Нетореными тропами 1. Страждущий веры

Размер шрифта: - +

Глава 9. Взрослые игры

1526 г. от заселения Мидгарда, охотничий домик Гедокшимска, Кундия

К вечеру мне позволили встать и поужинать вместе с парнями. Легли спать поздно. Я только сомкнула глаза, как наступил рассвет и за окном запели соловьи. Им вторили другие лесные птицы — я не особо прислушивалась, да и названий их припомнить не могла. Послышались отрывистые шаги. Я притворилась спящей. Это был Вейас. Я узнала его по едва уловимому шлейфу эмоций: грусти, томления и чего-то тлеющего, названия чему я не припоминала, как и названий тех птиц за окном. Брат убрал волосы с моего лба и поцеловал, шепча что-то неразборчивое. По лестнице уже спускался Петрас. Вейас воровато оглянулся и выскользнул за дверь в коридор — я наблюдала сквозь приоткрытые веки.

— Не спишь? — кузен занял место моего брата у кровати. — Я приготовил для тебя три подарка. Ты ведь любишь подарки? Никак не мог их вручить — всё наедине побыть не получалось.

Он выразительно глянул на дверь, намекая на Вейаса. Мне брат не мешал ни капельки! Но я промолчала, не желая и дальше накалять отношения.

— Первый хочу вручить тебе сам сейчас, — Петрас достал из-за пазухи массивный серебряный кулон на кожаном шнурке и надел мне на шею. — Амулет из Кишно — большая редкость. С ним ищейки не догадаются, кто ты, даже когда будут смотреть тебе в глаза.

От удивления я распахнула рот и принялась рассматривать украшение. Три защитные руны, заключённые в круглую оправу с небольшими лучиками. Пальцы покалывало, когда я касалась отполированной поверхности. Такие мощные вещицы стоили целое состояние!

С удовлетворённой улыбкой наблюдая за моим лицом, Петрас протянул мне небольшой твёрдый свёрток.

— Второй откроешь, когда мы уйдём. А этот, — последний свёрток оказался большим и мягким, — прибереги до праздника.

— Праздника? — я подалась вперёд.

— В честь вступления твоего брата в орден, — подсказал Петрас, лукаво ухмыляясь.

— Вы ведь не на охоту? Ты же обещал взять меня с собой! — переполошилась я и подскочила.

— Нет, охота завтра. Сегодня мы только место подготовим, — Петрас легонько подтолкнул меня обратно на кровать. — Отдыхай. Если я что обещал — значит, сделаю.

Он обнял меня и поцеловал в губы, быстро и коротко — я даже отреагировать не успела, и ушёл в коридор, не оборачиваясь. Я таращилась ему вслед. Когда шорохи стихли и громко скрипнула дверь на улицу, я встряхнула головой, приходя в себя. Задумчиво провела пальцами по губам. Что ж, это было совсем не так ужасно, как с Йорденом. Или я себя успокаиваю? Поскорее бы закончилась охота, и мы с Вейасом смогли уехать.

Чтобы отвлечься, я развернула подарок поменьше — большой ведь велено было сохранить до «праздника». Да, я послушная и вовсе не любопытная, вот ни капельки. Да тут и гадать не нужно — там платье. Похоже, Петрас решил вырядить меня в красотку. Надеется, что так я стану благосклоннее? Вот уж вряд ли.

В маленьком свёртке оказалась книга с чистыми страницами. Надо же, дневник! Как у настоящих путешественников-первооткрывателей, куда они записывали всё новое и волнующее, что встречалось им на пути. И я тоже буду. А кто-то через много лет прочтёт и удивится, какой насыщенной и необычной была моя жизнь.

Я выпросила у Юле пузырёк с чернилами, гусиное перо и песок для сушки. Просидела с дневником до обеда, записывая всё, что приходило в голову: мысли о доме, отце, детские воспоминания, сомнения и страхи. Быть может, эти записи помогут какому-нибудь моему потомку, юной, заплутавшей на нетореных тропах девушке, которая тоже не будет знать, что делать с непрошенными чувствами окружающих её мужчин. Вряд ли у меня будут дети, а вот Вейас вполне может оставить после себя наследников. Я завещаю этот дневник кому-нибудь из них.

О, брат мой, Ветер, какие же глупые мысли! Но Петраса стоит поблагодарить — вот уж угодил так угодил с подарком.

Парни вернулись к ужину. Вместе мы смеялись и обсуждали планы на завтра. Спать на этот раз легли пораньше. За час до рассвета уже поседлали лошадей и выехали по едва заметной стежке, ведущей в глухую чащобу. Петрас тащил за собой на привязи белую овцу в кроваво-алой попоне, обкуренной благовониями. Следом бежала свора лохматых серых волкодавов с массивными челюстями на устрашающих косматых мордах. Свирепые звери. Не хотела бы попасть к таким в немилость. Петрас хвастался, что звероусты из младших чинов ордена надрессировали их за версту чуять демонов и самостоятельно идти по следу. Они должны будут поднять варгов из логова и выгнать на открытое место, чтобы те смогли почуять приманку. Посмотрим, насколько псы умны на самом деле.

Парни нашли логово варгов в тот день, когда вешали единоверцев, но сунуться не решились. Вчера они изучали место, расставляли капканы, искали надёжные укрытия, откуда бы дичь не смогла их почуять. Сейчас нужно было только спрятаться и подождать.

Мы навязали лошадей пастись на небольшой лужайке, оставив их на попечении нескольких крупных собак, и, спустив волкодавов с поводков, отправились в чащу вместе с овцой. Она вздрагивала от любых шорохов, будто догадывалась о своей участи. Возле небольшого прудика мы обмазались тиной, чтобы хоть немного отбить запах. Воняло от нас изрядно, но я всё равно сомневалась, что демонов это проведёт, впрочем, свои опасения вслух не высказывала. А ну как парни решат, что я трушу, и отправят домой?

К рассвету мы дошли до большой поляны, где располагалась засада. Расставленные по кругу волчьи капканы посверкивали острыми зубьями в редких солнечных лучах. В центре, под каркасом из тонких жердей, укрытых еловыми лапками, дёрном и мхом, пряталась большая яма с кольями. На двух толстых вековых дубах на противоположных краях поляны висели клетки из жердей потолще и попрочней.



Светлана Гольшанская

Отредактировано: 17.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться