Netriders (жизнь и Любовь в Сетевую Эпоху)

Размер шрифта: - +

Глава 8. Вся наша жизнь – Игра…

Покинув поздним утром или ранним обедом (кому как) квартиру Марата, я отправился пешком в район, где еще совсем недавно проживал.

Телефонный номер Йена Крауча (того самого мафиозного босса, что наведывался в мою квартиру) я выяснил еще во время операции «Полицейский патруль», и он все еще был у меня на резервной памяти. (Все необходимые мне данные содержались на небольшом носителе, который я ввел себе под кожу под мышкой. Его очень сложно было обнаружить – для этого требовалось не просто полное сканирование тела, а целенаправленный поиск в определенной зоне. Слава Богу, он не пострадал от электрошоковой терапии! Именно отсюда я получил программку, которую использовал во время соревнований на Прометее, а затем атаки на Систему. Было еще два носителя с резервной копией данных на случай утери первого, и я их регулярно синхронизировал. Попытки взломать мой наладонник всегда ведут к уничтожению всей информации, так что такая предосторожность была совсем не лишней.)

– Груз придет от шефа. Джо, – отправил я сообщение Йену Краучу, создав ложные сигналы, чтобы источник нельзя было определить и отследить.

Система контролировала все, так что в подробности я не мог вдаваться, но Босс Йен сложит два плюс два и все поймет, особенно когда груз внезапно объявится, «найденный» шефом полиции. Тогда между полицией и мафией вспыхнет настоящая война, но я мог рассчитывать на списание доброй половины своего долга.

На стене вместо привычной надписи теперь красовалась другая: «Труд сделал из обезьяны человека, лень превратила его в сетевого человека». Никогда не видел работающей обезьяны. В моем воображении разыгрались картинки эволюции: вот обезьяны охотятся на мамонта; вот они стругают лодки и переплывают на них моря и океаны; вот они работают на станках, совершая промышленную революцию; вот они создают электронные девайсы и ботов; и вот они могут отдыхать в барах и на геймодромах. Правда, чтобы так отдыхать, нужны средства, которые можно взять из наследства или пойти заработать. Первое случается значительно реже второго, да к тому же любое наследство быстро проедается, так что все равно придется работать. Вот так лень и стремление к отдыху эксплуатируются для того, чтобы заставить работать. И еще мне пришло в голову, что если сделать из всего этого движущуюся графику, то она неплохо бы смотрелась под надписью в качестве наглядной иллюстрации и привлечения большего внимания.

Бывая на геймодроме, я лишний раз понимал тех, кто заказывал свои необычные миры. Я всегда отмечал, что в отличие от геймодрома в созданных мной мирах персонажи и антураж были более детально прописаны.

Здесь всегда было людно из-за тех, кто стремился обменять свою скучную жизнь на приключения и смысл, или тех, кто бежал от проблем реального мира, пусть и подправленного виртуальной глазурью. Были и те, для кого именно геймодром был жизнью, а то, что за его стенами, – временным неудобством для еды и сна. Этих гейм-торчков несложно было узнать среди остальных: люди-тени с отсутствующим взглядом, но огоньком в глазах, выдающим сумасшедшинку кипучей жизни, которая происходит не здесь, а где-то в иных мирах.

А еще здесь всегда дежурила медицинская бригада. Уходить в полную виртуалку с чипом, который обеспечивал повышенное восприятие, было небезопасно. Нервная система получала вполне болевые ощущения и не всегда могла оклематься после команды «смерть». Часто приходилось откачивать. Особой группой риска были любители острых ощущений, которые добавляли к виртуальным наворотам и повышенной чувствительности различные наркотические средства, как природного происхождения, так и, что было наиболее страшным и опасным, синтетический наркотик (для полного погружения, по их утверждениям).

Виртуалка позволяла расширять границы помещений, создавать нужный ландшафт, персонажей, ощущения. Играющим представлялись иные земли, территории и здания, наполненные людьми, техникой и сказочными созданиями. Наблюдающему виделся человек в небольшом пустом прямоугольном помещении. Стены этих помещений были покрыты тонкими виртуальными панелями, создававшими часть иллюзии, а под потолком висел транслятор, посылающий необходимый сигнал на встроенный чип игрока.

Ближайшим от меня слева был сектор Л (любовь и лирика). Совершить подвиг, убить дракона, освободить принцессу и завоевать ее сердце – вот краткое содержание местных событий. Особей мужского пола здесь почти не было. Юноши предпочитали сектор Три Икса (следующий по ходу движения). Здесь было много драк, войны и секса. Прелюдии и любовная романтика оставались в зале Л.

Мне нужны были технические помещения, разместившиеся на третьем этаже (два этажа были отведены под гейм-зоны). Служебная лестница находилась в конце коридора, и чтобы попасть на нее, требовалось миновать все игровые сектора и открыть служебный же вход снова служебным ключом. Затем на третьем этаже опять встречала дверь с кодированным замком, а потом похожая дверь первая справа. Я был негласным совладельцем этого заведения, так что имел и права, и необходимый доступ, а эта комната, куда я попал, была моим кабинетом.

В комнате вдоль одной стены разместились стеллажи со всяким хламом, а вдоль другой стены вытянулся стол. И все это были декорации, отвлекающие внимание, а главной ценностью здесь был небольшой тайничок в полу у стены, прикрытый тумбой. Убрав в сторону эту тумбу и сдвинув одну из пламентных (смесь пластика с цементом) плиток, я добрался до одного из двух своих резервных дисков с данными и фантомного имитатора, подключенного к проходившему здесь антенному кабелю и рассылающего сигналы о передвижении и пребывании в различных местах запрограммированной личности. Во-первых, я собирался синхронизировать диск на теле с диском из тайника, так как новых данных за последнюю неделю поприбавилось. А во-вторых, необходимо было отключить имитацию перемещений Пола Оста, который продолжал жить для Системы благодаря моему имитатору и тому факту, что я не сменил в нем личность с Пола на Джо.



Эдуард Шульц

Отредактировано: 28.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги