентин Семёнович, – рыбкам вреден перекорм. Везде важно соблюдать меру.

– Рыбки и так получают корма в меру, – снисходительно улыбнулся преподаватель астрологии. – Видите, как они голодны?

– Рыбки голодны всегда, – усмехнулся Валентин Семёнович. И после небольшой паузы добавил:

– Но не всегда безопасно удовлетворять повышенный аппетит. Подумайте об этом, Павел Борисович.

Подойдя вплотную к аквариуму, Валентин Семёнович постучал сухим крючковатым пальцем по стеклу. Рыбки на несколько секунд отвлеклись от пиршества и уставились любопытным взглядом на объект за стеклом, издающий звук. Но звук им быстро наскучил, и они продолжили банкет.

Валентин Семёнович тоже быстро потерял интерес к обитателям аквариума. Сунув пенсне в нагрудный карман, он не спеша вышел из комнаты отдыха.

Павел Борисович, оставшись в Синим Кабинете один, снова плюхнулся в кресло и продолжил наблюдать за рыбками. Он любил проводить время возле этого импровизированного подводного мирка, возле этой микровселенной, где шла своя жизнь, а он был если не её создателем, то как минимум распорядителем. Он устанавливал законы, он диктовал условия, он решал, кому жить, а кому умереть. Он был Богом этой микровселенной. Причём, добрым Богом. У рыбок всего было в достатке, они ни в чём не нуждались. Но всё равно в их мире кипели страсти. Вот за этими страстями и любил наблюдать Павел Борисович. Ему было интересно, из-за чего можно подраться, когда всё есть. Возможно, избыток также вреден для микроколлектива, как и недостаток. Кстати, Валентин Семёнович выдал ему сегодня похожую мысль. И, вообще, на что, интересно, намекал старик? Речь ведь, похоже, шла не про рыбок.

Павел Борисович, заметив, как стайка гуппи азартно гоняется за последней крошкой корма, встал с кресла и сыпанул рыбкам добавки – в его подводной микровселенной всего всем должно хватать.

 

 



Ольга Обская

Отредактировано: 25.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги