Netriders (жизнь и Любовь в Сетевую Эпоху)

Размер шрифта: - +

Глава 3. Слова и цифры

Устав мысленно метаться, я заснул. Проснулся от скрипа двери и шагов. Вся процедура выполнялась молча и по сравнению с прошлым разом – в обратном порядке: сняли мешок с головы, вывели из подвала, развязали руки и посадили в кар с двумя вооруженными громилами. (Я видел и дом, и окрестности, и людей, так что мешок на голове выполнял функцию психологического дискомфорта, и мои тюремщики не старались скрыть от меня местоположение.)

Меня привезли в многоэтажный дом в районе массовой застройки в Нижнем Городе. Старший был мужчиной средних лет, худощав и невысокого роста.

– Будешь получать пять сотен в день, – говорил он, ведя меня по коридору. – Деньжищи огромные, – откомментировал он, чтобы удостовериться, что я это осознаю. – На руки полтинник, остальное в погашение задолженности.

– Щедро, – саркастически отметил я.

– Знаю, – ответил он.

– Только я таким образом буду больше десяти лет долг отрабатывать! – прикинул я на вскидку и возмутился.

– Не мои проблемы.

(Действительно! Зато мои!)

Здесь предстоит отрабатывать долг и жить, пока не отработаю. Рабочая неделя была без выходных. Опоздание или неявка на рабочее место штрафовались двойным дневным заработком. Мне выделили комнату для жилья: два на три метра, узкая кровать, маленький стол и стул к нему. Душ и туалет в конце блока, столовая внизу здания, трехразовое питание строго по расписанию. Выходить из здания было запрещено. Чтобы разнообразить рацион и изъять карманные деньги, в коридорах стояли автоматы с напитками и сладостями. Рядом со столовой внизу был бар, а на втором этаже небольшой геймодром, которые уж точно были способны изъять все лишние финансы на руках.

Мой рабочий кабинет был на третьем этаже. У стены стоял огромный стол с большим монитором и двумя маленькими. Единственным обитателем этого кабинета и пользователем всей техники (здесь был еще мощный комп и сенсорные панели) был я, а моей задачей было заставить дроны отвернуться от провозимого через границу Города груза.

Сеть воображаемым куполом накрывает Город. Для нас весь мир – это Сеть, и Сеть – это и есть весь мир. Но каким бы ни был огромным этот мир, он все равно имел границы. Система распространилась так далеко, на сколько хватило ее мощности, и это стало Городом, а все, что оказалось вне этих границ, стало каунти. И если каунти еще могло худо-бедно прожить без Города (правда, скорее всего очень худо и крайне бедно), то Город без каунти – совсем навряд ли. Жители каунти (которых для простоты тоже звали «каунти») пахали, сеяли, сажали, выкапывали, выращивали и разводили скот – в общем, поставляли продукты питания. Город их перерабатывал в разнообразные виды и формы пищи, упаковывал и потреблял, возвращая назад лишь малую часть (каунти предпочитали брать заводскими изделиями).

В связи с такой зависимостью друг от друга пересечение границы было условно «безвизовым», но это не означало, что границы были открытыми. Пропуском являлся чип, который имплантировался всем жителям Города с рождения, а чтобы его получить каунти, необходимо было подать заявление и обосновать необходимость (например, частые рабочие визиты в Город). И в этой границе не было лазеек. Чип, пересекая зону сигнала, отключался от Сети, если покидал Город, или автоматически распознавался Сетью, попадая в пределы Города. Никакие «глушилки» здесь не помогали: если объект пересекал границу и его невозможно было идентифицировать, то он уничтожался. (Все оправдывалось требованиями безопасности жителей.) Кроме укрепленных постов и шлагбаумов на всех дорогах, охрану границы несли летучие отряды спецназа полиции и летающие дроны. Эти дроны обладали полностью автоматическим управлением, человек обычно вмешивался только при поступлении запроса на уничтожение объекта. Если ответ не приходил в течение десяти секунд, то бот производил ликвидацию. (Подробную информацию о дронах я узнал в связи со своей новой работой.)

Система знает почти все, Система может почти все, но в зоне этой разницы, установленной этим «почти», можно обходить Систему. В данной работе я посылал сигналы о фантомных целях, которые передавались дронам, что и уводило их от того места, где сопровождаемый мной грузовик или караван пересекал границу. Проблемы с постами и летучими отрядами, видимо, лежали на других работниках.

В первый день я убирал дроны на северной границе и сделал это для четырех проходов. На второй день я разобрался со взломом доступа к этому летающему боту и его управлением и просто самостоятельно стал уводить его в сторону в нужный момент. Это умение экономило мне кучу времени и внесло некоторые корректировки в мой первоначальный план.

 

На третий день работы, имея реально в кармане два полтинника и виртуально девять сотен, отданных в счет долга, я подсчитал, что такими темпами буду отдавать долг еще четыре тысячи четыреста сорок три дня, или двенадцать лет и два месяца. А если я перечислю имевшиеся в моем распоряжении двести тысяч, то мне еще предстоит три тысячи девятьсот девяносто восемь дней, или десять лет и одиннадцать с половиной месяцев, пребывания в этом исправительном заведении. После таких невеселых раздумий я запросил встречу с Йеном Краучем – тем пожилым Боссом, который сюда меня и отправил.

Через два дня за мной прислали.



Эдуард Шульц

Отредактировано: 28.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги