Невеста для Мрака #2

Размер шрифта: - +

Глава 3

Эллоиссент лениво потянулся за сигаретой. Он глубоко затянулся едким дымом.

– Мы можем, наконец, поговорить?

 – Я начинаю думать, что это следовало сделать вместо, а не после, – насмешливо ответила я. – О чём ты хочешь говорить?

– О нас.

 – Что тут обсуждать? Мы неплохо проводим время, когда нечем заняться.

 – Проводим время?..

– Или, точнее будет сказать – проводили? Ты ведь наверняка в курсе последних событий?

Я хотела, чтобы мой голос звучал язвительно, но вышло скорее грустно, чем саркастично.

Он поморщился и, не заботясь об эстетике, выпустил клубы дыма через ноздри. К облаку табачной горечи примешивалась наркотическая сладость. Меня это раздражало. Наркотическая зависимость хуже алкогольной. Не могу понять людей, добровольно соглашающихся на рабскую привычку.

Тонкая кожа на его веках подрагивала. Густые, как у девушки ресницы, гасили лихорадочный блеск глаз.

 Как он был красив! Красив и порочен.

– Знаешь? – задумчиво протянула я, обрисовывая острым ноготком контур его идеальных губ – Я тебя убью. Когда-нибудь...

В затуманенных наркотиками глазах промелькнул огонёк очередной насмешки.

 – Да ну? Правда?

 – Ага.

– Это будет нескоро, – с этими словами он осушил очередной бокал в несколько глотков.

Я согласно кивнула:

– Не скоро. А ещё – заканчивай с дурманом, любовь моя.

Он невесело рассмеялся:

 – Подумать только: кровавый демон, не моргнувший глазом, без угрызения совести, наизнанку выворачивающий чужую душу и тело, вдруг читает мне мораль?

Он не прав. Дело тут не в морали. У меня нет морали как таковой. Просто я презираю слабость, в любом её виде. Как можно сознательно отказываться от контроля над реальностью, отравляя мозг дурно пахнущей гарью?

 Зависимость – это плохо. Алкоголь и наркотики, девочки-мальчики, похоть – это плохо. Это – зависимость, следовательно, слабость.

– Скажи мне, – попросила я, отодвигаясь, – как называется мужчина, согласный поделиться своей женщиной с другим для получения выгоды?

Эллоиссент всё курил, курил. Он и не думал мне отвечать.

 – Что мешает тебе, наплевав на волю дражайшей тетушки, остаться со мной? – снова заговорил я.

 – Долг, – ответили мне после бесконечной, тягостной паузы.

– Долг? О! Двуликие! Долг? Ты не мужчина, ты… – я пыталась подобрать нужное слово, – экономист. Или ты не хочешь меня. Потому что, когда хочешь чего-то по-настоящему – это берёшь. Если бы женщиной был ты, а мужчиной я – я бы женилась на тебе, и сотня тётушек меня бы не остановила. Плевать мне на них.  Пойми, мне немного надо. Маленький домик, окруженный белым садом, зелень небес над головой, дожди по вторникам, а можно и по пятницам, всё равно. Чтобы был очаг, огонь в очаге и знание – рано или поздно ты все равно придешь. Пусть грешный, пусть темный, придешь и будешь мой. А я, пусть тоже не светлый альф, всё равно дождусь тебя, потому что люблю. Но ты ждать не станешь. И сражаться за меня не будешь. Ты меня не любишь.

Над переносицей Элла прорезалась тонкая морщинка:

 – Я не могу сделать то, что ты хочешь. Твой брак с Дик*Кар*Сталом – залог мира между нашими государствами. Пусть хрупкого, непрочного, но мира. Сколько людей нуждаются в этом? Ставки слишком высоки. Что перед тысячью жизней и смертей моя или твоя любовь?

 – Плевать я хотела на чужие ставки в чужих играх! – заорала я, теряя терпение. – Это моя жизнь! Я вам не кукла! Не разменная монета! Я – живой человек!

 – Хватит строить из себя жертву, Одиффэ, – раздражено отбросил он прядь волос с лица.  – Тебе грозят не пытки, не сражения с превосходящим по силе противником. Стать женой короля – это что, так страшно для девчонки из подворотни?

Вот и сказано. Вслух. Без цензуры.  Без прикрас и реверансов.

Я была для них, утонченных Чеаррэ, живущих разумом и презирающих чувства, всего лишь девчонкой из подворотни.  И я должна быть благодарной за всё: за то, что отмыли, накормили, обогрели, нарядили, обучили и так далее. Благодарной и покорной.

Продолжать беседу бессмысленно.

– Не уходи, – сорвался его голос на шепот, – не уходи… так.

 – Какая разница, как, если всё равно нельзя остаться?

В дверях я обернулась, чтобы со всей яростью отверженной женщины произнести:

 – Ты пожалеешь об этом.

 – Уже жалею.

 Нет. Ещё пока нет. Но время придёт. Когда-нибудь. Наверное…

С мучительной, раздирающей болью, разрывающей моё гневливое, горячее и жестокое сердце на части, я постигала простую истину – то, что для женщины сама жизнь, для мужчины лишь сиюминутная прихоть.

Отправив меня далеко-далеко отсюда, Эллоиссент не умрет от горя, он пойдет и утешится в ближайшем борделе. Через пару лет подыщет девочку из хорошей, правильной семьи, с маленьким, контролируемым потенциалом Силы. Слабую, добрую и светлую девочку. Женится на ней. И они будут счастливы вместе. А я? Я останусь ярким воспоминаньем молодости.

Любовь – что это такое? Острое желание быть с тем, кому ты не нужен? Стремление достать луну с неба и зажать её в кулаке, пусть хоть на мгновение? Танец на лезвие ножа? Охота за лунным лучом, утопающим в холодной темноте озёр?

Нет никакой любви. Для меня, абсолютно точно – нет. Воплощенный демон нужен в этом мире постольку, поскольку может помочь захватить и удержать власть, до его чувств никому нет дела. Любовь не для нас. Все предопределено с самого начала. Демоны созданы, чтобы нести в себе разрушение и боль.  Дети Тьмы и счастье не сочетаемы, как вода и пламя.



Екатерина Оленева

Отредактировано: 17.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги