Не Ангел

Размер шрифта: - +

Глава 19.

В комнате вдруг включилось какое-то жужжание. Еле слышное. Если не обращать на это внимание, то и вовсе не заметное.

Дверь в конце комнаты бесшумно отворилась, и кто-то вошел. Пара дорогих, мужских ботинок остановилась в четырех метрах от меня. Дайте, как угадаю.

-Посмотри на меня Ангелина!

Я с легкостью проигнорировала его командный голос. Правильно сделал, что не стал подходить близко. Я и в лучшем настроении с трудом его терпела, а сейчас даже не знаю, что могло бы произойти. Если бы мне не было все равно, на то, что со мной будет, я бы попыталась найти в себе силы, встала и убила его. Но Роман смог поменять мои взгляды на жизнь.

-Ты разочаровала меня, Ангелина. – Как же я ненавижу, когда он говорит мое полное имя. – Спуталась с вампиром, сбежала с ним. Бросила свою подопечную. – Мне все равно, потому что ты даже не знаешь, о чем говоришь. – С Кейтлин все в порядке, Александр сообщил нам, и мы привезли ее в школу. – Кто бы сомневался. – В который раз, ты меня разочаровываешь. – Думаешь, меня это волнует? – ты никогда не относилась к своей миссии серьезно, думаешь, я буду всю жизнь тебя терпеть. – М Н Е В С Е Р А В Н О. –Встань уже с пола. – А вот и конец спокойствию. – Мы провели анализы, пока ты спала. Твой организм в ужасном состоянии. Вампир питался твоей кровью? – а тебе ни все ли равно? – Не ожидал, что ты позволишь такое с собой делать. – Иди к черту. – Но не волнуйся, ты все еще способна зачать ребенка. – А вот это точно не твое дело.

Я получала маленькое удовольствие, огрызаясь Виктору. Пусть даже мысленно.  Но последние его слова взбесили меня. Он что-то продолжал говорить, но я закрыла глаза, и представила, что нахожусь в другом месте.

В маленьком раю, где огромная луна отражается в мягких волнах, лизавших мои ступни. Воздух немного прохладный, но вода, будто парное молоко, так и манит окунуться. Я представила, что рядом со мной стоит мой вампир. Обнимает мои плечи, шепчет, что все будет в порядке. Так я засыпаю на жестком, холодном полу, и не замечаю, что мою стерильную тюрьму покидает Виктор.

Когда я снова открыла глаза, не стала менять позу. Пусть тело затекло, плечо казалось, вот-вот вывихнется от такой нагрузки.

И все же я отметила, что произошли небольшие перемены. В комнате появился невысокий столик, белый. Присмотревшись, я поняла, что он из метала, просто крашенный. На нем стоит блюдо, накрытое крышкой. Обед. Манящий аромат витает в комнате. Пару дней назад, у меня бы слюнки потекли от такого запаха, но сейчас я ничего не хочу. Гадское депрессивное чувство утраты, не отпускало меня.

Я не привыкла себя жалеть. После принятия смерти родителей, я быстро научилась держать свои мысли и чувства под контролем. Когда я выбралась на свободу, начинающуюся  хандру, я тут же заливала бутылкой текилы и забывалась.  А из-за Романа мое одиночество теперь ощущалось по-другому. Оно ощущалось.

Как будто, благодаря нему и его заботе обо мне, его вниманию и бескорыстной любви, я сама поднялась на несколько пунктов по шкале человечности. Теперь мне уже не так плевать на саму себя. Мне тоже хочется теплых нежных отношений. Например, как с Кети. Я так мечтала, что мы сбежим в маленький городок, будем семьей. Сейчас это желание ощущается намного острее.

Я закрыла глаза, мысленно себя отпинала за жалость и мои внутренние слезы. Приказала себе не быть тряпкой. Но боль в сердце никуда не девалась. И потому взять себя в руки у меня не получалось. Хотелось плакать. Что ни будь ломать. Но из-за физической ущербности, становилось еще хуже. Мало того, сама того не подозревая, я вступила в оборону против братства, единственным доступным мне способом. Молчанием.

На протяжении долгого времени, несколько раз приходила женщина в униформе медсестры, меняла поднос на столе. Но мне было все равно.

Два раза приходил Виктор. Ругал меня, за глупое ребячество, и что-то еще.

Меня забавляло то, какой он уверенный в себе заходил в мою комнату, и раздраженный выходил. Молчание, его жутко бесит. Просто в этот раз я не в состоянии сидеть связанная в подвале, и он это знает.

Дверь снова отворилась, но прежде, тихое жужжание в комнате вновь явилось. И так с каждым новым приходом. Послышались легкие шажки, в поле зрения попали темно синие кроссовки, детские.

Это Кети.  Моя Кети пришла.

Только я подумала, что надо попытаться встать, как вдруг произошло невероятное. Я обнаружила, что Кети уже не моя. А после обнаружилось, что моей она и не была вовсе.

-Посмотри на себя. Какое ничтожество.

Я заставила себя посмотреть ей в лицо. Нежное, милое, детское  личико. Искривленное гримасой презрения. Как же так? Неужели за неполные три месяца, что она здесь находилась, можно так измениться?

Разве не должна она подойти ко мне, обнять, сказать как рада, что я жива? Ведь были случаи, когда она выказывала сильную привязанность ко мне! А беспокойство!

Тем временем, она продолжала насмехаться надо мной.

-Какой из тебя охотник? Говорят, ты спуталась с вампиром! Мне стыдно говорить, что я знакома с тобой.

Она не подходила ко мне ближе. Просто стояла, уверенная в себе, и в своих силах. Развитая не погодам. Будто девочка, с рождения знавшая кто она есть. И эта одежда. Разве не должны девочки носить розовое? Она была одета с ног до головы во все темное. Темно синие джинсы, черная толстовка и синие кроссовки.

- Виктор просил меня, что бы я сюсюкалась с тобой. Можно подумать мне нравится такая манера общения. Если бы ты только знала, как ты меня достала со своими сладостями. Я ненавижу сладкое. С чего ты взяла, что каждый ребенок любит мороженное и конфеты?

В ее спокойном голосе, часто проскальзывали капризные нотки.

В тот момент я очень сильно гордилась собой, потому что смогла совладать со своими эмоциями и не разреветься от обиды на эту девочку. Кто она такая? Если это не обида на то, что я ее бросила (как она считает), то кто ее такой воспитал?



Анастасия

Отредактировано: 09.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги