Не идеальная

Размер шрифта: - +

Глава 19

У меня в лёгких не осталось воздуха. Мне нечем дышать. Его голубые глаза пристально на меня смотрят. Строгий подбородок опущен, и я не могу понять, что за выражение у него на лице. Возможно, я просто не могу отвести взгляд от его глаз - яростных, но спокойных; ненавидящих, но смиренных. Как такое возможно?

"Что происходит?" - хочу спросить я, но слова отказываются быть сказанными. - "Почему ты здесь? Что делаешь здесь?"

Как много я хочу спросить, только у меня не получается. Не выходит. Мне так страшно. Мне страшно, потому что я всё ещё помню те слова, которые он прокричал мне в зале суда. Я помню, какие вещи про Хантера рассказывала мне  Дженнифер. Я помню, как защищала её. Я помню, что сделала для неё. Дженнифер описывала Хантера, как чудовище, которое заставило её страдать. Сделает ли он со мной то же самое? И как он нашёл меня? Вычислил? Почему его выпустили из тюрьмы? Или он сбежал? Ведь ему оставалось сидеть ещё около четырёх лет. Возможно, богатый папочка Хантера постарался...

Так значит, это всё? Мои счастливые дни закончились? Теперь, когда в моей жизни снова появился этот человек, всё станет иначе. Я знаю, что он приносит лишь страдания.

И я знаю, за что он ненавидит меня. Однако я не хочу для себя такой жизни. Я ведь буквально только что почувствовала себя счастливой рядом с парнем, которого, кажется, люблю. Неужели, всё закончится? Вот так всё и закончится?

Я не успеваю задать ни одного вопроса, не успеваю проронить ни одного звука, потому что на лестнице уже раздаются достаточно тяжёлые шаги Харви.

- Алекси? - сонным голос зовёт он.

Я стою в полуобороте и молча гляжу, как он протирает  глаза. Харви убирает руки от лица, и тот час же его взгляд можно назвать остекленевшим. Он долго смотрит на парня в дверях, и в голову приходит ужасная мысль, что они знакомы. Хантер причинил вред и Харви тоже? Я не могу поверить.

Но прежде, чем мне удаётся  разобрать эту  версию мысленно, Харви бежит в нашу сторону и крепко обнимает Хантера. Тот роняет сумку на пол и отвечает на медвежьи объятия моего парня.

От удивления у меня раскрывается рот. Боже, Хантер ничем не обидел Харви! Они знакомы! И по тому, как они рады видеть друг друга, я могу  уверенно сказать, что они друзья. Может, Хантер - тот самый лучший друг Харви, который находился в Хантсвилле? Почему тогда он не сказал, что его друг отбывает срок? Возможно, ему стыдно за него. Но суть не меняется - они знакомы, - а это значит, что самое худшее ждет

меня впереди!
            Почему это не может быть просто плохим сном?

Я обнимаю себя руками и отхожу в сторону от потенциального врага. Я до сих пор прибываю в шоковом состоянии. Не понимаю, что происходит. Не понимаю, что Харви говорит этому человеку, стоящему в дверях. Я должна уйти. Я должна скрыться из поля его зрения. Его слова до сих пор меня пугают. Мне страшно находиться рядом с ним, несмотря на то, что Харви здесь. Он заступиться за меня. Он не даст меня в обиду.

Я обернулась, чтобы посмотреть, обо что я только что ударилась, и это оказался торшер, находящийся  возле дивана, на котором лежит моя блузка. Я схватила ее и заметила, что дверь уже закрыта, а парни стоят на кухне, всё так же радостно обнимаясь и смеясь над чем-то. Харви не обращает на меня внимания, так же, как и Хантер. Это подозрительно странно. Может ли быть так, что Харви с ним заодно? И он все это подстроил, чтобы Хантер, выйдя на свободу, мог спокойно меня найти? Ох, нет! Этого просто не может быть. Харви любит меня. Да, он не говорил этих слов, но он показал это. Он не такое чудовище, как Хантер. Как вообще они могут быть друзьями? Две противоположности притягиваются? Чушь! Сейчас по Хантеру даже не скажешь, что он способен на подлые вещи.       

Он выглядит по-другому: стал старше, подтянулся в росте, стал шире в плечах. Но он все тот же самый человек. Он  - бесчувственный, жестокий, лживый, не знающий о милости ничего.  Почему Харви не видит этого? Сколько он его знает? Я припоминаю,  он рассказывал, что с лучшим другом знаком с детства. И если Хантер тот самый друг, то неужели Харви не видел, что у этого парня нет сердца?

- Детка, иди к нам, - зовет меня Харви.

Я слегка улыбаюсь ему, а после замечаю ухмылку Хантера, и внутри у меня всё переворачивается.

- Оуу, н-нееетт, - заикаясь, отвечаю я. - Мне нужно собираться,  - сделав глубокий вдох, добавляю я. – Эмм… У меня есть незаконченные дела, - выдумываю на ходу. – Это связано с учёбой.

Харви потрясенно смотрит на меня. Не говоря ничего "другу", он подходит ко мне. Его нежные прикосновения к моему лицу успокаивает меня,  и лишний раз я убеждаюсь в его чувствах. Он гладит меня по щеке и смотрит в глаза, будто там написано всё, что творится у меня внутри.

- В чём дело? - шепчет он.

- Он твой друг? Тот самый, который из Хантсвилла?

Я прикусила губу, борясь со слезами. Почему, черт возьми, из-за этого ублюдка Хантера я должна страдать? Черта с два! Он не сломает меня.

Харви расплывается в улыбке, а после целует меня в лоб.

- Да. Ты не представляешь, насколько я рад увидеть его здесь! - ликует он, не скрывая своего нечеловеческого счастья.

Я понимаю, что Хантер еще один человек, ради которого Харви готов на всё. Но пойдет ли он на то, что сделал его друг?

- Представляю, - без эмоций в голосе говорю я.

- Так куда ты собралась?

- Вы не виделись давно, как я поняла, - мямлю я, запинаясь на каждом слове. Ненавижу это чувство, когда ты смелый и трусливый в одно и то же время.

- Возможно, мы и не виделись давно, - начал Харви, заигрывая со мной. - Но без тебя секунды кажутся вечностью.

Его слова поражают меня до глубины души. Я расплываюсь в улыбке, и забываю про «привет из прошлого». Мы сливаемся в поцелуе. Я кусаю Харви за губу, от чего он ухмыляется, и сильнее притягивает меня к себе, углубляя поцелуй. В его прикосновениях столько любви, нежности. Я растворяюсь в нем. Я хочу его. Я люблю его. Язык Харви проникает внутрь моего рта, когда я обвиваю руками его шею. Руки у него такие крепкие: я помню вены, выступающие на них, когда он, опираясь на ладони, входил  в меня. Но, несмотря на все ласки, я не могу не чувствовать присутствия здесь ещё одного человека – крайне мне неприятного.



Лаура Тонян и Мейра Грэйс

Отредактировано: 25.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться