Netriders (жизнь и Любовь в Сетевую Эпоху)

Размер шрифта: - +

Глава 7. Что день грядущий нам готовит?

Когда я проснулся, под головой у меня была подушка, а надо мной простиралось глубокое небо, расплескавшееся всеми оттенками синей краски на потолке. На мне съежилось покрывало, а рядом на полу стояла бутылка с водой. Я приподнялся, снял крышку и присосался к бутылке. Затем переместил тело в сидячее положение и оглядел комнату.

Накрытый одеялом Свен на кровати походил на холм, за которым начиналась зеленая роща, выполненная на холсте стены. Всю эту композицию освещало утреннее солнце из огромного окна. Стена, у которой я устроился, шумела морем, стена напротив была заставлена шкафом, тумбами и полками, и здесь рисунки пробивались в промежутках этой мебельной конструкции (лица, символы, абрис женской фигуры...).

Визора в доме не было. Марат не любил технику и даже наладонником пользовался почти только как телефоном. Из-за закрытых дверей доносились звуки какой-то активности. Я поднялся и вышел в коридор.

Вики сидела на кухне за столом и занималась наладонниками. Справа от нее уже лежало два прибора.

– Доброе утро! – приветствовал я новый день в ее лице.

Это лицо подарило мне улыбку.

– Отоспался?

– Угу. – Я присел напротив.

– Умывайся. Твои щетка, полотенце и свежее нижнее белье в пакете. – Она кивнула на стул у окна, на котором одна на другой лежали две упаковки. – Заказала с утра, – последовало пояснение. – Марат убежал по делам, – отчиталась она и снова вся ушла в свою работу. – Завтрак на разогреве, – донеслось уже из глубин рабочего процесса, и я удалился в ванную.

Лицо начинало заживать: на обеих скулах синяки пожелтели. Еще укол, и за день пройдет, а сегодня можно будет воспользоваться косметикой. Следов на теле уже не было, и оно не испытывало боли. (Нано-боты отрабатывали, пока хватало заряда, затем можно было вводить новые для убыстрения процессов выздоровления.) Прохладная вода принесла бодрость, зубная паста и свежее белье – ощущение чистоты и комфорта.

Что день грядущий нам готовит? «Заказала с утра» означало, что у нее появился новый персонифицированный наладонник, у владельца которого на счету были средства. Теперь станет полегче. Надо отдохнуть, прийти в себя и возвращаться к делам, которые не простят длительного пренебрежения собой.

Когда я снова появился на кухне, справа от Вики лежало уже три наладонника, а очередной испытывал ее пальцы. Я вытащил тарелку со своим завтраком и сел за стол напротив Вики. Она жестами показала, что все в порядке и я ей нисколько не мешаю.

– Ешь давай, – подстегнула она, видя, что я замешкался.

Это были настоящие фермерские продукты, а не е-пища! Жареная картошка и котлетки трепетно ждали своего поглотителя, раздражая зрительные нервы и обоняние. Вкусовые рецепторы быстро подтвердили полное соответствие внешнего вида содержанию.

Считалось, что виртуальный вкус неотличим от реального. Питательная биомасса выдавливалась в любую форму и приобретала необходимые вкусовые оттенки за счет наполнителей, после чего воздействие на нервные окончания через чип довершало изготовление заказанного блюда. Внедрение биомассы, как уверяли старые справочники, позволило решить продовольственную проблему, снизить расходы на дневной рацион за счет низкой себестоимости изготовления, а также в связи с тем, что таким образом удалось сбить цену продуктов из каунти. Думаю, что снижение зависимости от каунти в вопросах поставки продовольствия было изначальной задачей, но попутно Системе удалось решить и проблему доступности. В ресторанах, конечно же, подавали только выращенные продукты. В кафе и питейных заведениях уже предоставлялся выбор из блюд со значком «N» (натур-продукт) или с пометкой «e», которое обыгрывалось как «е-» (что должно было нести подтекст передовых цифровых технологий), «eco» (мол, не уступает высоким эко-стандартам), и то, что все это можно приобрести по экономичной цене, символизировала третья иконка «econ». «Выбирай три е» – звучал рекламный слоган в магазинах, где продукты были разделены по разным полкам или их краям. И большинство населения выбирало три «е». Семьи со средним достатком и выше предпочитали фермерские продукты, а с низким уровнем доходов – вкусовую отформатированную биомассу. Молодежь из всех слоев населения Города (просто с различной частотой), вне зависимости от пристрастий родителей и нотаций, все равно поглощала е-пищу в фастфуде. Приезжающие каунти обязательно пробовали эту городскую диковинку и увозили с собой в качестве сувениров для родственников и соседей. (Интересно, как эта еда выглядела за пределами Сети?) Я сам был частым поглощателем фастфуда, где е-пища занимала больше половины ассортимента, но хотя бы раз в неделю обязательно готовил себе из фермерских продуктов (скопированные рецепты составляли часть архивной информации на моей резервной копии), а на выходные (когда я их себе устраивал) непременно ходил в ресторан. И в такие моменты во мне поселялась уверенность, что я чувствую разницу и что невозможно скопировать и воспроизвести такое удовольствие от еды ни механическими, ни виртуальными способами. Но наступал новый день с его фастфудом, и эти мысли казались мне иллюзорными и ретроградными.

– Как спалось? – спросила с улыбкой Вики, наблюдая за процессом поедания, который лучше всяких слов говорил о том, что приготовила она вкусно, и выражал благодарность за труды. Она дождалась того момента, когда я почти уже съел всю большую тарелку и стал не спеша закидывать кусочки пищи в рот и медленно-медленно пережевывать, чтобы задать вопрос.



Эдуард Шульц

Отредактировано: 28.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги