Назло Судьбе (часть 1)

Размер шрифта: - +

Глава 4.

Боль накатывала волнами, она раздирала меня изнутри, лишала способности мыслить и двигаться. Каждое, даже самое легкое шевеление приносило с собой волну еще более невыносимой боли. Мне казалось, что я горю. Полыхаю, как факел и это продолжается уже так давно. Все слезы были выплаканы, горло сорвано от истошных криков и издавало лишь невнятное сипение. Я хотела, чтобы это все закончилось, чтобы меня, наконец, перестала мучить эта всепоглощающая боль, от которой, кажется, не только тело страдало, но и умирала душа. Она вспыхивала, словно факел и оседала пеплом под ногами.

Иногда мне снились сны, и я снова чувствовала, как горят мои внутренности, прожигая тело насквозь, как от боли не было сил кричать, как тело разрывала изнутри сила, что пробуждалась и просилась наружу. Она закручивала узлом суставы, растягивала сухожилия, и казалось, что даже кости крошились под ее напором.

А потом перед глазами возникал светлый лик монахини с острова Святой Елены. Я словно наяву видела то утро, когда, прощаясь, она брала в ладони мое лицо. Слышала ее тихий, но такой проникновенный голос:

- Я знаю, что однажды ты придешь к нам. Не зря тебе даровано такое имя.

И я повторяла ее слова про себя, они запечатлелись в памяти, и ничто не могло стереть это воспоминание.

- В тебе есть сила, девочка…

Я помнила то утро, когда монахини из ордена Святой Елены покидали замок князей Тодэа. Только-только занимался рассвет, еще даже первые робкие лучи солнца не успели осветить землю, лишь небо на восходе слегка порозовело, а сестры уже собрались в путь. И только я провожала их до замковых ворот. Мы простились, они ушли. А я еще долго стояла, глядя им вслед. Тогда мне казалось, что с их уходом я потеряла что-то очень дорогое, но и в то же время приобрела что-то не менее весомое и значимое.

В тот день, я никак не могла сосредоточиться на занятиях, то и дело впадала в задумчивость, чем выводила из себя Славену, которая очень не любила, когда ее игнорируют и не бросаются выполнять любое ее желание с первого слова.

А после обеда мне стало плохо. Я спускалась по лестнице, торопясь успеть в класс на занятия, и у меня закружилась голова, а ступеньки исчезли, словно растворились под ногами. Не удержавшись, я полетела в пустоту. Помню, как билась в агонии, как чувствовала, что мое тело разрывается на тысячу мелких кусочков. Мне казалось, что волосы вырывают по одному, а кожу прижигают каленым железом. Я металась, кричала от боли, пока не сорвала голос, плакала и молила о пощаде. Это потом, когда боль отступила, и сознание вернулось, госпожа Элара рассказала, что на самом деле, я трое суток пролежала в беспамятстве и даже ни разу не пошевелилась, лишь изредка издавая какие-то невнятные звуки, сквозь плотно сжатые зубы.

Но сходя с ума от дикой боли, я представляла, что на самом деле, все не так. Мне казалось, что я осталась один на один со своей болью, в полном одиночестве переношу муки, которые могли сравниться разве что с муками ада. И лишь тихий голос, с едва различимыми шипящими нотками, время от времени звучал в моих ушах:

- Терпи… ты сссильная… ты справишшшся. Я выбрала тебя… и теперь тебе дарована высссшшшшая благодать…

Так проснулась моя сила. Я стала ведьмой.

Госпожа Элара рассказала мне обо всем уже потом, когда я очнулась и смогла двигаться. Было настоящим везением, что в тот момент в замке жила взрослая ведьма, умеющая управляться со своим даром. Если бы наставницы не оказалось рядом, кто знает, чем бы обернулась для меня инициация.

Но госпожа Элара сразу определила, что со мной происходит и все то время, что я лежала в беспамятстве не отходила от моей кровати. А потом принялась учить меня всему, что знала сама.

…Очнулась ото сна я резко. Распахнула глаза и тут же снова зажмурилась от яркого света. Пока лежала с закрытыми глазами, слушала шум ветра, шелест первой, еще пока молодой, листвы, пыталась различать птичьи голоса. Такие родные, знакомые с самого детства, звуки, означающие, что я все еще жива.

Медленно открыла глаза и улыбнулась солнечному лучу, что пробился сквозь неплотно задвинутые занавески. Протянула руку и почувствовала, как живительная энергия впитывается в кожу, как бежит по венам, наполняя меня силой. Конечно, этого лучика было ничтожно мало для того, чтобы восполнить баланс сил, но зато он позволял мне почувствовать себя цельной, полной, живой.

Я широко улыбнулась и сладко потянулась, чувствуя, как распрямляются члены, как тело наполняет энергия, как она плещется внутри и требует выхода. Хотелось петь, летать, смеяться от счастья.

И тут я вспомнила все, что произошло со мной со дня смерти старого князя Димитриу. Несправедливые обвинения, побои и домогательства, смерть родных и Славены, побег из замка. Пришло воспоминание и о том, где я сейчас нахожусь – в доме ведьмы-травницы, которая спасла мне жизнь и приютила.

Улыбка сошла с губ, я осторожно приподнялась на локтях, вновь прислушиваясь. Но на этот раз пыталась уловить звуки чужого присутствия в доме.

Было тихо. Возможно, хозяйка куда-нибудь ушла. Интересно, сколько же я проспала? В этот момент живот отозвался характерным звуком – есть мне хотелось почти так же сильно, как и в тот момент, когда я только переступила порог этого дома.

Однако стоило мне выглянуть из-за шкур, являющихся пологом для моего спального места, как дверь отворилась и внутрь вошла давешняя травница-ведьма с кувшином.

- Проснулась, - кивнув мне, констатировала хозяйка и отвернулась, чтобы поставить свою ношу на лавку у двери. – Силы восстановились?

Она спрашивала об этом, словно о самой обычной вещи, а ведь я не говорила ей о том, что сама являюсь такой же как она, и силу не демонстрировала в ее присутствии.

- Немного, - слабо улыбнулась в ответ, не желая вдаваться в подробности. Кто там знает, что у этой женщины на уме, а мне надо быть осторожной, если я не хочу снова попасть в замок князей Тодэа. Ведь в следующий раз, мне может так не повезти.  - Сколько я спала?



Наташа Загорская

Отредактировано: 02.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги