Нерожденные

Размер шрифта: - +

Нерожденные

           НЕРОЖДЕННЫЕ

 

 

 

Им, настоящим мужчинам,

до конца выполнившим свой Долг.

Нам, и нашим детям:

рожденным и нерожденным.

Посвящаю.

Автор.

 

 

1

 

Ранним утром 27 апреля 1986 года личный состав вертолетного полка, дислоцированного под Каунасом Литовской ССР, был поднят по боевой тревоге. Приказано было взять с собой "тревожные чемоданы", прорезиненные костюмы и противогазы. Через сорок минут десять тяжелых транспортных вертолетов МИ-6, тяжело клюнув носами, поднялись в сереющее утреннее небо. На бортах - восемьдесят человек летного и технического состава. Курс - Украина, военный аэродром под Черниговом. Это были не учения - все офицеры это прекрасно понимали, хотя реальная боевая задача до личного состава полка доведена не была.

Капитан Николай Рогожин, второй пилот борта 058, изредка поглядывал на своего командира - майора Анисимова, молча и сосредоточенно управляющего полетом вертолета. Они с майором понимали друг друга с полуслова, с полувзгляда - ведь вместе они провели сотни боевых вылетов в Афганистане, падали, выбирались к своим, но остались живы.

Майор молчал. Его плотно сжатые губы и недовольное сопение, говорили о том, что командир очень напряжен и встревожен.

- Семеныч! - спросил Рогожин майора. - Что за переброска такая? Просто учения?

- Не знаю пока. Сядем в Чернигове - тогда и узнаем. Думаю, что-то серьезное.

Дальше летели, молча, час, другой.

Пролетая над Белоруссией, Рогожин обернулся к штурману:

- Петрович! Мы над Гомелем пролетать будем?

- Нет. Пройдем в 80 километрах к западу, а что?

- Светлана моя, жена, в Гомеле сейчас. Отец ее на операцию попал.

- А - а! А пацан твой, Пашка, с кем остался сейчас?

- Мама моя приехала, пока Светланы не будет.

- Понятно. А ты что, хотел сверху глянуть на Гомель?

- Ясное дело. Я там даже бывал пару раз в гостях у тещи с тестем.

- Ну и как?

- О-о-о! Еды было ...! А выпили с тестем сколько!

Тут в разговор вмешался командир:

- А ну, перестали п...ть!

- Есть! - отрапортовали летчики, и недовольно замолчали. Разговор о еде был очень актуален - ведь утром мало кто из офицеров успели позавтракать, поднятые из постелей по тревоге.

К полудню полк прибыл на аэродром назначения. На огромном летном поле уже стояли и постоянно прибывали десятки военных вертолетов, в основном транспортники.

К приземлившимся бортам Каунасского полка сразу подъехали автобусы, забрали прибывших летчиков и техников и перевезли их расположенный неподалеку пансионат завода "Химволокно". Сразу отправили в столовую. Обед был отличный - вкусный и сытный.

- Ребята, а кормят здесь неплохо - пробубнил борттехник 058 - го, Мажейко, уплетая котлету за обе щеки.

- Тебе, Мажейко, вся еда вкусная. Твоя жена держит тебя на диете, чтобы брюхо не наращивал, мы знаем - мрачно сказал штурман Петрович. Офицеры дружно рассмеялись.

После обеда - размещение в пансионате. Всех командиров экипажей вызвали в штаб.

- Э - э - эх, хорошо! Жизнь налаживается! - сладко протянул Рогожин, вытягиваясь на койке в уютной и чистой комнате, выделенной для проживания. И через мгновение он провалился в сладкий сон.

В 17-00 весь личный состав полка собрали на оперативное совещание для постановки боевой задачи и разъяснения ситуации. До офицеров было доведено, что в работе 4 энергоблока на Чернобыльской атомной электростанции возникла нештатная ситуация. В задачу полка входит сброс в поврежденный реактор различных защитных материалов, которые будут загружаться в вертолеты с технологической площадки в окрестностях города Припять.

В районе работ - повышенная радиация, требующая от экипажей неукоснительного соблюдения индивидуальных мер противорадиационной защиты. Службы радиологического контроля уже развернуты и приступили к работе.

Летать придется столько, сколько прикажут. При наборе установленной дозы облучения, экипажи будут меняться, и выводиться к месту прежней дислокации. За дезертирство, отказ от полетов, пьянство, разгильдяйство - под трибунал. Все как на войне.

 

2

 

Полеты начались на следующее утро. Время подлета до Припяти небольшое. Загружались на большой стройплощадке на окраине города. Десятки грузовиков подвозили мешки с песком, гранитной крошкой, бором и свинцом. Солдаты загружали мешки в вертолеты, которые один за одним поднимались в воздух и летели к разрушенному зданию 4 энергоблока атомной станции. Зависали над кратером разрушенного реактора. Ниже 200 метров опускаться было нельзя - радиация превышала все допустимые для жизни показатели. Сбрасывали вниз, в черное месиво разорванных балок и конструкций, груз и возвращались вновь на погрузку. После каждой сброшенной порции груза над реактором поднималось на десятки метров облако черной пыли и гари, похожее на огромный гриб и вертолеты старались как можно быстрее убраться в сторону от него.

В день экипажи совершали по 12 - 15 таких вылетов.

Борт 058 был в воздухе весь световой день. После полетов - дезактивация, помывка, смена одежды, дозиметрический контроль, осмотр врача, ужин и сон. Утром - снова полеты. И так день за днем.

Летать было непросто - под сидушками, и на полу вертолета - свинцовые пластины, есть и пить нельзя - все вокруг в радиационной пыли. К концу четвертых суток полетов к летчикам стала незаметно подкрадываться слабость и быстрая утомляемость. Голос сел, кожа на лице стала красновато - бронзового оттенка.

На пятый день полетов, борт 058, совершая очередной подлет к разрушенному энергоблоку, попал в огромное облако внезапного выброса из разрушенного реактора. Все произошло в считанные секунды. Вертолет стал терять высоту.



Селениум

#1625 в Мистика/Ужасы

В тексте есть: тайны

Отредактировано: 03.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться